"Янек: история маленького повстанца"


13 1
Понравился этот сторигейм? Поделись им с друзьями!

Вы можете помочь этому сторигейму получить больше внимания!
Представьтесь, пожалуйста, для включения этой опции
Сторигейм будет выделен на 1-ой странице новинок сроком на 1 день, плюс новость об игре в группе ВКонтакте
Уже собрано 0 из необходимых 450
О сторигейме
Автор Скальд  5.1  13
подписаться на новые сторигеймы автора
Краткое описание Это небольшое произведение посвящено трагической теме Варшавского Восстания.
Категории
Жанр: выживание
Сеттинг: война
Последнее обновление Пт Сен 04, 2020 18:55, версия: 1
Размер: Параграфов: 33
Концовок: 2
Саундтрек: Нет
Достижения:
Получи, фашист, гранату!
Получили 10 из 23 сторигеймеров (сложность easy)
Пенициллин
Получили 10 из 23 сторигеймеров (сложность easy)
Ретивый почтальон
Получили 0 из 23 сторигеймеров (сложность impossible)
Польская кровь!
Получили 15 из 23 сторигеймеров (сложность easy)
Активность
Запусков за месяц: 105
Всего: 105
Новых ошибок 5 список

Это небольшое произведение посвящено трагической теме Варшавского Восстания. Независимо от действий читателя, Восстание обречено на провал – история не знает сослагательного наклонения. Но в ваших руках судьба молодого почтальона, Янека Завишака – обычного, но от этого не менее отважного мальчишки.

Авторы: доктор Мацей Сломчинский, Беньямин Тит Мушинский.

Перевёл: Геннадий "Скальд" Логинов.

Примечание:

В своё время именно этот небольшой интерактивный рассказ положил начало Ренессанса Книг-игр в Польше, – после того как Беньямин Тит Мушинский разместил прозведение на «Амазон» и оно было скачано свыше 10 000 раз.

В дальнейшем оно получило широкую поддержку общественности (включая научные круги), было рекомендовано школам и ВУЗам в качестве образовательного (а не развлекательного) материала, призванного способствовать развитию морально-нравственных качеств и патриотических чувств у польской молодёжи.

По совместительству, это же было и первое интерактивное произведение Беньямина Мушинского, и хотя в настоящий момент у самого плодотворного автора польского сообщества написано огромное количество книг-игр куда большего объёма, с куда более сильной художественной частью, «Янек: история маленького повстанца» по-прежнему вызывает немалый интерес.

И помните: вы можете позволить себе роскошь начать всё сначала, однако у многих безымянных героев и героинь, сгинувших на полях сражений, его не было.

– однако, правильно сказано. Пасибо. Интересная книгра

Последний из Гаяр,всегда пожалуйста! Я сейчас отправлю ссылку на сторигейм польскому автору, думаю, ему будет приятно почитать отзывы)

"Таким образом, вы были повышены" – понимаю что фраза правильная, но то ли с непривычки, то ли из-за шуток подсознания, с минуту пытался понять за что героя повесили и почему его всё ещё ждут некие приключения... Но в целом, как ни странно очень выдержанная и умиротворяющая вещь. убегаю...

ms.test2914,на тему казусных недопониманий: однажды в России работал дальнобойщиком один прибалт с характерным акцентом, перевозил он как-то чугунные трубы на завод. Останавливает его гаишник, и интересуется:

– Что в фуре? – Труппы... – В смысле?! В гробах?! – Та нетт, нафаллом!

____

Книга писалась с расчётом на то, что пусть не все, но многие её читатели будут примерно того же возраста, что и Янек Завишак в период описываемых событий. Соответственно, какие-то вещи переданы достаточно серьёзно и даже мрачно, но в то же время и без каких-то откровенных перегибов в беспросветный кошмар.

А Янек в игре поет "Еще польска не сгинела!..." Если нет, то эту игру не поляк написал, а польский еврей :-)

Очень интересно читать такие произведения. Насколько я далёк от всей этой военной темы и в частности истории Польши, многие решения давались тяжело. Постоянно присутствует сложный моральный выбор. Выполняешь важное задание, н тут появляется ещё более важное задание. Здорово, что в рассказе можно решить все проблемы одним махом, но понимаешь, что на самом деле выбирая что-то одно – теряешь что-то другое.

