Стратегия "Морригард. Пламя и картечь": Игротема


Пт Авг 06, 2021 1:04
PRISHELETS333
182  Знаменитый приключенец

Союз Свободных, ход 3.

1) Строить таверну в Олфорке.
2) Отправить предложение о торговле южным племенам уфуду.
3) Вести дела с Глэром, не совсем чужие люди всё-таки! (торговля)

Пт Авг 06, 2021 22:36
Kukov
Путник

Горлотский край

Топот лошадей. Притаившийся в тростнике Густав видел, как на битый шлях выкотился отряд конников. Он видел черные долманы. У всех них при седлах карабины и сабли.
Густав обернулся, чтобы увидеть своих людей. Рядом с ним находились несколько его братьев по оружию – своевольный Борис, жестокий Олег да флегматичный Францишек. Эти были при командире ибо сжимали настоящее оружие. Дезертир из войска князей-вампиров Борис уже воткнул сошку дабы поцелить из своего мушкета. Промышлявший прежде охотой Олег выхватил два пистоля из-за своего пояса. И только седой лесник Францишек еще даже не снял с ремня мушкетон.
— Мы не сможем перебить всех, – мрачно заметил он.
— И все же, мы должны, – заметил Густав. Он вытащил из сумки небольшой револьвер и коробок с небольшими железными патронами. У каждого из его подчиненных по одному выстрелу. Густав может выпустить на пять больше пуль.
Он поднял револьвер.
— Предлагаю начать.
Францишек вскинул свое ружье.
— Надеюсь, что Золтан приготовился, – заметил старик. – по твоему выстрелу.
Густав заложил левую руку за спину и прицелился в конника, чей доломан был слегка богаче расшит белыми нитями и выстрелил.
Всадник обернулся и усмехнулся. Он схватился за грудь и медленно упал с лошади.
— Вперед, за Айчыну, – бросил Густав и, выпрямившись, начал стрелять, четверо конников упало, пятый попал в откос дорожной гати, из которой посыпалась галька.
Густав потянулся к сабле, но заметил, что ножны пустуют. Он взял револьвер за еще горячее дуло и ринулся в атаку.

Удар. Густав осел на пол, потирая ушибленную голову. Ночнушка была мокрой от холодного пота. Мужчина открыл глаза и увидел пару ног. Подняв взгляд, он увидел лицо своей жены, освещенное лунным светом. В руках у Бетты был грубый фолиант, ее грудь поднималась и опускалась в частом дыхании.
— Я... я..., – начал было Густав, но женщина оборвала его.
— Я запрещаю тебе держать револьвер в комнате, – выпалила она, почти сразу начав всхлипывать. Книга выскользнула из ее рук и с грохотом упала на пол. Следом опустилась она и обняла своего мужа. – я не могу так, солнышко. Я устала ловить тебя по дому в ночи.
Она всхлипнула.
— Это продолжается слишком долго, знаешь ли, – продолжила Бетта.
Густав кивнул.
— Ты хочешь меня бросить? – подавлено осведомился он.
Жена сглотнула и кивнула.
— Я утром возьму извозчика и поеду в дом к родителям.
Мужчина вновь кивнул.
— Я могу дать двадцать миллионов, – сказал он. — это немного, но я скоро должен получить деньги от Князя.
Она посмотрела на мужчину. Лунный блеск отображался в ее глазах цвета янтаря.
— Я не могу взять в руки деньги упыря, – отметила она. — я положусь на свои силы.
На миг они умолкли. Конечно же, его жена не могла взять в руки золото нежити. Сасы из Домовинова всегда отличались особенной набожностью. Граничащей порою с глупостью.
— Что скажешь детям? – спросил мужчина. Женщина лишь пожала плечами.
— Правду. Они все слышали – и ложь их лишь настроит против тебя.

