Страшно представить, что будет если
Направо пойду или встану на месте!
Буду злодеев крошить и трепать,
Главное книжку бы мне не порвать.

Герой легенд

От переводчика:

Если называть вещи своими именами, то это третья часть – скорее даже вбоквел – о Нексе-лучнике, где, впрочем, он упоминается лишь вскользь (таки он выжил во второй части, но навеки повредился рассудком). Более того, если в первой части (перитон) повествование шло от лица самого Некса, во второй (болотные огоньки) от лица исследователя, упомянувшего, что вместе с ним добычей огоньков станет в том числе и проводник Некс, то третья часть это просто другие ужасы (и с другими людьми) в том же болоте. В связи с чем вопрос – а нужны ли нам переводы первых двух частей?

Представительница обширной и злой семьи ведьм

– И, – сказал Бейлок, смакуя каждое слово, – так закончилась история Некса-лучника. Каким-то образом ему удалось унести от блуждающих огоньков свою шкуру – как именно, мы никогда не узнаем, по крайней мере, от него. – Проводник глубокомысленно кивнул. – Так, шкуру он унес. Но вот рассудок – совсем другое дело. Некс, как я слышал, больше никогда не заговорит. – Он взглянул на своего нанимателя, чье имя было Араман, нервно съежившегося по ту сторону костра. – Говорят, это произошло где-то тут, – невинно продолжил Бейлок, небрежно махнув в сторону обступающих их мангр.

Араман смотрел на него, нервно облизывая губы. Бейлок мысленно ухмыльнулся.

спойлер
Затем он решил дать соскользнуть тому с крючка. Араман был не так уж плох в отличие от большинства богатых придурков, с которыми Бейлок нянчился в болотах в прошлом. Разумеется, он был мягкотелым горожанином, не закаленным невзгодами, как Бейлок и его парни. Но он пришел к Бейлоку с честной ценой – и без того раздражающего пренебрежения, с которым большинство горожан относится к туманоглотам, живущим и работающим в болотах. Араман также держался и тянул свою лямку – опять же, в отличие от большинства.
– Но не стоит беспокоиться, – закончил Бейлок. – Это было пять лет назад, а то и больше, и никто не видел тут ни блуждающего огонька с той поры. Не берите в голову, сэр.

С той стороны костра Араман с удивлением взглянул на проводника. Сэр! С тех пор, как они уладили все вопросы о переходе через болота с сопровождением, Бейлок обращался к нему не иначе как «ты». Араман и представить не мог, с чего бы вдруг суровый туманоглот смягчился. Но спорить с ним он не собирался.

Однако Араману все равно было не по себе. Он снова посмотрел на искривленные мангры – те как будто шевелились в мерцающем свете костра. Трое «мальчиков» Бейлока – на самом деле мужчины арамановых лет – лежали, завернувшись в спальники, достаточно далеко от костра. Их спины были обращены к теплу, как будто в презрении к слабости горожанина, нуждающегося в костре. Но сам Бейлок сел возле пламени. Он пытался проявить общительность? Какова бы ни была причина, если проводник внезапно захотел поговорить, Араман не собирался упускать возможность.
– Итак, – сказал Араман голосом более слабым, чем ему хотелось. – Никаких блуждающих огоньков. Тогда что же обитает здесь? Наиболее опасное существо?

Бейлок улыбнулся.
– Не считая стервятников и гигантских ящериц и случайного туманного дракона, ты хочешь сказать? – Он на минутку задумался, потом улыбка угасла. – Что ж, – медленно начал он, – поговаривают о ракушечнице.

Армана посмотрел на повернутые к огню спины. Вроде бы они слегка напряглись?
– Что за ракушечница? – спросил горожанин. Он уже не был уверен, что стоило начинать расспросы.

Бейлок поискал очередную хворостину, чтобы подбросить в огонь.
– Возможно, тебе она известна как зеленая ведьма.

Теперь уже никаких сомнений. Парни Бейлока слушали. Один немножко поворочался, как будто во сне, но на самом деле поворачиваясь так, чтобы лучше слышать. Араман наклонился вперед, очарованный, но нервничающий. Все, что могло напугать этих туманоглотов, стоило того, чтобы знать о нем.
– Расскажи мне о ней.

Бейлок пожал плечами и махнул рукой.
– Рассказывать особо нечего. Ракушечница – зеленая ведьма – ну, она как аннис, но еще опаснее.
– Как кто?