Сергей Морозов,да, это их излюбленный ход: постоянно ставить читателя перед дилеммой, чтобы одни цели, задачи, убеждения и принципы героя вставали в конфликт с другими его же целями, задачами, убеждениями и принципами.

Вот всё бы тут хорошо, но история с евреем напрягла. Как это достойный разведчик соврал, а еврей сказал правду? Как-то неправдобно очень

Добавил через 54 секунд:

Я понимаю, что это Вторая Мировая и прочее. Но это же писал поляк?

Последний из Гаяр, быть может, это попытка перевернуть стереотипы.

Последний из Гаяр,он не соврал, а просто перепутал – назвал старый адрес, а тот был в курсе о передислоцировании в новый. Во время Варшавского Восстания на стороне Польши действовало отдельное еврейское подразделение, также британцы польского происхождения, много кто.

theCheetah, может быть, но таки зачем. Теряется погружение. Вот как-то читаешь историческое произведение и на миг перемещаешься в сказку. С добрыми евреями и другими фантастическими существами...

Миниатюрная книга-игра "Янек: история маленького повстанца" повествует о военном времени, которое далось всем без исключения невероятно тяжёлой горькой долей. Речь идёт о Варшавском восстании августа-октября 1944 года, ставшем очередной трагической страницей войны, а для Польши – едва ли не самой жестокой, кровопролитной и памятной.
Эта скромная история, умещённая в 32 параграфа, как бы на короткое время погружает читателя в свой мир. В такой объём сложно уместить какое-либо повествование о сути восстания, об исторических событиях, деятелях и т.д. Это просто отрывок, который показывает действительность глазами одного паренька, – в красках, картинах и эмоциях, в каких это, наверное, свойственно воспринимать в таком возрасте.
Здесь нет вступления или пролога – только слова автора, которые самым немногословным образом готовят и наставляют к прочтению. Первым же параграфом идёт описание неизвестно какого по счёту дня работы мальчишки, разносящего письма. Не сразу читателю становится ясно, где он, какое время и день, кто люди вокруг, что происходит, – он вынужден мгновенно, без раскачки, погрузиться в книгу-игру. Это отражает сущность обстановки, ведь в каждый момент времени любому участнику как всей войны в целом, так и Варшавского восстания в частности приходилось принимать важнейшие решения, не тратя время на бесполезные отхождения, размышления и разговоры.
Попутно читатель вводится в курс дела. Восстание идёт уже несколько дней. Отряды партизан, подразделения Армии Крайовой и другие образования добровольцев... Отделение почты, уничтоженное взрывами, старый штаб армии, промежуточный, ещё один... Улица Варецкая, Свентокшиская, Мокотовская, Пия Одиннадцатого... Раскрошившаяся стена здания, проломленная крыша, заваленный обломками переулок, колодец в глухом двору, каменная мостовая, земляная воронка, затхлое убежище, зияющий провал... Треск автоматной очереди, грохот артиллерийских залпов, страшащий стук пулемёта, разрывы бомб и снарядов, вздымающая стена пыли, пепла, камней и песка и нестерпимая угрожающая тишина...
Янек Завишак. Сколько ему лет? Неизвестно, можно лишь предположить, что около 14-16. Он уже наслышан о войне, знает расположение улиц, партизанских отрядов, знаком с товарищами, способен действовать в условиях близкой опасности. На нём, как и на многих других, лежит своя ответственность – он разносит письма людям, укрывшимся по разным уголкам и убежищам города. Его задача – исполнять свой долг, принося радость, надежду или, если не повезёт, горе каждому адресату.
Тяжело раненный боец, обессиленно прислонившийся к стене, иссякший запас воды, чья-то сумка, зашифрованные послания штабу армии, письмо деду от любимой внучки. Что выбрать: свой долг, установленный начальством, долг вышестоящего начальства, долг честного и сострадающего человека или собственную сохранность? Перед пареньком постоянно появляется выбор: попытаться спасти солдата или доставить письмо, идти по прежнему адресу или доставить более важное послание, верить неопытному, но хорошо знакомому другу, или бывалому вояке, помочь привлекательной девчонке или спешить в штаб польской армии?
