Джонатан Ричардз, "Ужас в темноте"


Ср Сен 11, 2019 23:08
Златолюб
39  12  Властелин строк

Ужас в темноте (Terror in the Dark)
Джонатан Ричардз (Johnathan M. Richards)

Меня зовут Анна. Я снова совсем одна в своей спальне. Я провожу тут большую часть времени, лежа в постели и размышляя. Мне хотелось бы, чтобы я, как другие дети, могла вставать и гулять, но папа сказал, что я должна оставаться в кровати. Моя лихорадка снова разыгралась. Он так волнуется.
Мне бы хотелось снова навестить кого-нибудь, но я не уверенна, как именно это делается. Это просто происходит. Я на самом деле не могу контролировать, как или когда это происходит, но мне хочется, чтобы это произошло сейчас. Иногда тут становится так одиноко.
Папа вообще не верит, что я навещаю кого-то. Не верит и доктор, приходящий посмотреть на меня. Я как-то слышала, как они об этом разговаривали, когда думали, что я сплю, и они говорили слова вроде «лихорадочный сон» и «делириум». Кроме того, папа этого не знает, но я однажды навещала его, поэтому знаю, что он в действительности думает.
Он переживает за меня. Ужасно сильно. Он боится, что я умру, как мама, и тогда он будет совсем один.
Мне жалко папу. Он так много времени погружен в такую сильную печаль, и он прилагает так много усилий, чтобы выглядеть храбрым передо мной. Мне жаль, что я не могу сказать ему, что знаю точно, что он чувствует. Я имею в виду, сказать ему, и чтобы он по-настоящему мне поверил, потому что это правда. Я действительно знаю, я была прямо там в его голове, и я знаю, как он ужасно печален. Но он подумает, что я просто пытаюсь его утешить, и он думает, что это его работа – утешать меня. И я не могу рассказать ему, как навещала его, потому что он в это не верит.
Но это правда.
Я навещала много разных людей. Кого-то из них, вроде миссис Чандлер в деревне, я знаю. Я навестила ее, когда она помогала родиться теленку. А кого-то я даже не знаю, вроде того раза, когда я навестила маленького мальчика, живущего далеко и в холоде. У него был дом, сделанный изо льда! И хоть он был даже младше меня, его отец уже сделал ему его собственное копье, и он учился охотиться!
Однажды я даже навестила монстра.

У меня до сих пор по коже бегут мурашки, когда я думаю об этом, даже хотя это было много месяцев назад. Я больше никогда его не навещала. Но я думаю о нем, и иногда мне из-за этого снятся кошмары.
Все началось, как оно всегда бывает. Я лежала в кровати, с лихорадкой, и я частью спала, а частью нет. Это примерно как, когда спишь, но одновременно и не спишь, и знаешь, что это не сон. Трудно объяснить. Я лежала в кровати, и я плавала по комнате, глядя вниз на мое тело в кровати, и я знала, что сейчас отправлюсь в гости.
Я не знала, кого мне предстоит навестить, потому что я никогда этого не знаю. Также я никогда не знаю, куда я отправляюсь. Даже когда я возвращаюсь из гостей, я никогда точно не знаю, где только что была. Как с тем маленьким мальчиком, жившем в холодном месте. Я все еще помню его, и как выглядело место, где он жил, но не имею ни малейшего представления, где это, в какую сторону отсюда, вообще ничего. То же самое было, и когда я навестила монстра. Я не знаю, куда я отправилась навестить его, или как далеко он находился от меня, потому что это почти как будто совсем не занимает времени попасть туда, куда я отправляюсь в гости. Просто вжух, и я там.
Обычно, когда я прибываю, я вижу прямо глазами того, кого навещаю, и могу «слышать», что он думает. Но когда я навестила монстра, было не так.
Прежде всего, это было очень обескураживающе. Это было совсем не как навестить человека или даже кого-то похожего на человека (однажды я навестила эльфа, и он был почти такой же, как обычный человек). Мое тело ощущалось странно. У меня не было ни рук, ни ног, только множество маленьких пальчиков, извивающихся под моим туловищем (1). Моя кожа была снаружи жесткой, но довольно податливой внутри, как если бы ее можно было сжимать по-всякому, как глину (2). И у меня был только один глаз, посередине лба, но лба у меня не было. У меня даже головы не было. Мое «лицо» находилось на вершине моего тела, но все, что на нем было, это один глаз и огромный рот с острыми зубами. Уши были тоже, но они были крошечные, и вы бы вероятно их не смогли разглядеть (3).
