Книги-игры здесь!
Герой легенд

Примечание переводчика – с творчеством М. Р. Джеймса, короля по версии Лавкрафта сами догадайтесь какого жанра, это не связано... Хотя, с другой стороны, монстр впервые был придуман в Великой Британии!

Sheet Phantom
Джонатан Ричардз (Johnathan M. Richards)

Лихорадка продрала лорда Скомбля ознобом по хребту. Он дрожал под тонким одеялом, колотя зубами, как будто в старом, продуваемом доме уже наступила зима. Он прикинул, не зажечь ли камин, но раздумал: «Дрова стоят денег»!

– Не дождутся. Я выдержу, – бормотал он себе. – Паршивый целитель, пытавшийся содрать с меня три золотых за свое лекарство! ТРИ! Что ж, я прекрасно обойдусь и без его безбожно дорогих зелий. А кроме того, никто не знает, что было в той бутылочке. Подкрашенная вода, скорее всего. Шарлатан!

Но тут его терзаемый лихорадкой мозг посетила другая мысль: «Что если это был яд»? Мысль показалась хворому старику вполне здравой, ибо он знал, что все вокруг точат зубы на его денежки. «Вы от меня так просто не избавитесь, и никто не получит мои деньги, когда я уйду. Они слишком хорошо спрятаны, и слишком хорошо охраняются».

Мысль о многочисленных ловушках вызвала злобную ухмылку на пожелтевшем лике лорда Скомбля. Лицо его покрывал холодный пот болезни. Закрыв глаза, он откинулся на драную подушку. Что-то бормоча, старик провалился в сон, наслаждаясь грёзами о своих спрятанных дротиках, контактных ядах и падающих блоках.

И больше не проснулся.

спойлер
***

Дрейк указал на силуэт заброшенного дома на холме перед ними в свете полной луны.

– Вот он, особняк Скомбль.

Джиллиан тесно прижалась к нему. Дрейк оберегающе обнял ее рукой, польщенный такой реакцией. Ему нравилась роль храброго сильного мужчины.
– Бояться нечего, – сказал он. – Я с тобой. И никто не видел старого безумца Скомбля несколько месяцев. Тут должно быть ни души.
– Мы действительно должны заходить внутрь? – спросила Джиллиан.
– Нет, не должны. Но мы войдем, и я скажу тебе почему – говорят, у лорда Скомбля было нехило бабла. Никто не видел, чтобы он покидал город, поэтому я полагаю, он либо залег на дно, либо врезал дуба. В любом случае я знаю из надежного источника, что свои деньги он заныкал в доме.
– И кто это тебе сказал?
– Назовем его просто надежный источник, – повторил Дрейк, подмигивая Джиллиан.

Недавно его пригласили в местную воровскую гильдию, и теперь он кидал понты, намекая на свежеобретенный статус без называния имен. Последнее было довольно мудро, ибо даже воров козырной масти убивали за трепотню языком.
– Он довольно заброшенный, – прокомментировала Джиллиан. – Не похоже, что у старика вообще были деньги, иначе он бы починил свою хату.
– В том-то и дело, – возразил Дрейк. – Ты же не станешь афишировать тот факт, что у тебя есть деньги. Теперь пошли. Помоем хату.
– А днем сюда прийти никак нельзя?
– Днем нас могут увидеть. Лучше работать в темноте. Я взял фонарь – зажгу, когда войдем. А теперь пошли, мы теряем время.

Джиллиан пожала плечами и пошла за Дрейком по тропинке к разрушающейся усадьбе.

***

Лорд Скомбль с удивлением обнаружил, что смотрит вниз на собственное лицо. Это было лицо, которое он привык видеть каждое утро в треснувшем зеркале, когда водил старой бритвой по подбородку. Но сейчас оно было иным.

Во-первых, бородавка была с другой стороны. У Скомбля на левой стороне носа была бородавка в половину медяка, и он каждое утро хмурился на нее в зеркале. Разумеется, в зеркале она была справа, но сейчас бородавка была у него слева.