Войсковое кладовище. Кровавы Двор
Конрад Граденко никогда не был трусом. Он не боялся вести свой конный эскадрон в атаку на превосходящие силы двух соседних империй. Он не опасался во главе своей роты Саммаховы прочесывать через самые труднодоступные болота. И, когда оккупанты вдруг решили прекратить “плодотворное сотрудничество” с излишне компетентным ротмистром, он переметнулся к косинерам. Среди членов Рэзыстанса он зарекомендовал себя бесстрашным и способным полевым командиром, а после – одной из немногих смычек между “здраднікамі краіны” и “служкамі канчаткова памерлых”. И не раз эти две группы в Легионе угрожали своему генералу смертью. И все же, он умел уворачиваться от нее.
Теперь же, кутаясь в пальто от холодного ветра с топей, генерал боялся. Три часа тому назад, в его кабинет вошел ливрейный слуга Его Превосходительства и приказал собираться. Во дворе стояла карета, которая, грохоча по брусчатке привезла его сюда. Тут уже находился Князь. Тот приказал ему ждать подле одного из склепов, а сам вошел внутрь.
Конрад пытался вспомнить, кому принадлежал этот склеп. Это был обычный прямоугольный склеп, какие во времена его молодости, бывало, строили особо отличившимся командирам армии Края. На щите над входом в мавзолей был выбит герб – всадник с саблей, догоняющий волка. Этот герб был единственным, что хотя бы что-то говорило о собственнике этой усыпальницы – он не мог увидеть даже и наименьшую табличку на стенах.
Внезапно, интерес пересилил страх этого места и Конрад зашагал ко входу. Здесь он увидел, что Князь не церемонился с входной решетчатой дверью и просто разогнул ее так, чтобы прошмыгнуть внутрь. Генерал проник сквозь образовавшуюся щель и оказался в мраморной комнате. Слой пыли покрывал все – и пол, и несколько декоративных окошек и неподвижный саркофаг в центре.
Только вот... крышка саркофага не оставалась неподвижной. Изображавшая мужчину в черкеске, крышка едва-едва двигалась. Над ней склонился князь, его лицо скривилось в оскале, который можно было бы принять за усмешку.
— Напомнить ли тебе еще раз, за что ты здесь оказался?
С другой стороны ответили небольшим шерхотом. Плита продолжала двигаться. Верно, заточенный под ней пытался высвободиться. Князь хмыкнул.
— Что, трудно говорить, под толщей мрамора? – спросил он, игриво проводя по мраморным газырям на груди. – а ведь я тебя предупреждал, Станислав. Генерал!
Конрад щелкнул каблуками. Князь обернулся и, заметив генерала, кивнул.
— Ловко вы пришли, – сказал он и вновь перевел взгляд на саркофаг. – Станислав, хочешь ли отведать крови?
Из-под мрамора послышалось приглушенное “да”. Несмотря на холод, на лбу генерала проступил холодный пот. Конрад чувствовал, как пульсирует его висок.
— Будешь ли ты служить мне в своей жизни? – спросил князь, мягко прижав крышку к мраморной основе. После мгновения молчания, стоявшие вновь услышали положительный ответ.
Князь усмехнулся и одним движением отбросил крышку саркофага. Она легла, несколько оцарапав стенку склепа. Под ним оказался мужчина, выглядевший крайне истощенным. Одежда на нем уже давно истлела, но по многочисленным обрывкам Конрад мог судить о высоком положении ее обладателя.
— Позвольте мне представить Вам, – начал речь Вацлав-Игнацы. – атамана Станислава Шток-Александренка, одного из моих бывших военачальников.
Шток-Александренко зашипел и попытался выбраться из ямы саркофага, но рука Князя его остановила. Военачальник зашипел.
— Будет тебе, – сказал Князь и стащил с плеча мешок. Развернув его, он бросил на грудь Шток-Александренка небольшой пакет. Генерал присмотрелся и понял, что он не особо хочет знать, что внутри.

Посольство Горлотского края. Утроба
Упырь копошился в мешке, который намедни принесла Зоя. Она слышала, как тот счастливо жрет плоть, добираясь до крови. Иногда, она завидовала зверю. Тот мог быть счастлив от удовлетворения своей простейшей потребности. Зоя же была вынуждена отвлекаться на иное.
Доев нехитрую добычу девушки (невероятно, насколько же легко достать в Городе на Дерьме свежую кровь!), он принялся тереться у ног у девушки. Несмотря на тьму, вампирша видела зеленоватую кожу упыря и четыре стрелчастые лапы, на которых он бойко передвигался, шлепая ладонями. Она почесала за обычным человеческим ухом и упырь издал небольшое урчание. Зоя печально усмехнулась.
Послышался стук. Зоя вмиг вскочила с кресла и жестами показала твари, что необходимо скрываться. Она предпочитала не сообщать никому, что возит с собой... любимца?
Как только упырь скрылся, спрятавшись в шкафу, Зоя открыла дверь. В комнату вампирши протиснулся посол и ударил по включателю. Зажглась лампа, осветив просторную комнатку хозяйки Посольства. Кроме кровати, шкафа и письменного стола под постоянно зашторенным окном, в комнате более ничего не было.
Посол принюхался и скорчил лицо. Он перевел взгляд на пол и мигом отвел его.
— Имеют ли вампиры между собой понятия о морали? – раздраженно спросил он.
Зоя хихикнула.
— Мы не так уж и отличаемся. Но голод у нас сильнее.
— Но можете ли вы умереть от голода?
— Нет, – медленно начала она, словно пытаясь что=то вспомнить. – я помню истории о тех и нашего рода, кто провел в заточении не одну тысячу лет, прежде чем выйти сюда, на поверхность. Однако я столь древних никогда не встречала.
По правде сказать, однажды она едва смогла пережить встречу со стригоем – древним Истинно Мертвым по имени Стагено. К вяшему облегчению, у сопровождавшего ее Князя был при себе заряженный серебром пистоль.
— Увлекательно, – заметил посол и откашлялся. – однако я не хотел узнавать о древних чудовищах.
— Вопрос к более молодым? – она ощерлась.
Посол кивнул.
— Я прошу Вас сопроводить небольшую группу из моей миссии далее на Запад. Ее возглавит советник Славек.
Зоя кивнула, припоминая Славека. Молодой студент, довольно сносно понимающий общеимперский. Неплохой кандидат для отправки...
— Значит, Мильден? – спросила она. Посол кивнул.
— Высокий Острог считает, что торговля ныне более прибыльна, – пояснил он. – Князь считает, что не стоит пускать кровь сразу. Иногда есть смысл подождать.
От слова кровь у Зои проснулась жажда. Она облизнулась. Посол подал ей запьястье.
— Услуга за услугу, мадам.