Освоившись в теле монстра, я принялась осматриваться, пытаясь выяснить, где же я нахожусь. Я была под землей, это уж точно, потому что я находилась в большой пещере, а в нее входили и выходили наружу всевозможные туннели. В пещере было темно, я уверена, потому что не было ни ламп, ни костров, ничего подобного. Странная выходила штука – я могла видеть вполне прилично, как будто находилась просто в сумерках (4).
Думаю, монстр спал или что-то вроде, потому что даже хоть его глаз и был открыт, он на самом деле не обращал внимания ни на что, и не думал ни о чем. Когда я кого-нибудь навещаю, я всегда вижу, что они видят, и слышу, что они слышат, и я даже знаю, что они думают. Именно отсюда я знаю, насколько папа сильно за меня боялся. Но монстр просто там сидел и все (5).
Мне пока было не страшно. Навестить монстра было странно, но он не делал ничего пугающего. По сути, он вообще не делал ничего – просто сидел и все. Нахождение в спящем монстре начало навевать на меня скуку. Я принялась шарить в его голове, просматривая его воспоминания.
Монстр был действительно странным! Когда он родился, то выглядел совсем как маленький камень. Ну, не совсем маленький, но по сравнению со взрослым монстром да. Первые шесть недель своей жизни все, что монстр делал, это сидел там, поглощая некую разновидность энергии из земли под собой (6). Он рос по чуть-чуть каждый день, но никогда не двигался. И вот однажды он просто как бы подпрыгнул, уже полностью взрослый.
Я как раз начала просматривать ранние воспоминания монстра и не нашла ничего особо захватывающего, когда монстр «проснулся». Он почувствовал движение где-то впереди и повернул свое туловище (я не могу сказать, что он и впрямь повернул голову, но он повернул как бы одну лишь верхнюю часть тела), сосредоточившись на том, что приближалось.
К моему удивлению, это был эльф! Я не уверена, что именно эльф делал тут внизу в пещере монстра, но в любом случае это был странный эльф. Его кожа была черная – совершенно не похоже на всех виденных мною эльфов. Он бежал, как будто его что-то преследовало, потому что все время оглядывался через плечо. Он совсем не обращал внимания, куда бежал. И это было очень плохо, потому что монстр его сцапал.
С этого началась страшная часть. Монстр издал по-настоящему громкий крик, который я слышала вполне четко, а вот эльф, похоже, даже не заметил. Затем монстр выстрелил из своего тела в эльфа большой липкой веревкой и попал ему прямо в грудь (7).
Это привлекло внимание эльфа, потому что как только в него попала веревка, монстр принялся подтягивать его, совсем как рыбак подтягивает рыбу. Для меня это было странное ощущение, потому что я могла чувствовать движение внутри тела монстра, там, откуда выходила липкая веревка, как будто там извивалась змея (8).
Эльф схватился за нож на поясе и принялся рубить веревку, но оказался недостаточно сильным, потому что становился все ближе и ближе, пока не оказался достаточно близко, чтобы монстр распахнул пасть по-настоящему широко и укусил эльфа. Это было ужасно, потому что рот у монстра был столь велик, что в него целиком поместилась голова, шея и плечи эльфа, прежде чем монстр укусил. Эльф немного подергался, затем затих. Я знала, что он был мертв.
Я была очень напугана и хотела одного – вернуться в свою комнату, в свое тело, но не могла. Я была поймана в теле монстра и не могла выбраться. Я даже не могла закрыть глаза или отвести взгляд. Поэтому я сидела там и смотрела, как едят эльфа – тело, одежду, вообще все (9).
Когда эльф очутился в животе у монстра, тот снова погрузился в дремоту, или что оно там было. Но долго это состояние не продлилось, потому что из прохода раздался новый шум. Это были еще три эльфа, одетые так же, как и первый, и с такой же темной кожей. Двое из них держали в руках мечи, а к рукам у них были привязаны смешные маленькие луки и стрелы. Третьей была тетя-эльф с длинными белыми волосами. Эльфы в пещеру вбежали – похоже было, что они гнались за первым эльфом. Это меня немного подбодрило, потому что может быть первый эльф был плохой или что-то вроде, и эти трое собирались посадить его в тюрьму. В любом случае на тот момент я надеялась, что так оно и есть, потому что я себя так плохо чувствовала из-за того, что монстр убил его.