Еще более обескураживающим было то, что глаза были закрыты. Это само по себе было довольно странно – как можно смотреть на собственные закрытые глаза? И тут он с испугом осознал, что лицо его неестественно неподвижным. Он не дышал!

Именно в этот момент лорд Скомбль понял, что он мертв (1).

Тогда-то он и сел, сбив при этом тонкое оделяло на пол. Глядя вниз на свой хрупкий лик – свой хрупкий, мертвый лик – он подивился, кем же он стал. Привидением?

Он встал – это ощущалось, как если бы он встал (2) – и подошел к зеркалу. Увиденное его шокировало.

Сейчас лорда Скомбля во всех смыслах воплощала замаранная, посеревшая простыня с его кровати (3). Он повернулся взглянуть на кровать. Там было упавшее на пол одеяло. Было его человеческое тело – простыни не было. Он опять повернулся к зеркалу. В старом треснувшем зеркале для бритья лорда Скомбля отражалась простыня, как будто надетая на человеческое тело (4).

«Как такое может быть»? – подумал он. «Как я очутился запертым в собственное постельное белье (5)»? Чушь какая. Он уставился на свое отражение. «И если подумать, как я вообще могу видеть (6)»?

Озадаченный простынный фантом плавал взад-вперед по спальне, пытаясь собраться с мыслями.

***

Все двери были заперты. Дрейк ожидал этого, более того, даже на это рассчитывал, потому что это давало ему шанс покрасоваться перед Джиллиан.

– Смотри, – сказал он, разложив свои причиндалы на заднем крыльце и выбирая в свете луны отмычку.

С видом профессионала вставил ее в замок, пошевелил там, и… ничего.

– Погоди минутку, – сказал он. – Окей, я двигаю ею правильно, и… на этот раз точно… почти открыл… да ё-моё!

Совершенно не впечатленная Джиллиан посмотрела на него, надув губки.
– Попробуем вот эту, – сказал Дрейк, выбирая другую отмычку. – Быстрый поворот, немножко покачать… да ёлки-палки. Ладно, сейчас мы ее… нет, погоди-ка… почти-почти… есть!

Он почувствовал, как замок поддался, вынул отмычку и повернулся к Джиллиан за заслуженной похвалой.

Ее там не было.
– Джиллиан? – тихонько позвал Дрейк.

Заскрипев, открылась дверь. Перепугано охнув, Дрейк отпрыгнул на шаг назад, прежде чем понял, что в дверях собственной персоной стоит Джиллиан.
– Тут за углом окно разбито, – сказала она. – Я тебя испугала?

Дрейк подавил свой гнев и тихонько собрал свои инструменты. Затем, не сказав ни слово, протиснулся мимо нее и вошел внутрь. Джиллиан закрыла за ним дверь. Та захлопнулась с жутковатым скрипом, затем все стихло.

***

Скомбль еженощно обходил свой дом дозором. После смерти он стал вполне ночной птахой – днем накатывала вялость (7), часто он проводил часы в своей спальне наверху, просто глазея, как разлагается его бывшее тело – процесс, который он находил по-своему чарующим. Вскоре после смерти его труп обнаружили мухи, и сейчас тот казался шевелящимся от извивающихся белых личинок. Лорд Скомбль мог лишь представить, как там воняло, и был благодарен, что его обоняние не пережило перехода в нежизнь.

Он позволил мухам и личинкам жить в его спальне наверху – в конце концов, вряд ли они могли что-то сделать с его ловушками или хорошо припрятанными денежками. Зато в подвале он нашел следы крыс и охотился на них при всякой возможности. Крысы – другое дело, некоторые из них были достаточно крупными и вполне могли задействовать одну из его ловушек, если бы поднялись наверх, поэтому он всегда был начеку. Всякий раз, как на глаза ему попадалась крыса, лорд Скомбль ронял свое полотняное тело на зверюшку и плотно оборачивал ее своими складками, удушая (8). Смерть каждого существа приносила огромное удовольствие простынному фантому, и со временем он уже выискивал грызунов не только ради безопасности своих ловушек, но в равной степени и для приносимого убийством восторга.