Приказы и траты:
1) 10000 монет – сформировать Отдельный отряд под командованием полковника Станислава Шток-Александренка (Хозяева ночи);
2) Остаток средств – в казну:
3) Отправить ворона к племени уфуду с предложением торгового соглашения;
4) Снарядить посольство к легату Ребану с предложением торгового соглашения.
Сб Авг 07, 2021 1:09
Negaduck
Путник

Механополис

Распоряжения:
– попытаться выкрасть мага, чтобы дискредитировать секту
– строим таверну в Утробе

Если будет время, то сегодня добавлю художку.

Сб Авг 07, 2021 14:49
Ахкеймион
Путник

Регил Мильден

Контрабанда всегда была неотъемлемой частью экономики Мильдена. По сути своей сама торговля, происходящая в этом краю, была контрабандой с точки зрения имперских законов. Оружие, рабы, алкоголь, курительные смеси и запрещённые эликсиры – всё это можно было обнаружить на одном из рынков Мильдена, а также за его пределами, в окрестных провинциях. Многие торговцы приезжали сюда, чтобы проворачивать свои тёмные дела, скупая и продавая то, что в их родных странах и городах было под запретом, а потом возвращаясь с крупной прибылью. Главным для них было соблюдать лишь одно правило – делай, что хочешь, пока ты платишь Ребену. Однако далеко не все соблюдали столь простое правило, что и приводило к изрядным проблемам.
С момента рассвета прошло уже несколько часов. Этот парень опять опаздывал. Тяжело вздохнув, дородный усатый мужчина уселся в кресло, протерев вспотевший лоб. Он нервно протирал затёкшие ладони, нетерпеливо поглядывая в окно, будто ожидая, что с минуты на минуту к нему ворвутся гости. И где его чёрт носит? Они же договорились встретиться утром. Ещё и эти бугаи в доспехах опять устроили проверку. К счастью, ещё немного и лон покинет эту дыру навсегда. Осталось только одно…
Не успел он подумать об этом, как кто-то принялся настойчиво стучать в дверь. Испугавшись на мгновение, что гостями могли оказаться легионеры, он резко встал с кресла и принялся торопливо ходить из одного конца комнаты в другой, проверяя, не было ли здесь чего подозрительного. Лишь убедившись, что он был в безопасности, он вздохнул и направился к двери. Отворив её, он испытал с одной стороны, облегчение, а с другой, злобу при виде возникшей перед ним рожи паренька лет двадцати с русыми волосами и щетиной, одетого так, будто он только-только вылез с шахт.
-Ты опоздал, – пробурчал он, сжав кулаки. – Где тебя носило?!
-Да так, задержали меня стражнички, – сказал посетитель. – Надо было долю занести одному уроду, иначе он мог забрать весь товар.
-Так ты принёс?
-А как же!
-Тогда давай сюда.
Закрыв дверь, владелец дома показал ему рукой в дальний угол комнаты. Приблизившись туда, парень достал из наплечной сумки несколько бутылок с янтарной жидкостью. Жадными руками прикоснувшись к стеклу, торговец внимательно осмотрел его содержимое. Удовлетворившись этой картиной он облизнул губы и поставил бутылку обратно.
-Всегда хотел спросить, где ты всё это вообще берёшь? Уж явно не у солдатни, – сказал он.
-У всех свои секреты, – сказал паренёк с лисьей улыбкой. – Так что там по поводу нашей сделки?
-Да, всё верно, – сказал мужчина и отошёл чуть поодаль от него. – Один момент.
Опустившись на колени, он убрал с пола небольшой алый коврик, после чего убрал несколько досок. Взяв в одну руку сумку с бутылками, а в другую свечу, он опустился в подвал и поставил их в уголке. Парень же тихо подкрался сзади и с интересом наблюдал за его последующими действиями. Хоть там и было темно, от него не укрылось, что, помимо нескольких ящиков с товарами, там также хранилось несколько мешков с рудой, а также пара шкатулок с золотом.
Наконец, хозяин дома взял небольшой мешочек и медленно поднялся наверх. Аккуратно положив доски обратно и прикрыв всё это ковриком, он протянул мешочек гостю. Внутри оказался какой-то тёмно-зелёный порошок. Приблизив лицо, паренёк глубоко вдохнул, после чего на его лице появилась блаженная улыбка.
-Да, это и вправду оно самое, – сказал он. – Думаю, это честная сделка. Слушай, а ты что, правда, уезжаешь?
-Угу, – последовал ответ. – Нужно по делам съездить ненадолго.
Парень задумался над его ответом, после чего вновь улыбнулся и, похлопав по мешочку, сказал:
-Слушай, а. может, тогда отметим твой уезд? Травка у нас есть, винишко тоже. Что скажешь?
На мгновение им овладело сомнение, но уже спустя миг он пожал плечами и кивнул.
-Почему бы и нет?