Трое новых эльфов шли тем же путем, приближаясь к монстру, и я пожалела, что не могу криком предупредить их. Но тут меня постигло потрясение, потому что в тот самый момент, что я кричала у себя в голове, монстр издал громкий визг. Я подумала, что должно быть я заставила его издать этот звук, но потом вспомнила, что он издавал точно такой же звук перед тем, как напасть на первого эльфа.
Еще одна клейкая веревка выстрелила из монстра и попала одному из новых эльфов в руку. Тот выронил меч, когда монстр потащил его к себе, а второй эльф прыгнул вперед, стараясь перерезать веревку. Тетя-эльф отошла назад и принялась делать какую-то магию, что меня сперва обрадовало, потому что, возможно, они смогли бы убить монстра. Но затем я испугалась, потому что не знала, что произойдет со мной, если я буду все еще в гостях у монстра, когда тот умрет.
У монстра был только один глаз, и он все внимание уделял двум эльфам, но краем его глаза я смогла заметить, как тетя-эльф пропала из виду. Никогда прежде я не видела, как кто-то становился невидимкой.
К тому времени, как я снова обратила внимание на то, что делал монстр, для эльфов уже все закончилось. Первый выстрелил в монстра маленькой стрелой, но та отскочила от его шкуры, не причинив никакого вреда. Второй эльф, пока пытался отрезать веревку от своего друга, сам был пойман еще двумя веревками, и его тоже тащило к монстру. Первый эльф оказался достаточно близко, чтобы монстр его укусил – и тот так и сделал. Было такое чувство, будто монстр откусил эльфу голову, но затем ее выплюнул, и тело эльфа упало на землю (10). Второй эльф кричал и пытался освободиться с помощью меча. Наверное, он звал на помощь тетю-эльфа, но, думаю, он не знал, что она невидимая, и, возможно, подумал, что она убежала. В любом случае, ему это ничего не дало, потому что даже хоть он, наконец, и отрезал одну веревку, вторая тащила его, пока он не оказался достаточно близко от монстра, чтобы тот укусил его до смерти.
Когда оба эльфа были мертвы, монстр всосал свои липкие веревки обратно в свое тело и опять принялся издавать эти неслышимые визги. Я уверена, тетя-эльф не могла их слышать, но могу поспорить, она была удивлена, когда монстр повернул свою «голову» точно в ее сторону. Монстр продолжал визжать, снова и снова, и затем начал двигаться к ней на своих маленьких ползучих ножках.
Я не могла ее видеть, но «знала», что она там. Монстр знал, где она, благодаря издаваемым им звукам. Хотя я бы предпочла, чтобы это было больше похоже на зрение, потому что было бы интересно увидеть ее лицо, когда она увидела идущего за ней монстра. Она, должно быть, испугалась, узнав, что тот вроде как видит ее, пусть даже она и невидимая.
Она была довольно сообразительна, став невидимой и вообще, и я думаю, она должна была видеть одного из таких монстров раньше, потому что она следила за тем, чтобы оставаться достаточно далеко, чтобы монстр не мог ударить ее одной из своих клейких веревок. В то же время мне вовсе не казалось такой умной затеей гоняться за тетей-эльфом. Монстр двигался гораздо медленнее ее, поэтому у него не было особых шансов поймать ее. Зачем вообще ему нужно было ее ловить, когда у него было еще целых два мертвых эльфа, которых можно съесть? Но потом, когда я заглянула в мысли монстра, я увидела, что у него было на уме.
Я попыталась выкрикнуть предостережение, но толку из этого не вышло, потому я была всего лишь в гостях. Монстр вовсе не собирался ее есть! Но преследуя ее, он также вынуждал ее пятиться, чтобы оставаться вне досягаемости его липких веревок. К несчастью для тети, пятилась она при этом прямо под веревки другого монстра, и она этого так и не поняла, пока липкая веревка не угодила ей прямехонько в спину. Тетя закричала и упала на землю, и продолжала кричать (11). Монстр, у которого я гостила, развернулся и двинулся обратно, туда, где был до этого, к двум мертвым эльфам, так что мне не пришлось смотреть, как едят тетю-эльфа. Но крики прекратились довольно скоро (12).