***

Фонарь практически не освещал комнату. Повсюду были тени, как будто дом знал о смерти своего хозяина и отказывался подчиниться вторжению света. Однако все, что было нужно Дрейку, это быстро осмотреться. Он сильно сомневался, что отыщет спрятанную сокровищницу лорда Скомбля прямо здесь – скорее это был ознакомительный обход, а заодно и возможность произвести впечатление на Джиллиан. К несчастью его копошение у двери отнюдь не способствовало восхищению его талантами. Придется поискать другой способ обратить на себя ее внимание.

Дрейк подумал, что шанс настал, когда они услышали писк и царапание крысы – и довольно крупной, судя по звуку. Джиллиан крепко прижалась к юному вору, испуганно озираясь вокруг. Вот мой шанс, подумал Дрейк, заметив шныряющую по полу крысу.

В мгновенье ока Дрейк вынул кинжал из сапога и отправил его в полет. Бросок был идеальным, пригвоздивший крысу раньше, чем та сумела понять, что ее ударило. Дрейк упер руки в боки и принял уверенную позу, оглядываясь на Джиллиан и ожидая выражения глубокого восхищения.

Но все, что он получил, это выражение отвращения.

– Бе-е-е! – крикнула она. – Убери это отсюда!

Обескураженный Дрейк извлек свой кинжал, отер лезвие о мех крысы и вернул его в сапог. Затем пинком отфутболил дохлую крысу подальше с глаз.
– Думаешь, тут еще есть крысы? – спросила Джиллиан, тревожно размахивая фонарем по сторонам.
– Вероятно, – ответил Дрейк. – Но ты не волнуйся. Я защищу тебя.
– У тебя еще ножи есть?
– Ну-у, да…
– Тогда дай мне один. С ним мне будет спокойнее – и тот, что без крови. Фу!

Дрейк вынул небольшой клинок, упрятанный с тыльной стороны пояса, и передал его Джиллиан, хмурясь из-за нехватки у нее уверенности в его мастерстве. И в этот раз все пошло не так, как он планировал. Он попытался сосредоточиться на поисках заначки лорда Скомбля. Хоть что-то, но эта ночь должна принести!
– Попробуем здесь, – сказал он, направляясь к кухне.

***

Скомбль услышал голоса с первого этажа и тихо спланировал вдоль лестницы. «Итак, грабители пришли, наконец», – подумал он.

Их было двое, мужчина и женщина, оба молодые. Лорду Скомблю понравился расклад. Какой-то миг он раздумывал, может пусть их теряют время внизу – все его ловушки были на втором этаже, ближе к укрытым на чердаке сокровищам – но мысль о двух чужаках, расхаживающих среди его имущества, привела простынного фантома в ярость. Может, ему в неживом состоянии и нет проку от кухонной утвари, но все равно, это его! Плюс, если он позволит им подняться наверх, чтобы они смогли пасть жертвой одной из его хитроумных ловушек, тогда он лишится минимум одной из них. Лорд Скомбль сообразил, что в его нынешнем виде он будет не в состоянии перезарядить сработавшие ловушки, поэтому лучше будет оставить их в качестве последней линии обороны, чтобы использовать лишь при абсолютной необходимости.

С поспешностью, рожденной решительностью и ненавистью, простынный фантом скользнул по коридору на кухню.

***

– Тьфу! Пауки! – визжала Джиллиан, вытаскивая паутину из волос.

Она проверяла кладовку, надеясь обнаружить потайное отделение.

Дрейк только головой покачал и продолжил тыкать кинжалом в половицы, пытаясь отыскать незакрепленную, под которую лорд Скомбль мог бы запихнуть свои сокровища. А потому он не увидел простынного фантома, тихо скользившего позади него.

Увидела Джиллиан.
– Дрейк! – заорала она, когда парящая постельная принадлежность широко распростерлась перед тем, как упасть на ничего не подозревающего вора. А когда она упала, перед Джиллиан сверкнули зеленые ненавидящие глаза, горящие в центре простыни.