С того момента миновало несколько часов. Столь небольшого срока оказалось достаточно, чтобы они успели хорошенько опьянеть. По всей комнате стоял удушливый запах полусладкого дыма, исходившего от самокруток, на которые ушла четверть порошка, а также запах вина. Осушив очередную бутылку, торговец поставил её под ноги. Под столом уже скопилась целая коллекция стекляшек. Хоть он и хотел ограничиться лишь одной порцией, попробовав столь дивный напиток раз, ему просто невозможно было остановиться.
-Так что, завтра уезжаешь? А чего так?
-Да всё наперекосяк идёт, – пробурчал хозяин дома, вдохнув порцию порошка. – Ребен дерёт три шкуры, а прибыли всё меньше и меньше. Говорят, что скоро закончится руда, а тогда всё, пиши пропало. Вот и хочу слинять отсюда, пока ещё тихо. У меня…есть знакомые, которые помогут не только сбежать отсюда, но ещё и дадут целую кучу денег за всё это барахло у меня в погребке.
-Это у них ты раздобыл эту штуку? – спросил парень, повертев в пальцах самокрутку.
-Да уж явно не от Ребена и его своры, – усмехнулся торговец. – Они-то хорошего курева вовек не видали.
-То есть, никто не знает, что ты этим торгуешь?
-Ни одна душа, – последовал ответ.
Будь он трезвым, то сразу смекнул бы, куда шёл разговор, но после целой порции бутылок вина и нескольких самокруток с отборным порошком, он как будто бы не замечал подкрадывающейся к нему опасности, разговаривая с этим парнем, как со старым другом.
-Вот продам это всё, разбогатею и свали куда-нибудь. Главное, чтобы подальше от этой дыры. А там уже не такие деньжищи я могу хоть королём стать.
-Послушай, – сказал юноша, снизив голос до шёпота. – Это самое… А, может, ты и меня возьмёшь? Осточертело мне уже здесь быть, на волю хочу.
-Слушай, а давай, – сказал хозяин дома. – Деньги-то у тебя есть?
-Есть.
-Прихвати своё винишко, деньги, может ещё что-то. Тебе за это тоже денег отсыпят. Главное, уйти тихо. Завтра вечером я пошлю к тебе своего человека, он тебя предупредит. Потом уедем.
-Хорошо… – задумчиво сказал парень. – И ещё одна вещь. Получается, эти деньги у тебя в подвале… Ты их ведь должен был заплатить Ребену?
-Эта свинья от меня ничего не дождётся, – злобно сказал он. – Я для вида заплатил кое-что, но вот это он не получит. Раньше я считал его нормальным, но с такими налогами пусть катиться ко всем чертям.
-Согласен, ну его, – произнёс юноша и поставил на стол ещё бутылку. – Давай закрепляющую.
Проснулся торговец от головной боли, звуки битой посуды, а также от громкого и мерзкого мужского голоса, раздававшегося прямо у него под ухом. Не успел он проворчать и велеть незваным голосам убираться из его дома, как какая-то сила подняла его на ноги. Помотав сонной головой, он открыл глаза и с ужасом увидел перед собой группу легионеров. Воины бесцеремонно ходили по его дому, открывая шкафы, выкидывая их содержимое на пол и передвигая туда-сюда мебель. Он помотал головой и с облегчением увидел, что заветный коврик находится на своём месте.
-Что вы тут делаете?! – злобно спросил он.
-Это мы хотим спросить у тебя, – сказал командир отряда. – До нас тут дошли слухи, что ты явно что-то скрываешь, вот мы и пришли навестить тебя.
-Что вся эта ахинея значит?
Офицер не стал отвечать ему и вместо этого показал рукой в сторону коврика. Один из его людей понял его приказ и вскоре подошёл к указанному месту. Прежде, чем тот стал убирать доски, торговец попробовал вырваться из захвата стражников, требуя, чтобы они оставили его дом в покое. Не успел он пригрозить жалобой Ребену, как стоявший рядом с ним солдат ударил его по лицу, заставив заткнуться. Простонав от нахлынувшей боли, ему не оставалось ничего другого, кроме как беспомощно наблюдать, как легионеры проникали в его тайное место.
-Так я и думал, – сказал командир, подбрасывая в руке мешочек с золотом. – Здесь явно больше денег, чем ты говорил. Значит, ты солгал Ребену. А, кроме того… – он внимательно изучил бутылки с алкоголем, что ему принесли накануне. – Ты ещё и вор.
-В смысле?
-Эти бутылки из кладовых Ребена, – сурово произнёс командир. – Думаю, этого достаточно. Уводите его!
-Я могу объяснить… – пробормотал мужчина, из-за чего получил ещё мощный удар в живот.
-Палачу будешь объяснять, – сказал офицер. – Ему и будешь рассказывать свои сказки.
Последним, что он увидел, прежде чем на его голову накинули мешок, была фигура того самого паренька, что приходил к нему недавно. Он что-то шептал на ухо командиру, после чего офицер протянул ему небольшой кошелёк. Это было последнее, что он увидел перед наступлением тьмы.