Это непросто: делать подобные морально-психологические выборы, на что и рассчитывали авторы. Однако чувство достоинства, чести, взаимопомощи, долга и благородства всегда подскажет наиболее верный вариант. Боец поблагодарит за глоток воды, встреченный почтальон тепло улыбнётся, товарищи с радостью помогут, девушка чмокнет в щёку, командир от души похвалит и пообещает военную карьеру, а враг не получит жизнь героя. Однако в любом случае что-то останется за бортом, ведь невозможно быть во всех требуемых местах сразу, невозможно предвидеть события и перевернуть ход истории.
К сожалению, итоги Варшавского восстания так и останутся прежними, и ничто не в силах их изменить. Многие польские и еврейские партизаны, солдаты, простые почтальоны, санитарки и старики погибнут. В этой маленькой книге-игре от читателя не зависит, как это часто бывает, судьба войны, королевской миссии, экспедиции или полёта, не зависят жизни многих простолюдинов или ключевой эпизод в борьбе за свободу. Ему важно только оставаться собой, как важно оставаться собой и Янеку. Сердце, честь, мужество и многие другие качества не должны покидать человека даже в суровое военное время при неминуемой угрозе жизни. Если читатель будет верен своим принципам, если будет честен, то судьба героя зависит только от него. Ему стоит опираться на сделанные выборы, с чувством переживать описываемое и пытаться поставить себя на место действующего лица. Как говорят многие пословицы, в трудностях и невзгодах открывается истинная сущность человека. И авторы совершенно правы, напоминая о том, что читателю предоставляется возможность начать заново и принять новые судьбоносные для парня решения, в то время как у многих героев и героинь этой возможности не было.
Произведение получило широкую огласку, было издано разными способами и тиражами и вошло в список литературы к изучению в ВУЗах Польши. Оно не затрагивает спорные эпизоды эпохи, не рисует всех ужасов разыгравшейся трагедии, оно наглядно показывает, как день войны ощущается плечами одного человека, как тяжесть событий и моральных выборов может повлиять на него.
Ориентированная на определённую возрастную аудиторию, книга-игра может также распространяться в любых кругах. Точно не уверен, способна ли она поднять личностное и гражданское самосознание молодёжи в нашей стране, но всерьёз задуматься над происходящим, особенно в процессе детального разбора, произведение заставляет. Незамысловатый стиль, отсутствие сильно разветвлённых выборов, значимая тематика и проблематика, малый объём и время прохождения способствуют универсальности.
Спасибо Мацею Сломчинскому и Беньямину Мушинскому за предоставленную нашему сообществу книгу-игру, спасибо Скальду, выполнившему перевод. Надеюсь, это не последнее произведение, которое мы сможем увидеть из рук польского коллектива.

Единственное замечание: мне кажется, тег "история" больше подходит, чем "выживание", учитывая основной посыл и затронутые темы книги-игры.

Интересно, этот пост выше, он позднее сам превратится в отзыв или в рецензию?

ms.test2914, это к Джуманджи. Но, думаю, и как рецензия вышло бы неплохо.

Я – за.

Мушинский сегодня поблагодарил, расскажет о переводе польским фанатам. Вообще, что характерно, в среднем многие польские книги-игры достаточно небольшого объёма – т.е. не полновесные большие талмуды, к которым привыкли, а что-то формата журнала или даже тетрадки: самая маленькая игра из тех, что я видел, была всего 27 параграфов, были и 32, и прочие маленькие книги, средние – это уже 150-300+, хотя встречаются отдельно взятые книги и на 700, и на 1000 параграфов, но просто в среднем они сравнительно небольшие (при этом параграфы у них зачастую большие и достаточно художественные, не чисто технические, пусть даже книги с экспериментальной механикой и встречаются) – и это не мешает им быть востребованными: распространяются и в печатном виде, и виде мобильных приложений, и в виде электронных книг на "Амазон".