Несмотря на крик Джиллиан у Дрейка не было времени отреагировать прежде, чем он очутился спеленатым удушающей массой тряпья. Кинжал все еще был у него в руке, но сами руки были прижаты к бокам (9). Он дергался взад и вперед, дрыгая ногами, но освободиться не удавалось.

Внезапно по правому бедру пробежала линия боли – это Джиллиан ударила тварь полученным от Дрейка маленьким ножичком (10). Она прорезала в ожившей простыне рваную прореху, достаточную, чтобы освободить правую руку Дрейка и дать ему вывернуться на свободу.

Дрейк сумел высунуть голову наружу из-под простыни и глотнуть воздуха. Он увидел Джиллиан, со свирепой решимостью на лице дергающей со всей силы за угол простыни.
– Почти получилось! – выкрикнула она сквозь стиснутые зубы.

Затем со рвущимся звуком тварь оставила его, и Дрейк освободился.

В чахлом свете фонаря Дрейк увидел, как простыня подпрыгивает подобно взбесившемуся воздушному змею, по прежнему удерживаемая за один уголок Джиллиан. Со зловещей грацией тварь развернулась в воздухе, хлопая разлохмаченным краем там, где клинок Джиллиан прорезал Дрейку путь на волю (11), и почти как ни в чем ни бывало накрыла девушку.

Время как будто замерло для Дрейка. Стоя на четвереньках на кухне лорда Скомбля, он сразу же осознал несколько вещей. Джиллиан выронила свой нож, чтобы стащить с него тварь – вот он лежит на полу на границе света от фонаря, вымазанный его собственной кровью. Тварь полностью обернулась вокруг Джиллиан, плотно сжимая ее. Он смутно, как будто издали, слышал ее вздохи и стоны. И наконец, его нога все еще кровила там, где ее пропорола, срезая с него монстра, Джиллиан. Нога пульсировала тупой болью.

Все это заняло долю секунды, а затем Дрейк с быстротой выпускника воровских университетов оценил ситуацию и составил план действий. Он встал на ноги и, прихрамывая, драпанул вон отсюда, оставив позади свои кинжалы, свой фонарь, спрятанные сокровища лорда Скомбля и Джиллиан.

***

Скомбль пристально глядел в напуганные глаза женщины и уловил момент, когда жизнь покинула ее тело.

На этот раз он плотно обернул свое простынное тело вокруг жертвы. Если грабители уже начали шнырять вокруг его берлоги, ему нужно быть готовым к новым встречам. Вышло так, что в первый раз их было всего двое, вооруженных лишь кинжалами, и посмотрите, что случилось – его ранили, и один из них сбежал. Если он хочет сохранить свои драгоценные сокровища в целости, ему придется действовать получше!

Он убил женщину незадолго до полуночи. Всю эту ночь он оставался обернутым вокруг ее мертвой плоти, а заодно и следующее утро. Солнце уже подобралось к зениту, когда трансформация завершилась, и лорд Скомбль вновь стоял на двух твердых ногах (12).

Было здорово вновь ощущать плотность плоти! Лорд Скомбль покинул кухню и поковылял по коридору – ему не терпелось подняться в спальню и хорошенько рассмотреть себя в бритвенном зеркале.

По дороге он миновал дохлую крысу, убитую Дрейком этой ночью. Странное ощущение кольнуло его, ощущение, которое он совсем забыл за свою бытность простынным фантомом. Он ухватил крысу кривыми пальцами, ногти на которых переросли за ночь в когти, и вгрызся в мертвую плоть животного зубами, также превратившимися в длинные и острые (13). Опустившись на корточки, он жадно рвал крысу, пожирая ее всю, с костями. Закончив, он скользнул длинным почерневшим языком по губам и заурчал от удовольствия (14). Прошли – что? – месяцы с тех пор, как он ел, и сейчас крыса всего лишь напомнила ему о внезапном и неутолимом голоде. Ему нужно найти, и побыстрее, еще еды, возможно крыс, убитых им ранее в подвале в бытность простынным фантомом.

Поднимаясь по лестнице, лорд Скомбль внезапно почувствовал головокружение и одурманенность, мысли стали медлительными и спутанными. Что он делает? Поднимется по лестнице. Почему? Потому… потому что. Где Дрейк? Почему он бросил ее умирать (15)?