Распоряжения:

1) Построить таверну в Ардее (10000 монет)
2) Оставшуюся сумму (4000 монет) оставить в казне

Сб Авг 07, 2021 15:34
Криадан
Знаменитый приключенец

Апрель, 53-й год от кризиса Старой империи
(4-й ход)

Горлотский край

Серые земли. Чародеи уведомляют Блад-ярд о намерении колонизировать области леса Тайр и Брежина, а также предлагают внести дополнения в договор о ненападении: срок действия – до конца текущего года (с возможностью продления), штраф фракции, нарушившей его (досрочно развязав агрессию, в т.ч. шпионаж) – 3 ед. влияния.
Южные земли. Ваши фракции заключили торговый договор.
Событие – Могильники. Строительные работы близ одной из деревень были сорваны обеспокоенными крестьянами, уверенными, что в этом месте сокрыты подземелья, населенный неописуемыми тварями. Некогда они выползали на поверхность, наводя ужас своими адскими хороводами. Вера местных жителей в эти сказки слишком уж сильна. чтобы просто проигнорировать их суеверные бредни...
Возможные решения (не позднее июня):
– усмирить челядь и продолжить работы (1 ед. влияния / 15 звёзд);
– к предкам стоит прислушиваться (3000 монет на перенос работ);
– посмотрим, что худший из кошмаров! (3000 монет на поиск и раскопки).
Казна – 21000 монет
Звёзды: 40
Влияние: 0,5


Серые земли

Событие – Археология. Надписи на рунических камнях повествуют о событиях давно ушедшей эпохи. Похоже, Орден столкнулся с осколком туземной культуры, для которой монолиты имели некое сакральное значение. "Молчун" Хайрем сделал вывод, что под каменным кругом могут находиться катакомбы древних жителей Тайра (или то, что от них – катакомб – осталось).
Возможные решения (не позднее июня):
– не будем ворошить прошлое Тайра (ничего не предпринимать);
– сровнять рунные камни с землёй (-1 ед. влияния 15 звёзд);
– артефакты древности? Мы в деле! (3000 монет).
Казна – 20000 монет
Звёзды: 25,5
Влияние: 1


Союз Свободных

Казна – 15000 монет
Звёзды: 6,5

P.S. Глэр не торгует (см. Фракции – "Нейтралы").



Регио Мильден

Горлотский край. Его высочество князь Вацлав предлагает подписать торговый договор.
Казна – 15000 монет
Звёзды: 15,5


Южные земли

Горлотский край. Ваши фракции заключили торговый договор.
Серые земли. Чародеи уведомляют племя о намерении колонизировать области леса Тайр и Брежина, а также предлагают подписать договор о ненападении: срок действия – до конца текущего года (с возможностью продления), штраф фракции, нарушившей его (досрочно развязав агрессию, в т.ч. шпионаж) – 3 ед. влияния.
Союз Свободных. Вождь Союза Вепрь предлагает подписать торговый договор.
Казна – 11000 монет
Звёзды: 1,5


Механополис

Реакция – Катакомбы. Лишившись "чудесной" рекламы, братство довольно быстро распалось, перестав пользоваться поддержкой населения. В настоящий момент вожди движения, напуганные и дезориентированные, дают показания в столичных застенках (те, у кого ещё остались языки). Угроза "заражения" успешно ликвидирована.
Казна – 21000 монет
Звёзды: 9,5

