Как писать ужасы


Ср Окт 31, 2018 16:01
GreyRaven
7  53  8  23  Герой легенд


Как писать ужасы
(автор – tanat fantasy)

Чтобы литературное произведение запомнилось, оно должно пробудить в читателе какие-то чувства, найти в нём отклик. Если вы решили написать ужасы, то помните: они должны вызывать страх у любителей пощекотать себе нервишки. Напугайте читателя, и он ваш. Получив то, за чем пришёл, он останется доволен и придёт снова. Ваша задача сделать своё произведение не просто страшным, но ещё и запоминающимся. Пусть дрожат, оборачиваются за спину и боятся уснуть. Попробуем узнать, что же для этого нужно сделать.

Самое, пожалуй, важное, что я хочу донести: играйте на людских страхах. Эти маленькие дрожащие твари с давних пор привыкли чего-то бояться. И чем больше проходит времени, тем больше пугал они себе придумывают. Чего мог бояться пещерный человек? Темноты, высоты, диких зверей, грома и молний, сильного соплеменника. Ушли сейчас эти страхи? Ничуть не бывало. Но зато теперь имеется множество всяких «-фобий». Клоуны, самолёты, бактерии, мобильные телефоны — всё, что когда-то было придумано или открыто, кого-нибудь да напугает. Есть даже фобофобия — боязнь боязней. Однако, если посмотреть на список страхов людских, становится понятно, что большая часть всё же осталась от обезьян (или Адама и Евы, зависит от ваших воззрений). Что это даёт? Простор для деятельности и один очень важный факт: страхи естественны.

Конечно, всех ворон одним чучелом не напугать. Наверняка где-то в мире найдётся человек, который, увидев чёрного рогатого монстра в своём шкафу, подумает: «Ой-ой, пойду поем». Можно поставить себе цель нагнать страху и на него, но гораздо проще ориентироваться на широкую аудиторию.

Чего же боятся люди? Попробуйте начать с себя. Потому что если даже автору будет не страшно, читатель тем более не испугается, ведь до него дойдёт лишь малый процент авторской фантазии. Думаю, среди вас сыщется немало смельчаков, но основной список примерно одинаковый: темнота, высота, огонь, вода, дикие звери, острые предметы. Практически все естественные страхи можно свести к боли и смерти. Это инстинкт самосохранения, заложенный природой, говорит нам: «Не суйся туда, где можно утонуть, обжечься, упасть; не подходи к дикой собаке — укусит; не приближайся к больным и трупам — там зараза».

Но не всегда страх носит конкретное обличье. Больше всего пугает неизвестность. Человек боится темноты, потому что неизвестно, что в ней скрыто. Человек боится одиночества, потому что один он беззащитен перед огромным миром, в котором очень много всего неизвестного. Древние греки придумали Зевса, чтобы объяснить гром и больше его не бояться. Мы знаем, что гром — это звуковые волны колеблющегося воздуха, образующиеся при электрическом разряде молнии. Конечно, не всем эти знания помогают, но если держать их в голове, представлять все физические процессы (или Зевса на колеснице), то можно понять, что бояться нечего. Поэтому читателя нужно пугать чем-то необъяснимым. Пусть он не понимает, ищет разгадку, её отсутствие напугает ещё сильнее. Что бы ни существовало на самом деле, воображение подкинет что-то куда более ужасное. Людская фантазия безгранична, нужно только немножко её подтолкнуть.

Только не стоит увлекаться. Напишете «На него напало нечто непонятное», и читатель плюнет в монитор. Используйте знакомые образы хотя бы частично. Гигантский паук, маньяк с топором. Будет просто шикарно, если извратить что-то изначально не страшное, да так, что поджилки затрясутся. Помните клоуна из «Оно»? Пусть это будет старушка-соседка с неожиданно проступившей сущностью монстра. Обычная электронная рамка для фотографий, которая стала показывать сцены смерти хозяина и его семьи.

Много существует уже привычных образов, которые всё равно можно по-новому подать. Помните, чем обычно пугают? Зеркала. О, это таинственные «окна в другой мир». Через них приходят духи (всем известная Кровавая Мэри), в них можно провалиться и застрять навсегда. Закрытое пространство. Клаустрофобия нередка, и вы можете рискнуть пробудить её ещё в ком-то. Сжимающиеся стены, клетки и подвалы, лабиринты и башни. Уже упомянутые огонь, вода и высота. Из каждого этого образа можно очень многое выжать. Самолёт и канат над пропастью обыграют высоту, пожар в рушащемся доме или костёр инквизиции напугают пирофоба. Заполняющаяся водой камера ударит сразу по двум больным местам. А если за этим ещё и кто-то наблюдает — то по трём. Даже если человек не страдает манией преследования, его напугает мысль о таинственном наблюдателе, который может подстроить любую гадость, просто чтобы посмотреть, как жертва будет выкручиваться. В конце концов, читатель сам пришёл к вам за мучениями героев, так что его собственное желание, отражённое на злоумышленника, подействует на подсознание и заставит задуматься: «Если я слежу за кем-то, то кто же следит за мной?»