Когда монстр вернулся на свое место, он снова погрузился в дремоту, как будто ему вполне хватало для счастья просто сидеть здесь. Время от времени в животе у него раздавался смешной звук, и глубоко внутри возникало ощущение пузырьков (13). Монстр оставался в таком состоянии до самого конца моего посещения, которое, к счастью, долго не затянулось. Потом вжух – и я снова в своей спальне, в своем теле, и я рыдала, не переставая, от того, что мне довелось увидеть. Папа пришел успокоить меня и сказал, что это просто был плохой сон, но я знала, что это не так. Он пощупал мне лоб и сказал, что я вся горю, и дал мне еще моих лекарств. Я пыталась уснуть после этого, но была слишком напугана. Я продолжала думать о монстре, и пугала саму себя, думая, на что это будет похоже, если он выйдет из своей пещеры и начнет есть людей (14).
Это было самое страшное посещение из всех, что у меня были. После этого я долго боялась навещать кого-либо, опасаясь, что окажусь в другом монстре и увижу, как убивают других людей. Как обычно, у меня не было никакого выбора в этом. Спустя две недели после визита к монстру, все закончилось посещением старой тети, живущей в большом замке, и она была хорошая. Через несколько дней после этого я опять навестила мальчика, живущего в ледяном доме. Больше никаких монстров я с тех пор не навещала. Этот был единственным.
Коль уж на то пошло, я уже долгое время никого не навещаю. Моя лихорадка сильнее, чем была за последнее время, и мне трудно даже сесть в кровати и выглянуть в окно. Кажется, что лекарства доктора совсем не помогают. Папа очень волнуется.
Это было так давно, но думаю, очень скоро я снова отправлюсь в гости. Только на этот раз я вряд ли вернусь. Папа будет грустить, и я буду скучать за ним. Но думаю, уже скоро…
…Я навещу маму.
Примечания
1. Вопреки популярному мнению (и рисункам различных художников) у обычного веревочника отнюдь нет размахивающих во все стороны щупалец. Скорее, у него есть набор из шести клейких нитей, по три с каждого бока, которые обычно находятся в полости тела. Однако эти нити могут вытягиваться с большой скоростью, чтобы поймать добычу. Веревочник не может манипулировать уже «выстреленной» нитью – только втягивать ее назад в свое тело, подтаскивая добычу к себе. С другой стороны, у сторопера, то есть «каменного веревочника (stone roper)» и впрямь есть 20-футовые щупальца, которые все время находятся в вытянутом состоянии, что, безусловно, усиливает вышеописанную путаницу.
На нижней стороне тела веревочника находится множество напоминающих реснички отростков. Они позволяют веревочнику неспешно перемещаться и могут выделять ту же клейкую субстанцию, что находится на напоминающих паутину нитях веревочника. Это удерживает веревочника на месте, когда он подтягивает крупную добычу, и заодно позволяет ему лазить по стенам и свисать с потолка.
2. У веревочников грубый внешний покров, напоминающий камень как внешне, так и по текстуре. Они могут менять цвет своей кожи (которая обычно серая в желтоватую крапинку), чтобы сливаться со скальным окружением. Грубый наружный покров не только дает веревочникам AC 0, но еще и не дает обнаружить тепло тела веревочника с помощью инфравидения. Более того, это хороший изолятор, благодаря которому веревочник получает лишь половину повреждений от основанных на холоде атаках. С другой стороны, веревочники уязвимы для огня, получая штраф -4 к спас-броскам от основанных на огне атак.
Способности к мимикрии усиливаются еще и тем, что веревочники – существа необычайно пластичные, способные сжимать тела самым разным образом, что помогает им сливаться с окружением. Их легко спутать со сталагмитом или сталактитом. Прижав тело вниз, веревочник может принять форму валуна, или полностью распластаться, чтобы выглядеть всего лишь бугорком на полу пещеры. Благодаря таким способностям к мимикрии, при столкновении с веревочником под землей его противники получают штраф -2 к броскам ошеломления.
3. У веревочника нет чувства обоняния. Очень ограниченное чувство осязания сосредоточено в основном в его ресничках, что помогает при передвижении. Толстая кожа веревочника почти ничего не чувствует. По сути, теоретически возможно подкрасться к веревочнику со спины и легонько похлопать его по «затылку», при этом веревочник и понятия не будет иметь о подобном нахальстве. Однако до сего дня не обнаружено никого, кто вызвался бы проверить эту теорию на практике.
4. У веревочника способность к инфравидению в пределах 60 футов.