Вс Авг 08, 2021 21:56
Kukov
Путник

Горлотский край

Высокий Острог. Кровавы Двор
Жизнь в замке не затихала никогда. И если ночью он безраздельно управлялся Князем, днем его контролировали живые. А главным среди живых был Густав.
Он мерял прямоугольный внутренний дворик, гуляя под взглядами восстановленных горгулий. Его Светлость отличался любовью совмещать технологические диковинки с более древними стилями.
Ко княжескому распорядителю подошел один из офицеров Академического Легиона. Козырьнув, он доложил:
— Хорунжий Эслинг, докладываю об исходе учений с Асобным Атрадам, – начал он доклад. – набранные полковником Шток-Александренком... воины – просто звери, господин. Я искренне счастлив, что я не стою на их пути.
Густав кивнул. Отряд этого атамана был довольно небольшим, полковник набрал едва-едва один эскадрон. Однако его отряд, примерно равный одной роте, равнялся по силе с целым Академическим Легионом. Будь у них столько воинов... хотя, лучше нет, если вспомнить, сколько кавалериистам и их исчадиям под седлами нужно “фуража”.
Густава передернуло. Выйдя из легкого оцепенения, он отпустил офицера и отправился в свой кабинет. Войдя в тронный зал и перейдя по диагонали длинную галерею, он открыл дверь и, перешагнув через порог в богато обставленную комнату, вздохнул.
В его кабинете, спаренным со спальней, царил мореный дуб. Из него был сделан массивный стол, с небольшим ответвлением для визитеров. В углу располагалась небольшая софа и столик для более неформальных контактов, а стена напротив была занята огромной этажеркой, наполненной гроссбухами и книгами. Ничего, что могло бы отвлекать от работы на благо Края.
Густав подошел ко столу и взглянул на единственный портрет в комнате. Над роскошным кожаным креслом, висела мозаика Князя. Выложенные алыми камешками его глаза, казалось, бурили любого смертного в комнате. Не исключая и владельца кабинета.
— Я рад, что не могу увидеть себя в зеркале, – послышался голос за спиной. Густав обернулся и немедля сделал небольшой полупоклон. В пороге стоял князь Вацлав-Игнацы. Он перешагнул порог и с легкой усмешкой подошел ко столу. Густав подбежал ко креслу, но Его Превосходительство, все так же усмехаясь, замотал головой.
— Нет-нет, Густав Киннштейн, я здесь в гостях, – сказал он, присаживаясь за стол для переговоров.
— Я думал, что смогу Вас встретить лишь на закате, – заметил распорядитель. Вампир хмыкнул. Тут Густав заметил, что щеки Князя горели румянцем. Он вспомнил, что уже не видел нескольких служанок.
— В любом случае, – начал Густав, поднимаясь. – я хотел представить Вам несколько проблем, к которым стоит обратиться. В первую очередь, я хочу подчеркнуть необходимость заключения иных торговых соглашений.
Князь кивнул.
— Мы должны обратиться к Союзу Свободных, – заметил он, положив руку на юг. – барон, насколько я знаю, довольно скрытная личность, но я не думаю, что он откажется от звонкой монеты. Что там жители Южных Земель?
— Они нам подарили чеснок, – тут Густав фыркнул. – и также согласились заключить соглашение о торговле.
Князь рассмеялся.
— Я бы оскорбился, не будь это довольно потешным, – мгновением спустя он посерьезнел. – но уже начали приходить новые товары, верно?
Распорядитель кивнул.
— Кофе, южные сорта табака, дурман-зелья, – он начал сверяться с книгами. – южная рыба, хлопок, исскусно произведенные охотничьи ружья, такие длинные...
— Довольно, – мягко сказал Князь. – Юг столь же богат, как и во времена моей молодости. Позаботься о том, чтобы южные торговцы имели доступ к нашим ярмаркам и базарам.
Густав кивнул и сделал несколько пометок.
— Еще есть вопрос со стройками, – здесь распорядитель вздохнул. – рабочие отказываются укреплять место, отведенное под оружейный завод. Говорят, что это место проклято старыми могильниками.
Пожалуй, впервые в жизни Густав увидел замешательство на лице у вампира.
— Но ведь это Горлотский край! – воскликнул он. – наша земля столь обильно окроплена кровью, что на ней просто невозможно найти клочок земли, на котором никого не хоронили в течении последних....
Он задумался.
— Заложи карету, – распорядился Князь. – мне нужно сделать визит ко спадару Ректору.
Мильден
Зоя подала девушке небольшую бронзовую монетку и забрала небольшой пучок травы и с облегчением двинулась дальше. Здесь ей определенно нравилось больше, чем в Утробе. Воздух Мильдена был чище, чем в Утробе, но вот порядки – все те же.
Когда она шла с рынка, заметила на себе взгляд одного из воинов. Однако как только он наткнулся на небольшую алую ленту на изгибе ее руки, он мигом утрачивал интерес. Конечно, в Мильдене остро ощущалась нехватка женщин. Вот только не стоило восполнять свои потребности за счет одной из немногих делегаций, которые посещали государство-изгой.
Зоя подошла к единственной в городишке гостиннице и вошла внутрь. Поднявшись на второй этаж, она открыла дверь во Временное Посольство. Покамест, они с Послом Олексой Славеком, двумя консулами и слугой Игорем занимали одну комнату. Сегодня же, Посольство должно стать явью.
Она кивнула Славеку и, положив на стол коренья, усмехнулась. Она пыталась приободрить молодого парня, но, похоже добилась обратной цели. Ее рот наполнился вкусом ее собственной крови – похоже, улыбаясь она вновь порезалась.
— Прошу прощения, – она вытащила платочек и принялась вытирать кровь. Славек лишь сглотнул в ответ.
— Н-н-ничего, – пробормотал он. – я уже привык, мадам.
Ложь, однако из добрых побуждений. Ей определенно нравился этот мальчишка. Быть может...
— Готов ли к сегодняшей встрече с Ребеном? – спросила вампирша. Славек кивнул.
— Однако давай пробежимся по этикету, – предложил он. Девушка вздохнула.
— Ну, давай еще раз. Я – Ребен, – неожиданно более низким голосом сказала она. – какова цель твоего визита?
— Я желаю установить дружественные отношения, Ваше Превосходительство.
Зоя покачала головой.
— Не правильно. Ребен предпочитает не называть себя титулами. Лучше не обращайся к нему иначе, как Ребен. Или легат Ребен.
Она вновь грубо спросила о цели визита.
— Я желаю установить дружественные отношения, – сказал Славек и выставил на стол бутылку вина – ценнейшее из того, что только мог представить ко двору посол Края.
Зоя взяла бутылку и, схватив кинжал, сделала вид, что сбивает горлышко и подняла бутылку над своей головой. После, она вернула вино на стол и, на миг усмехнувшись, сказала:
— Сгодиться, посол. Что ты мне еще, кроме этого шмурдяка, привез?
Славек вытащил еще одну бутылку и верительную грамоту. Зоя покачала головой.
— Рано, дружище. Сперва подай Ребену наш торговый договор. Покажи, что мы можем принести ему пользу именно живыми.
— Но это же будут тогда переговоры не с государством, а с шайкой разбойников! – выпалил Славек, снимая очки.
Зоя покосилась на лежавшие неподалеку корешки дурмана.
— А кто они тут такие? – спросила она. – главное – сделать так, как они хотят и не выдать своего омерзения.
— Это трудно, – заметил посол. Зоя хмыкнула.
— Со мной ведь это удалось, разве нет?

