Очень злобный злодей


Чт Дек 22, 2011 20:42
Kesar

Эргистал

тут суть в том что прямо маг не контролирует заражённых, но он связан с каждым из них (единение сознания причём без обратной связи) каждый заражённый ощущает его присутствие и слушается его команд словно фанатичный верущий приказы римского папы ( ну или бога), при этом все заражённые не являются тумыми движимыми только голодом зомби, они живут как и прежде растят зерно, пасут скот, куют железо и т.д. Но когда маг отдаёт им свои приказы у них врубается режим фанатизма, и они дружно пруть вперёд. Ещё есть момент что в небольших территориальных границах, их линости в некотором смысле сплетаются меж собой и из-за этого у них там местами комунизм.

Пт Дек 23, 2011 0:00
Эргистал
7  12  2  Герой легенд

Зомби-коммунисты. Ладно, как одна из версий принята.

Я начал описывать своего злодея, но ушёл в такие дебри что уже исписал несколько страниц, и до середины не добрался


_________________
Я - Эргистал, игру не написал.
Меня убила лень и я устал.
Емелей на печи лежу я, как гиппопотам.
Кто хочет, дайте щукой мне по щщам.
Вс Янв 08, 2012 15:23
Disel
1  Знаменитый приключенец

да вот можно взять Оригинального злодея из другой книги Сапковского:


– Прекрати, Рейнмар, – нетерпеливо прервал Шарлей. – Сдержи свой раж. Ты теряешь слушателей. По крайней мере одного. Ибо я удаляюсь, дабы перед сном облегчиться в чаще. Это будет, в скобках говоря, действие во сто крат более плодотворное, нежели то, на которое мы тут тратим время.
...
...
Шарлей боролся с чудовищем.
Огромное, человекоподобное, но заросшее черной шерстью чудо-создание напало, видимо, неожиданно, со спины, сразу охватив Шарлея страшнейшим нельсоном косматых и когтистых лап. Демерит, затылок которого был прижат так, что подбородок втиснулся в грудь, уже не кричал, только хрипел, пытаясь оттянуть голову из поля досягаемости зубастой, испускающей потоки слюны пасти. Он боролся изо всех сил, но безрезультатно – чудовище держало его хваткой богомола, не давая шевелиться одной руке и ограничивая движения другой. Несмотря на это, Шарлей извивался, как ласка, и вслепую тыкал локтем в волчью морду, пытался вырваться и давал пинки, но его попытки сводили на нет спущенные ниже колен штаны.
...
...
Шарлей встал. Он был бледен. У него дрожали руки и подкашивались ноги. Но он быстро пришел в себя. Только тихо ругался, потирая и массируя шею.
Подошел Самсон.
– Ты цел? – спросил он. – Невредим?
– Обманом меня взял, сукин сын, – оправдывался демерит. – С заду зашел… Ребра мне чуточку помял… Но я все равно управился бы с ним. Если б не штаны… Я бы справился…
И тут же смутился под многозначительными взглядами.
– Хреново было, – признался он. – Чуть шею мне не свернул. Благодарю за помощь, дружище. Ты спас меня. Я мог, что уж говорить, запросто распрощаться с жизнью.
– Жизнь жизнью, – прервал Самсон, – но задницы своей ты бы нетронутой не унес. Здесь этого ликантропа знают, вся округа знает. Будучи человеком, он тоже питал любовь к извращениям, и в волчьей шкуре это у него осталось. Теперь вот подстерегает таких, которые вроде тебя скидают штаны и раскрывают… э… прости, свой междужопок. Привык, паскудник, сзади схватить и сковать движения… А потом… Сам понимаешь.
Шарлей, несомненно, понимал, потому что заметно вздрогнул. А потом усмехнулся и протянул гиганту правую руку.