Поправьте, если ошибаюсь, но нет ли тут эффекта Ведьмака. Скажем иначе, нет ли тут эффекта который описан в первых главах Разрушителей кораблей, когда люди стремятся быть ближе к удаче главного героя? А дальше как у одной зеленокожий фракции в вахе, они в это верят, поэтому их корабли летают ))

ms.test2914,нет, откровенно говоря сейчас в Польше существует огромное количество самобытных писателей в различных направлениях, их активно издают у себя на родине и с успехом переводят на другие языки, но при этом мало кого переводили на русский, да и вообще не особенно издавали на постсоветском пространстве. Есть целые саги (например, очень много весьма так самобытного тёмного фэнтези), но, впрочем, это характерно не только для поляков – скажем, есть те же азиатские писатели, которых как-то никто не спешит издавать в России, хотя в Европе, США и странах Азии они котируются (ну, издадут время от времени какого-нибудь японо-британского Кадзуо Исигуро, что-то краем уха услышат про Лао Шэ и т.д., но, как известно, – "Таити-Таити... Не были мы ни на каком Таити, нас и здесь неплохо кормят...". В Польше сейчас Сапковскому рьяно пытаются подражать многие молодые начинающие авторы, в то время как другие востребованные местные авторы комментируют это достаточно иронически: дескать, любой успешный проект неизбежно порождает волну подражателей, но просто тот или иной успех всегда есть результат совокупности многих факторов, во многом зависящих не только от самого автора, потому невозможно повторить шаг в шаг путь Сапковского, да и он сам, свались он только сейчас с Луны и начни писать то же самое убойными темпами – не факт, что пришёл бы к тому же самому результату; нужно создавать что-то своё, пусть и неизбежно считаясь с реалиями.

При этом есть и другой любопытный момент. Скажем, вот для наглядности, взять отечественный кинематограф (не только российский, в Германии, например, такого тоже хватает, да и в других странах, но просто так будет проще представить) – существуют фильмы, которые проваливаются в кассовом прокате, но их всё равно продолжают упорно выпускать, снимать вторую, третью, четвёртую и прочие части, когда рядовой зритель разводит руками и не понимает, на что надеется режиссёр и зачем с таким упорством городят огород при отсутствии видимого спроса.

На деле же подобного рода проекты ориентированы не на конечного потребителя в лице кинозрителя (зрителей в театре, читателя и так далее по аналогии), а на столпы индустрии, отдельно взятых спонсоров и, например, чиновников из Министерства Культуры, которым необходимо производить распил и откат (по примеру того, как в каком-нибудь дорожном управлении распиливают бюджет на строительство дорог). Официально те или иные средства выделяются, скажем, на "поддержание высокого чего-то там", в рамках некоммерческого проекта (некоммерческого не в том смысле, что в нём вообще не задействованы деньги и пашут энтузиасты, а в том плане, что официально конечной целью такого проекта не ставится извлечение прибыли, но обозначены иные целевые задачи). Соответственно, кассовые сборы в данном случае не являются существенным фактором – чиновник пишет, что выделил средства, три рубля себе в карман – один непосредственным исполнителям, те, в свою очередь, ваяют халтурку и распределяют полученные средства, плюс соответствующие журналисты пишут развёрнутые статьи о том, какие хорошие и нужные вещи они создали, несмотря на то, что все плюются и ругаются – "дикари-с". Разумеется, речь не обо всех фильмах, не обо всех режиссёрах и не обо всех чиновниках, но такого рода ситуации периодически возникают в разных странах мира, ну и не только в кинематографе.

Здесь же как: Мушинский, с одной стороны, идеалист, готовый заниматься искусством ради искусства, экспериментами ради экспериментов, а также ради донесения до людей своих взглядов, мыслей и убеждений, а с другой стороны, – видя, что тот или иной проект может принести и практическую пользу, он не видит ничего плохого в том, чтобы ухватиться за возможность, и умеет грамотно всё организовать и реализовать. Потому есть книги, распространяемые в рамках благотворительных проектов и на безвозмездном основании (в том числе – печатные), а есть те, которые успешно монетизированы.