Приказы и траты:
1) 10000 золотых – возвести таверну в Уберляйхтере;
2) 3000 золотых – выделить на проведение раскопок;
3) 5000 золотых – Произвести 1 комплект кирас для Академического Легиона;
4) Предложить заключить трехсторонний Пакт о ненападении с Южными и Серыми землями на условиях, представленных мэтрами магии;
5) Предложить Механополоису пакт о ненападении до конца года с возможностью продления. Предложить обменяться залогами;
6) Снарядить посольство с целью установления дипломатических связей и заключения торгового соглашения с Союзом Свободных;
7) 3000 золотых – приобрести 1 очко влияния;
8) 5 звезд – Приобрести 0,5 очка влияния.
Пн Авг 09, 2021 13:17
Ахкеймион
Путник

Ход Мильдена

Мастер Васкез тяжело вздохнул, протирая вспотевший лоб. Жара была попросту невыносимой. Мало того, во внутреннем дворе Мильдена попросту почти не было мест, где бы он мог спрятаться от палящего солнца. Мало того, стражники, казалось, не проявляли к нему никакого снисхождения, и неумолимо гнали его вперёд. Стоило ему лишь остановиться хоть на мгновение, как начальник караула бросал на него суровый взгляд, отчего он тут же начинал дрожать. Неужели со всеми посетителями обращаются, как с рабами или преступниками, подумалось ему. Хотя он должен был гордиться выпавшему на его долю случаю, Васкез чувствовал лишь тревогу и страх. Хозяин Мильдена славился неукротимым и суровым нравом, а потому он не один раз успел пожалеть, что вообще добивался этой встречи.
От раздумий его отвлёк один из легионеров, грубо положив руку ему на плечо. Он кивнул в ответ и засеменил следом за конвоем. Вскоре они оказались у цели. Дворец Ребена представлял собой массивное трёхэтажное здание, построенное из светлого камня, с величественными башенками и кровавой черепичной крышей. По сути своей строение представляло собой небольшой форт, окружённый небольшой стеной, отгораживающей дворец даже от казарм и офицерских домов. Сама стража дворца, встретившая его у ворот, также отличалась от обычных легионеров, что он видел за всё то время, что Васкез прожил здесь. Их красивые тёмно-золотые доспехи с росписью красноречиво говорили, как о богатстве их хозяина, так и о его могуществе. Опытным взглядом мастера он подметил, что, невзирая на всю помпезность, броня была одной из лучших, что он когда-либо видел. Мало какое оружие смогло бы без проблем пробить её.
Стоило только охране дворца приблизиться к нему, как сопровождавшие его легионеры почтительно отошли назад. Лишь офицер остался и торопливо доложил цель их прибытия. Выслушав их, гвардейцы дали знак Васкезу двигаться вперёд. Миновав небольшой, но уютный и ухоженный сад, мастер оказался внутри здания. Перед ним располагался длинный коридор, украшенный портретами и статуями. Вдоль стен неподвижно стояла стража во всё тех же тёмных доспехах, в то время как слуги шли туда-сюда, исполняя ту или иную прихоть их хозяина.
Прежде чем Васкез успел как следует удивиться царящей внутри роскоши, к нему приблизился высокий и худощавый мужчина в церемониальной алой одежде. Оглядев его внимательно с ног до головы, он спросил:
-Вы и есть мастер Васкез, да?
Посетитель кивнул.
-Значит, так. Легат примет вас прямо сейчас. Но я должен предупредить, что ваше время ограниченно, поэтому выкладывайте сразу, зачем пришли. Легат не любит ждать, а также не выносит дураков и лгунов. Говорите чётко, ясно и без утайки. Я понятно объясняю?
-Да, – промолвил Васкез, чувствуя себя не в своей тарелке от его подозревающего взгляда.
-Идите за мной и ничего не трогайте.
Первое время он пытался запоминать путь, но уже спустя несколько помещений попросту сбился со счёта. Коридоры и столь похожие друг на друга комнаты сменяли друг друга, и конца и края этому попросту не было видно. Стоило ему только предположить, что дворец попросту был бесконечным, как его всё-таки привели к цели. Личные покои Ребена оказались просторным помещением, украшенным гобеленами и портретами самого хозяина Мильдена в тех или иных церемониальных одеяниях и доспехах. Первым, что привлекло внимание мастера, была группа девушек в изящных, но в то же время открытых и нескромных разноцветных платьях. Две из них танцевали друг с другом, в то время как другая пара играла на флейте и арфе. Наконец, оставшаяся девушка прислуживала самому владельцу дворца.
Наконец, его взор остановился на самом Ребене. Хоть Васкезу и приходилось видеть его изображения, развешанные в самых разных уголках Мильдена, встретиться с ним вживую было для него целым откровением. С самого первого взгляда он испытал эмоции, что ни разу не чувствовал при встрече с любым другим обитателем этой провинции, а именно благоговейный трепет. Ребен даже близко не напоминал бандитов и бугаев, что служили в его армии. Это был высокий и массивный пожилой мужчина в красивой стальной броне с меховой накидкой из медвежьей шкуры. Невзирая на жару, он как будто не замечал этого, продолжая стойко носить форму имперского генерала. Нельзя было не отметить его благородные и правильные черты лица, затронутые морщинами, волевой подбородок, короткие и ухоженные поседевшие волосы, а также льдистые голубые глаза.
-Кто сюда пустил этого червя? – презрительно спросил он, сурово взглянув на сопровождавшего Васкеза чиновника.
Тот в свою очередь подскочил к нему и что-то тихо произнёс. Услышав его объяснение, Ребен, казалось, смягчился. Он сел на трон и подозвал к себе одну из девушек, прошептав ей что-то на ухо. Вскоре она засеменила прочь из помещения и вскоре вернулась с подносом, где располагалась бутылка вина и миска с фруктами.
-Так, ты, значит, тот самый мастер, да? – уточнил Ребен, усаживаясь на трон.
Васкез посмотрел по сторонам, думая, где бы присесть, но во всём зале не оказалось ни одного свободного сиденья. Да и, кроме того, никто ему даже не предлагал ничего подобного. Наконец, вспомнив о советах, данных ему перед встречей, он сделал пару шагов вперёд и слегка поклонился.
-Я бесконечно рад, что вы оказали мне такую честь…
-Оставить, – командным голосом сказал Ребен. – Оставь эту чепуху для неженок из Империи, мы тут люди простые. Так зачем ты пришёл? Я человек занятой, так что говори поменьше и побыстрее.
Тяжело вздохнув, Васкез стал думать, что же он мог ему сказать. Ещё до того у него была заготовлена целая речь, что он репетировал последние дни. Но стоило ему оказаться здесь, как все слова тут же выветрились из его головы. Оставалось только придумывать что-то на месте. Прочистив горло, он пробормотал:
-Я оружейник, как и вся моя семья. Я прибыл сюда совсем недавно и решил предложить свои услуги.
-Хорошие мастера всегда нужны, – сказал Ребен. – Вот только зачем мне тебя видеть? Ты мог бы обратиться к одному из моих людей, он бы дал тебе разрешение, и ты мог бы работать на меня. А зачем тогда нам говорить?
Этого он явно не ожидал. Чувствуя, как весь его план начал рушиться, Васкез почувствовал что-то среднее, между обидой и страхом. Неужели весь его план пойдёт прахом? И что самое плохое, он навлечёт на себя опалу со стороны Ребена. И что тогда ему делать? Он в который раз пожалел, что вообще потребовал для себя этой встречи. И тем не менее, отступать было поздно. Надо было идти до конца.
-Я изучил свойства добываемой здесь руды и придумал, как использовать больше его свойств, – сказал Васкез. – Я поэкспериментировал с ней и сделал несколько мечей. Мне показалось, что вам должно быть это интересно.
С этими словами, он взял у сопровождавшего его стражника ножны с находящимся внутри клинком и протянул их Ребену. Тот с недоверием взглянул на мастера, но всё же взял его подарок. Аккуратно вытащив из ножен элегантный длинный меч с расписной рукоятью, он сделал несколько быстрых выпадов, проверив его свойства. Подержав его в руке несколько мгновений, он вернул оружие обратно в ножны.
-По-моему, слишком лёгкий. Я предпочитаю тяжёлые мечи, например, двуручники.
Только-только Васкез успел смириться с тем, что всё пропало, как Ребен одобрительно усмехнулся.
-Но мне нравиться. Я куплю его, как и другие мечи.
С этими словами он подозвал к себе советника и что-то сказал ему, прежде чем вновь обратиться к Васкезу.
-Деньги тебе выдадут сегодня. Можешь быть свободен.
Мастер почувствовал странную смесь эмоций. С одной стороны, он был горд тем, что его работу оценили. Мало того, за неё ему причиталась бы целая куча денег, ведь Ребен щедро одаривал каждого из своих слуг. И, тем не менее, его не покидало чувство обиды. В глубине души он явно ожидал большего. Поклонившись, он повернулся и уже думал идти к выходу, как его окликнул сзади голос легата.
-Послушай, – обратился он к советнику. – А наш кузнец всё ещё ведь болен?
-Да.
-Слушай, давай, пока заменим его. Я думаю, что Васкез хорошо справиться с этим. А ты что думаешь? – спросил он изумлённого оружейника.
-Я…я…согласен, – пробормотал он, до сих пор не веря столь невероятной удаче.