Очень важную роль в хорроре играет атмосфера. Если уметь её создать, то даже полянка с цветочками рискует покрыться кирпичами. Хотя, конечно, место действия играет определяющую роль. Если не знаете, чем ещё напугать, поместите читателя в заведомо жуткую обстановку. Кладбище, заброшенный завод, психбольница, концлагерь. Так же, как и с объектом страха, большего эффекта можно добиться, если сделать страшным изначально обычное место, где бывал каждый. Это позволит читателю стать на место персонажа, и много деталей указывать не нужно — они сами всплывут в памяти. Лифт, двор, лес, ванная комната, салон авто. Если чего-то нет в личном опыте, на помощь придёт зрительский: каждый может себе представить лабораторию, зал суда, картинную галерею, салон красоты, даже если не бывал там. Очень много псевдозагадочных мест, популярных в современной литературе и кинематографе. Например, пирамиды, северный полюс, пустующие города. Использовать их не так уж плохо, это как ехать по проложенным рельсам: надёжно, но скучно, если не случается ничего новенького. Додать новенького — и будет нормально. Другой ход — выбить у читателя почву из-под ног, загнав в нерастиражированное место. Например, радио- или телестудия, строительный вагончик, шахта полезных ископаемых, дисковод (а почему нет?). Читатель будет дезориентирован и поверит тому, что вы наплетёте.

В каждом описании важны подробности. Что-то яркое, цепляющее. В случае ужасов — пугающее. Недостаточно просто дать увидеть. Дайте читателю услышать, унюхать, почувствовать. Сочно, со вкусом описывайте, что представляете. Капающая горячая и вонючая слюна монстра, гулкий рёв пламени и бьющий в лицо жар, колкий лёд, хрустящий на щеках, заставляющий передёрнуться скрип когтей по стеклу, привкус металла на языке. Чем мощнее образ, тем сильнее впечатление. Давите на все мозоли, выворачивайте наружу все мерзости. Если от описания захотелось завернуться в одеяло или помыть руки — это хорошее описание (не путать с желанием выколоть глаза).

Рассказ может быть и статичным (это будет зарисовка), но чаще всё-таки происходит какое-то действие. И нужно выстроить его правильно, чтобы читатель не заскучал. Существует ряд способов, которые можно комбинировать.

Первый, это нагнетание. Страшно, ещё страшнее, жутко, кошмарно, мама родная! Играйте на нервах, держите читателя в напряжении. Пусть грызут ногти на руках со вставшими дыбом волосами. Пусть новый ужас следует за предыдущим, не давайте никому расслабиться. Промежуток должен быть, он сделает чтение волнительным. Главное, чтобы каждое пугало выскакивало неожиданно, даже если его ждут. Старый как мир «Бу-эффект», очень любимый режиссёрами хорроров. В тексте его осуществить сложнее, но попытаться-то можно.

Второй — погоня. Здесь подсказчиком выступают кошмары. Как часто люди видят во сне, что за ними кто-то гонится? Они могут даже не знать кто, но очень, очень бояться. Погоня изматывает, ноги отказываются двигаться, неожиданно появляется тупик или обрыв, а сзади уже наступают, слышен топот, враги дышат в спину… Погоня заставляет сердце биться чаще, а адреналин — выплескиваться в кровь.

Третий способ повлиять на читателя — ввергнуть его в шок. Выдайте что-то такое, на что нельзя среагировать привычно, что мозг откажется принять. Помните старушку-соседку? Представьте, что вы встретили её на лестничной клетке с ведёрком отрубленных голов. Баба с пустым ведром, сулящая неприятности, нервно курит в сторонке. Шок может быть вызван чем-то странным, разрывом шаблона. Пушистый котёнок? А если их сотни и они рвут на куски живого человека? При этом, разумеется, мило и довольно урчат. Внезапно ставший жидким дом, в котором почему-то остались твёрдыми стёкла, появившийся из ниоткуда гигантский экскаватор с окровавленным ковшом. Больше неожиданностей, но без фанатизма, иначе это превратится в фантасмагорию и перестанет удивлять.

Ещё помните, что многие страхи сводятся к боли и смерти? Очень важно грамотно обставить в своём произведении пытки или убийство. Так, чтобы впечатлительный читатель на своей шкуре почувствовал все мучения. На волю вашей фантазии отдаются все болевые ощущения. Хотя вы всегда можете наткнуться на того, кто пережил ампутацию без анестезии и скажет: «Не верю!». Ну что ж, на это мы ответим, что болевой порог у всех разный, да и ощущения тоже чужие узнать не дано.