Чистой воды субъективизм, но среди прочего нахожу подтверждения своего тезиса. Ну да. Для себя, родного, я почти всегда прав )

ms.test2914, просто тут пересекается целый ряд факторов. В

своё время книги-игры ориентировались именно на игроков, а не читателей, с появлением ранних компьютерных игр они ещё где-то как-то худо-бедно оставались на плаву, т.к. и качество компьютерных игр было не ахти, и по стоимости они были доступны не всем, в то время как чисто текстовая игра не требовала навыков программиста от автора (в узком смысле), не требовала наличия приставки или ПК для читателя, ну и стоила гроши.

В дальнейшем же сформировались целые индустрии альтернативных, доступных и недорогих развлечений – тут тебе и графически навороченные компьютерные игры, доступные в один клик, и напичканные спецэффектами фильмы, и социальные сети, и прочая.

Соответственно, если брать именно игроков – те в подавляющей массе либо засядут за компьютерные игры, либо, в случае более специфических наклонностей, предпочтут ролевые игры с товарищами и живым общением, либо настолки.

В то же время книжный рынок ориентирован на читателей: тут и люди, ожидающие от книги художественных достоинств, сюжета, чувств и эмоций, и авторы, которым по многим причинам перспективнее работать в таком направлении.

Да, как показывает опыт ряда зарубежных авторов, организаций и сообществ, интерактивную литературу возможно монетизировать и в формате традиционных книг, и в формате электронных книг, и в формате мобильных приложений, но всё упирается в конкретно взятые предпосылки, которые могут существовать в одной стране и отсутствовать в другой.

Именно поэтому в одних случаях говорить "эй, вот у них это работает вот так, потому точно так же будет и у нас" неуместно, а в других – более-менее возможно.

Скажем, книжный рынок стран Запада отличается даже в пределах западных стран (одна специфика в США, другая в Великобритании, третья в Германии и т.д.), не говоря уже про отличия от стран Азии и Восточной Европы.

И в этом плане примеры одних стран не подходят для постсоветского пространства в принципе, других – подходят отчасти, а третьи – реализуемы, но здесь помимо практического интереса необходима идейная мотивация (т.е. люди должны быть нацелены на то, чтобы им было важно воплотить в жизнь те или иные задумки в принципе, потому как если задаться целью именно заработать – есть масса куда более простых, доступных, стабильных и прибыльных способов).

Миниатюрная игра-картинка: эпизод жизни маленького человека на большой войне. Написано простым языком, механика элементарная (CYOA) – игрочитается легко и сравнительно интересно. Нет натужного пафоса, и даже небольшой романтический эпизод подан маленькой искоркой на фоне серых шинельно-кирпичных будней. По-моему, такой стиль придает больше достоверности – тогдашние поколения примерно так и писали бы, как мне кажется.
Очень реалистично, на мой штатский взгляд, показана неразбериха военного времени. Здание почты, еще недавно нормально функционировавшее, оказывается под обстрелом и туда уже не пройти. Штаб Армии Крайовой тоже попадает под бомбежку и то и дело меняет местонахождение (в игре описано три последовательных адреса) – так, что даже свои же разведчики путаются.
Глаз зацепился за небольшую неточность: в одном из параграфов слово «сумка» (почтовая сумка нашего героя) заменено словом «папка», а потом опять говорится «сумка». Почему?

GreyRaven, специфика: посыльным выдавались плоские сумки для бумаг, которые также называли и "папками".

Скальд, видимо речь о "(офицерский) планшет", но это специфический термин.
Книги для лёгкого чтения на исторические и вообще на познавательные темы читать интересней, чем сказки. Это я к тому, если вы ещё не знаете, какую книгу будете переводить следующей)

Сергей Морозов,да вот сейчас как раз перебираю заготовленную подборку, спасибо)

Представьтесь, пожалуйста, для добавления комментариев