Дотащившись в спальню на одном инстинкте, лорд Скомбль замер при виде ожидавшего его зрелища. Это был труп – его труп – нет, она никогда не видела его раньше – лежащий разлагающейся массой на кровати. Вонь разложения ударила его – ее – как стена, никогда прежде ей не доводилось обонять нечто столь убийственное. Облизывая губы шершавым языком, она пересекла комнату к ожидающей ее кишащей личинками трапезе, временно позабыв все мысли о треснувшем бритвенном зеркале лорда Скомбля.

***

Дрейк стоял на ведущей к старому поместью Скомбль тропинке, собираясь с мужеством. Он до сих пор не знал, что за тип привидения на него напал, но знал, что должен вернуться туда и встретиться с ним лицом. На этот раз он подготовился – был разгар дня, поэтому, возможно, привидения там и не будет, но просто на всякий случай он прихватил с собой флакон святой воды. Также он одолжил короткий волшебный меч у одного новых корешей козырной масти. Возможно «одолжил» было не совсем точным словом, но он вернет меч раньше, чем его хватятся. Дрейк не был уверен, что окажется эффективным против неживой твари, и молился, чтобы его выбор оружия оказался мудрым (16). Поскольку в голову больше никаких неотложных дел не приходило, он сделал глубокий вдох и направился по тропинке к поместью Скомбль. В конце концов, у него в усадьбе осталось неоконченное дело.

Если бы там нашли тело Джиллиан с его кинжалом и фонарем на месте гибели, его могли бы обвинить в ее смерти.

Шагая к крыльцу, Дрейк оберегал правую ногу. Прислушавшись у двери и услышав лишь тишину за ней, он со скрипом распахнул дверь. От этого скрипа сердце заколотилось, Дрейк замер без движения и ждал. Когда две полных минуты прошли без происшествий, он счел себя в безопасности – если бы привидение услыхало звук, то уже успело бы заявиться узнать, в чем дело. Дрейк покрепче сжал рукоять волшебного меча и зашел внутрь.

В доме было темно, несмотря на сияние солнца снаружи. Ставни большинства окон были закрыты, а те, где ставень не было, плотно занавешены заплесневевшей черной тканью. «Лорд Скомбль определенно любит свое уединение», – подумал Дрейк. «И это хорошо. Не хочу, чтобы кто-нибудь видел, что я собираюсь проделать».

Дрейк повернул налево и направился к кухне – необходимость спрятать тело Джиллиан вытеснила все мысли о поисках спрятанных сокровищ. Он быстро прошел темным коридором, стремясь побыстрее покончить с неприятной задачей, упустив из-за спешки, что убитой им прошлой ночью крысы уже тут не было.

Войдя в кухню, он был шокирован, потому что Джиллиан исчезла. Озадаченный, он обследовал пол, думая, что она могла уползти, прежде чем привидение прикончило ее. Что еще хуже, а вдруг она спаслась? Спаслась и выжила, чтобы рассказать, как он ее бросил? Как бы ему не пришлось отвечать по понятиям!

– Ищешь меня? – спросил за спиной хриплый голос.

Все волосы на затылке Дрейка встали дыбом. Он знал, что увидит, если повернется.

Он повернулся.

Джиллиан стояла перед ним, искривив губы в отвратительной пародии на улыбку. Ее кожа была мертвенного желто-белого цвета, из пальцев торчали кривые когти. Зацепившиеся за ее растрепанные волосы нити напомнили Дрейку паутину, так расстроившую ее прошлой ночью. А ее глаза! Ее глаза горели тем же самым злым оттенком зеленого, что и два пятна света, которые юный вор заметил на простынном фантоме прямо перед тем, как тот опустился на его подружку.

Они стояли в противоположных концах кухни, единственная дверь находилась сразу за Джиллиан. Дрейк знал, что должен пройти мимо своей неживой подельницы, если хочет выйти отсюда живым. Блеск в зеленых глазах Джиллиан сказал ему, что она тоже это знает.