5. Веревочники не столько спят, сколько впадают в легкий транс. Находясь в таком состоянии, они осознают свое окружение и в случае приближения потенциальной добычи или угрозы всегда готовы перейти к полному бодрствованию. Транс это способ экономить энергию, примерно как зимняя спячка, хотя транс редко длится дольше дня или двух. Поскольку во время транса веревочник может видеть лишь то, что находится прямо перед ним, обычно он становится в углу или расплющивается на стене или потолке пещеры, чтобы уменьшить вероятность приблизится к себе незамеченным.
6. Веревочники размножаются неполовым путем. Тело родителя сбрасывает «семечко», выглядящее точь-в-точь как большой камень (вероятно, для защиты, так как у незрелого веревочника нет никаких средств атаки, и его главный орган чувств, единственный глаз, погребен внутри существа, пока оно не «проклюнется» во взрослую особь). Следующие 2d4 недели (в зависимости от размера «семечка» и глубины Подземья) незрелый веревочник поглощает магические эманации Подземья, что позволяет ему расти, а заодно и наделяет некоторыми магическими способностями – в первую очередь, высасывающими Силу нитями и высокой (80%) устойчивостью к магии.
Так как устойчивость веревочника к магии извлекается из поглощенной им в Подземье энергии, DM может по желанию ввести правило, что те семена веревочников, что зреют ближе к поверхности (где магические эманации слабее) получают меньшую устойчивость к магии – в пределах 10-60%. В любом случае, когда веревочник «проклюнулся», его устойчивость к магии фиксируется и не будет изменяться при перемещениях глубже в Подземье или ближе к миру поверхности.
7. Подобно летучей мыши, веревочник использует эхолокацию для обнаружения добычи. Но так как у него только один глаз, то веревочнику не хватает глубины восприятия. Обычно это приводило бы к промахам при попытках «загарпунить» добычу. Однако, посылая ультразвуковой импульс и слушая эхо, он может воспринимать окружение с большой точностью. По сути, веревочник может использовать свою способность к эхолокации для прицеливания в добычу даже в условиях абсолютной темноты. Аналогичным образом он может без всяких штрафов обнаруживать невидимых существ, однако веревочник использует эхолокацию, только когда активно охотится. И хотя он все равно может «видеть» волшебника, с которым сражается, после того, как волшебник наложит на себя заклинание невидимости, он не сможет обнаружить невидимого персонажа, проходящего мимо него по подземному коридору, если только не охотится в это время на кого-то еще. Радиус эхолокации у веревочника 60 футов.
Поскольку эхолокация основана на чувстве слуха, ее вполне можно обезвредить, успешно наложив заклинание «тишина в радиусе 15 футов». Обратите внимание, что при 80% устойчивости к магии самого веревочника применение на него любого заклинания обычно обречено на провал, но «тишину в радиусе 15 футов» можно наложить на потенциальную жертву, сокрыв ее от эхолокации веревочника. В таком случае веревочник будет знать об области тишины, но поскольку его ультразвуковой визг не может проникнуть в область действия заклинания, ему придется полагаться лишь на свое монокулярное зрение при прицеливании в любое существо в этой области. В таком случае недостаток глубины восприятия дает веревочнику штраф к попаданию -2. Заклинание «глухоты» окажет тот же эффект, но такое заклинание нужно накладывать на самого веревочника – и оно должно еще пробить его устойчивость к магии.
8. Веревочник может выстреливать лишь одну нить в раунд на расстояние 20-50 футов, но в случае попадания пойманная добыча подтягивается к веревочнику на 10 футов в каждом последующем раунде, по мере того, как нить втягивается обратно в полость тела. Подтягивание добычи происходит автоматически – то есть веревочнику не нужно уделять этому внимание, и он без помех может выстреливать по еще одной нити в последующих раундах. Каждая нить может тащить до 750 фунтов и, благодаря магической природе веревочника, временно (на 2d4 хода) высасывает из жертвы половину Силы, если та провалит спас-бросок от яда. Потеря Силы начинается через 1d3 раунда после приклеивания нити к жертве. Одну и ту же жертву можно атаковать несколькими нитями, и в таком случае эффект высасывания Силы кумулятивный. Высчитывая потерю Силы, считайте исключительную Силу воина (от 18/01 до 18/00) равной 18, а дроби округляйте вниз.
Чтобы избавиться от нити веревочника, жертва должна или выполнить успешный бросок открывания дверей, или нанести нити минимум 6 повреждений одним ударом режущего оружия. У нити AC 0, и наносимые ей повреждения никак не сказываются на hp самого веревочника. Отсеченные нити отрастают в течении одной недели.