К лишению жертв жизни нужно подходить с умом. Решите, какой эффект вы хотите произвести на читателя: дать надежду или отнять. Если первое, то убейте дурака. Да, ту самую девушку, что спускается в крайне подозрительный подвал и спрашивает: «Дорогой, это ты?». Читатель знает (ну, или верит), что он не такой глупый и с ним такого не произойдёт, т.е. надеется на лучшее. Промежуточная ситуация — убить кого-то беззащитного. Собачку, котика, младенца, неходячего инвалида. Страх есть, избежать смерти нельзя, но целевая аудитория состоит не из щеночков-инвалидов, поэтому смерть обходит читателя стороной. Пока. Настало время отнять всякую надежду. Для этого нужно убить сильного, умного, изворотливого персонажа. Показать, что смерть придёт ко всем, от неё не спрятаться, не скрыться. Именно неизбежность и неотвратимость гибели пугает человека до чёртиков. Расплющит героя в кровавую кашу или настигнет инфаркт — не важно, главное, чтобы выбора не было. Если хотите подобие хэппи энда, оставьте в живых везучего недотёпу. Да хоть бы и академика, лишь бы с удачей на короткой ноге был.

Но можно обойтись вообще без жертв. В роли чучела неизвестности выступает исчезновение. Это «и жили они долго и счастливо» наоборот. Потому что читатель не знает: жили, померли, всё самое страшное он придумает сам. Космонавт, которого с концами засосало в чёрную дыру (и нет там никакого книжного шкафа), туристы, исчезнувшие в горах прямо из палаток. Можно добавить мистических следов таинственного нечта: отпечатки на снегу, полосы света в небе, это даст толчок фантазии, направит по какому-то пути.

Крайне важно поставить жирную точку или таинственное многоточие. Выбор за вами, только умоляю, не сливайте концовку. Не пишите затёртое до дыр «а потом они проснулись». Пусть будет хотя бы «и они никогда не проснулись». Хотите быть добренькими — победите зло (на случай сиквела можно оставить надёжно спрятанную личинку). Хотите быть злюкой — убейте всех. Золотая середина — оставьте в живых героя, но выпустите зло в мир.

Всегда в первую очередь обращайтесь за вопросами к себе: в каком месте моей истории мне страшно, а в каком — скучно? Какие страшилки меня больше всего впечатляли в детском лагере? Какие фильмы ужасов я до сих пор не могу забыть? Какой писатель хорроров нравится мне больше всего? Пишите то, что пугает прежде всего вас, а единофобники найдутся.

Надеюсь, что-то в этой статье натолкнуло вас на хорошую идею. Играйте на людских страхах, спихните читателей в первобытный ужас, не дайте им себя забыть, заставьте вернуться.

Ну, и напоследок…

БУ!

(статья взята с согласия автора из этого источника)

Ср Окт 31, 2018 17:11
Златолюб
37  12  Властелин строк

Сам ты, бу! Лучше бы автор выпил яду (цэ-два-аш-пять-оаш) и спросил себя – для чего люди играют в ужасы? Для чего им это извращенное переживание?

Добавил через 38 минут 37 секунд:

Добавлю: две оси, естестественное- сверхъестественное, устранимое-неустранимое.

Да, устранимое – это всегда приключение и триллер, вроде борьбы ван Хелсинга с настоящим вампиром и Шерлока Холмса с обычной псиной-убийцей.

Да, естественное – почти всегда триллер и приключение (к Земле летит астероид – согласитесь, не то же самое, что еще не пойманный Чикатилло).

Настоящий ужас должен быть сверхъестественным и неустранимым. Классический пример – фильм "Крик". Я так и не понял, в каком месте надо бояться – обычная пара убийц-психопатов. Да, то, что они пара, создавало каждому из них алиби, что в условиях небольшой деревушки (чисто английское убийство) могло бы навеять мысли о чертовщине, но... Так и не навеяло. Все-таки деревня – не яхта в океане, и не космический корабль с Чужим, да время было летнее – мало ли бродяг-психопатов?


_________________
Граф Страд: Если долго сидеть на берегу реки, мимо обязательно проплывет труп ван Рихтена.
Дракон Златолюб: Другими словами, вы не в силах пересечь бегущую воду, но стесняетесь в этом признаться.
Ср Окт 31, 2018 18:40
Алекс
1  8  Хозяин подземелья
Для чего им это извращенное переживание?

Хороший вопрос, кстати! Для чего?

Ср Окт 31, 2018 21:13
Златолюб
37  12  Властелин строк

Вообще, если кому-то тема ужаса действительно интересна, могу посоветовать, во-первых, статью Г. Ф. Лавкрафта "Сверхъестественный ужас в литературе", во-вторых, рассказ одного из его учеников "Немного мира тьмы".

Главное помните – вы можете все сделать правильно, и все равно погибнете. (Да, это уже из журнала "Полиэдр", перевод напечатан в журнале "Ночная ведьма" – ну и где-то на форуме выложено).


_________________
Граф Страд: Если долго сидеть на берегу реки, мимо обязательно проплывет труп ван Рихтена.
Дракон Златолюб: Другими словами, вы не в силах пересечь бегущую воду, но стесняетесь в этом признаться.

Разделы форума