Дрейк покрепче сжал рукоять оружия, готовясь ударить. Но кто бы ему позволил? Джиллиан открыла свои губы цвета печени и изрыгнула струю кислоты (17). Дрейк заорал от нестерпимой боли, когда жидкость ударила его в лицо, выжигая зрение из глаз. Он выронил украденный меч и флакон святой воды, схватившись за покалеченное лицо. Ослепшего Дрейка без труда швырнули на пол. Он почувствовал, как Джиллиан уселась на него верхом, с неистовой силой оторвала руки от лица и погрузила острые как лезвия зубы в мягкую плоть его шеи.

Когда его кровь брызнула на пол кухни лорда Скомбля, а его тело принялось рвать на клочки неживое тело преданной им подружки, последней, безумной мыслью Дрейка было: «Теперь я уже никогда не найду спрятанные сокровища»! А потом сознание навеки оставило его.

***

Плотно угнездившийся в вурдалачьем теле грабителя-женщины лорд Скомбль с улыбкой оглядел дело рук своих. Да, потребовалось какое-то время, чтобы привыкнуть к идее находиться в женском теле, но он справился с первоначальным шоком. У него было две руки и две ноги, острые зубы и когти – чего еще мог он желать? Кроме того, женское или нет, тело действовало просто отлично, когда речь касалась действительно важного – рвать плоть, дробить кости и высасывать сладкий, сладкий костный мозг.

Он поднялся по лестнице в спальню, отключил лезвие-ловушку в дальней стене и открыл верхний ящик своего бюро. Натянув по въевшейся привычке пару толстых кожаный перчаток, он потянул за шнур чердачный люк, лишь потом сообразив, что ему больше не стоит тревожиться о контактном яде на этом самом шнуре (18).

Открывшийся люк разложился в лестницу. Отшвырнув перчатки, лорд Скомбль поднял принесенный с собой трофей и полез на чердак. Помещение освещали лишь слабые лучики солнца, пробивающиеся сквозь различные крохотные щели в крыше. Лорд Скомбль поковылял вдоль чердака, минуя свои богатства – сотни тысяч монет, преимущественно медных, заныканных им за шесть десятков нищенских лет. Монеты были навалены беспорядочно, высыпаясь из старых мешков для муки и деревянных ящиков, образуя небольшие кучки по всему захламленному чердаку.

Пройдя в конец помещения, лорд Скомбль нежно поставил трофей на верх самой большой кучи монет и оценивающе улыбнулся получившемуся. Оторванная голова Дрейка незряче смотрела на спрятанные сокровища лорда Скомбля вздувшимися и пузырящимися от кислотной атаки простынного вурдалака глазами.

– Наслаждайся зрелищем, – хихикнула неживая тварь, затем повернулась и спустилась в спальню, чтобы вновь взвести ловушки и возобновить свой дозор (19).

Sheet.doc

138 КБ

Экология простынного фантома и расписка под D&D3 

Загрузок: 31 раз(а)

Sheet Ghoul.doc

49 КБ

Простынный фантом для AD&D2 

Загрузок: 29 раз(а)
Сказали спасибо(4): Antokolos, Таро, Эргистал, Pyrir

_________________
Граф Страд: Если долго сидеть на берегу реки, мимо обязательно проплывет труп ван Рихтена.
Дракон Златолюб: Другими словами, вы не в силах пересечь бегущую воду, но стесняетесь в этом признаться.
Меценат

Текст просто офигенно крутой!!! Это ты перевел?


_________________
Ситуация воспринятая, как "Реальная" - становится реальной по своим Последствиям
Знаменитый приключенец

Отличный перевод! Только вот словечки из воровской "фени" советско-российских реалий здесь как серпом по... горлу. Сразу рушат всю атмосферу сеттинга, т.к. ассоциативный ряд к ним резко выбивается из создаваемого произведением. ИМХО лучше исправить.


_________________
И бесконечность - не предел!


Философия игр. Динамика букв.

Хотите принять участие в обсуждении?

Войдите в свою учётную запись, или зарегистрируйтесь