Известно и более экзотический способ применения нитей – выстрелив несколько нитей в потолок пещеры и отпустив клейкие реснички, удерживающие их на месте, веревочники «сматывают» нити, поднимаясь тем самым к потолку с приличной скоростью, намного быстрее, чем поднимались бы по стене пещеры на своих ресничках. Подобные маневры редки и обычно выполняются, когда важна скорость (например, когда нужно избежать потока лавы или черного пудинга).
9. Так как полностью взрослый веревочник может достигать 9 футов высоты, он может глотать существ размера M и меньше. Не имея рук или манипуляторов (нити годятся лишь для подтягивания предметов, как лебедкой), веревочник, когда это возможно, глотает добычу целиком. Однако проглатывание любого существа крупнее размера S требует от веревочника некоторых ухищрений, что приводит к тому, что он не сможет проглатывать существ целиком в бою. Поэтому он убивает жертву укусом, а затем уже втягивает еду в пасть. Известно, что некоторые веревочники смыкали зубы на противнике и принимались мотать им взад-вперед, причиняя каждый раунд дополнительно 5d4 повреждений, пока жертва не погибала.
10. Веревочник может за один присест переварить лишь одно существо размера M, но это не помешает ему атаковать дополнительную добычу, если есть такая возможность. В таком случае веревочник атакует и убивает добычу, затем дает ей свалиться на пол, пока он будет переваривать текущую трапезу. Переваривание существа размером M может занимать до одного дня, после чего веревочник проглотит следующую тушу. Но веревочник с ожидающим у его подножия мрачным «будущим обедом» вряд ли застигнет противников врасплох – DM может снизить штраф к броскам ошеломления до -1 или вовсе отменить его.
11. Эльфы-драу питают здоровое уважение к веревочнику, признавая его силой, достойной боязни в Подземье. Нет сомнений, что именно по этой причине ёхлол, «горничные Лолт», принимают аналогичный веревочнику облик, когда предстают перед драу на Первичном Материальном плане.
12. Будучи одиночными существами, веревочники редко сотрудничают друг с другом, и обычно встречаются вместе лишь в местах с обильной охотой, но их высокий интеллект и злая хитрость делает их крайне опасными противниками, когда они действуют сообща.
13. Пищеварительный процесс веревочника поистине необычаен. Мощные желудочные кислоты способны переварить практически все, от самой нежной плоти до самого прочного металла. Два примечательных исключения это платина и самоцветы – их веревочник переварить не может. По этой причине в желудке веревочника часто находят эти два вещества (3d6 платиновых монет и с вероятностью 35% 5d4 самоцветов). Однако, и они приносят пользу, перетирая пищу веревочника подобно тому, как проглатываемые для этой цели некоторыми птицами камни.
Алхимику можно продать желудочную кислоту убитого веревочника примерно за 4 gp унция. Из взрослой особи можно добыть 80-120 унций кислоты, но добывать ее надо с тщательными мерами предосторожности, а хранить только в платиновой посуде. Прочие побочные продукты веревочника включают железы, вырабатывающие липкий клей, покрывающий реснички и нити (сам клей стоит примерно 8 gp за унцию, а железа – 25 gp штука, всего их у веревочника четыре), и глаз, считающийся у некоторых гуманоидных рас деликатесом (цены варьируются). Клей веревочника – ценный компонент, использующийся для приготовления королевского клея.
14. К счастью для обитающих на поверхности людей, веревочники предпочитают подземное существование. Они покидают Подземье ради поверхностного мира, только если добыча становиться слишком скудной, но и тогда только по ночам, поскольку яркий свет причиняет им неудобства – однако, на случай, если кому-то из заклинателей придет такая идея, заклинание «постоянного света», наложенное на глаз веревочника, не даст никакого толка, поскольку существо может при прицеливании в жертву полагаться на одну лишь эхолокацию, обходясь совсем без зрения.


_________________
Граф Страд: Если долго сидеть на берегу реки, мимо обязательно проплывет труп ван Рихтена.
Дракон Златолюб: Другими словами, вы не в силах пересечь бегущую воду, но стесняетесь в этом признаться.
Чт Сен 12, 2019 10:10
Binki Edwards
11  270  1  34  Герой легенд

Приходите к нам в Подземье, поедим.