Бейлок вздохнул.
– Как аннис, – терпеливо повторил он. – Синяя великанша. Настолько свирепое и жестокое существо, что ты будешь вечно жалеть, что повстречался с такой. Они встречаются в диких горах, болотах, лесах – в любом климате, кроме самого теплого. Почти повсюду на достаточном удалении от цивилизации. То же самое и зеленая ведьма. И они обе родственницы ночной ведьмы. – Он наклонился вперед. – Ты ведь знаешь о ночной ведьме?
– Разумеется. Но как, как они связаны?
– Просто. Что получится, если скрестить ночную ведьму с человеком или получеловеком, а? Получится зеленая ведьма (1). – Бейлок хихикнул. – Ты думаешь, что всякий раз, как ночная ведьма выходит на охоту, она делает это лишь для того, чтобы уволочь какую-то бедную душу в Аид? О, нет – иногда она хочет от мужчины не его жизнь. Достаточно, чтобы кровь в жилах застыла, так-то.

Бейлок резко остановился и склонил набок голову, прислушиваясь.
– Слышишь? – тихо спросил он.

Араман напряг уши. Ничего кроме постоянного фона из шорохов болотных насекомых. Внезапно этот легкий шорох перекрыл леденящий вой.
– Что это было? – охнул Араман.

Парни Бейлока примечательно быстро оказались на ногах, с короткими мечами и кинжалами в руках. Они выглядели вполне проснувшимися.
– Волк, я полагаю.

Бейлок сделал несколько распоряжений, и тройка его парней убрала клинки в ножны, расчехлила короткие луки и растворилась в темноте за границами света костра.

– Не волнуйся, – продолжил он, поворачиваясь обратно к Араману. – Мои мальчики позаботятся об этом, чем бы оно ни было. Если это можно пырнуть, пронзить или рассечь, они с этим управятся. Так на чем мы остановились? – Зеленая ведьма, – напомнил Араман. – И ракушечница, если есть разница.
Бейлок покачал головой. – Нет, никакой разницы. «Ракушечница» – это мы просто так называем ее, когда она живет в болоте или реке. Именно тогда она наиболее опасна, на мой взгляд. Иногда она таится в засаде под водой, поджидая проплывающих мимо рыбаков, так, и туманоглотов тоже (2).

Араман поежился.
– Ты говоришь «она». А что, мужчин зеленых ведьм не существует?
– Никогда, – отрезал Бейлок. – Одни говорят это потому, что кровь женщины-ведьмы доминирует, другие – потому, что мать ночная ведьма пожирает младенцев мужчин при рождении. Какая разница. Никаких мужчин зеленых ведьм. – Тонкая улыбка сморщила его лицо. – Однако это вовсе не значит, что зеленая ведьма не нуждается в мужском обществе, если ты понимаешь, о чем я. Ей просто нужно искать его вне собственного вида, как и ее матери, хотя зеленая ведьма предпочитает больших мальчиков вроде людоедов и великанов. И тут мы получаем аннис (3). Итак, аннис…

Оба мужчины напряглись, когда в темноте пропела тетива. После еще одного дзенканья последовал хриплый крик: «Туда»! Вечерний воздух расколол тонкий крик из гущи кустарника. Крик резко сменился тишиной.

Бейлок начал было подниматься на ноги, затем медленно сел обратно и выдавил улыбку.
– Что бы это ни было, мои мальчики дали ему, что следует. – Он нервно поглядел на линию деревьев. – В любом случае аннис наследует отношение своей матери к людоедам и великанам. От них ей требуется то же самое: информация, жратва и мужское общество. Иногда аннис даже живет с племенем людоедов или великанов в качестве жены вождя, – Бейлок коротко улыбнулся. – Если это не муж-подкаблучник, то я и не знаю, кого им считать (4).

Звук боя вновь всколыхнул ночь. За шебуршением в кустах быстро последовало очередное дзенканье тетивы, а затем хриплый крик мучительной боли: «Бейлок, помоги»!

Проводник мгновенно очутился на ногах с клинком в руке.
– Оставайся здесь, – мрачно сказал он. – Я вернусь.

Вбежав в кусты, Бейлок растворился во тьме. Араман плотнее завернулся в плащ. Посмотрел на свои руки – те тряслись, как у паралитика. Он сжал их, и дрожь прекратилась. Ночь сделалась тихой и долгой.

Араман не видел ее, пока она не шагнула на поляну, щуря оранжевые глаза на свет костра. Ее лохмотья были изодраны, и темная кровь – не ее – стекала с черных когтей и пятнала зеленую кожу. Сморщенные губы оттянулись, обнажая острые, как иглы, клыки в пародии на улыбку. Когда она заговорила, это был тот же самый огрубевший от боли голос, который Араман только что слышал, но черный от иронии: «Араман, помоги»!

Араман знал, что кричать бесполезно.

Но все равно закричал.

Greenhag-1.doc

56.5 КБ

Рассказ с комментариями. 

Загрузок: 10 раз(а)

_________________
Граф Страд: Если долго сидеть на берегу реки, мимо обязательно проплывет труп ван Рихтена.
Дракон Златолюб: Другими словами, вы не в силах пересечь бегущую воду, но стесняетесь в этом признаться.