Распоряжения:

1) Принять предложение горлотского князя
2) Заложить фрегат (10000 монет)
3) Оставшиеся средства (5000 монет)оставить в казне

Пн Авг 09, 2021 23:45
Криадан
Знаменитый приключенец


Железная комната
За окном парового экипажа проносились городские постройки, похожие на принадлежности алхимика – пузатые котлы, змеевики и перегонные кубы, исходящие паром и едкой вонью. Это было лучше, чем мёртвые пространства пустошей, оставшиеся позади – и всё же...
«Серые господа, почему именно я? Почему не на юг, к дикарям – те и то больше смыслят в гигиене, чем местные!»
Бельфор был одним из дюжины послов, атташе, торговых представителей и просто соглядатаев, разосланных чародеями во все края материка, где власть была достаточно крепкой, чтобы можно было принимать её в расчёт. Направление Технограда было одним из наиболее приоритетных – Серые рассчитывали на прочный союз с «Герцогом-на-шарнирах», потому-то и послали Бельфора. Так, по крайней мере, ему сообщил его патрон, мэтр Крейн. Теперь Бельфор всё чаще думал, что над ним зло пошутили и что подобные лестные напутствия чародеи раздавали всем посланникам подряд заодно верительными грамотами...
Посол как раз хотел выглянуть наружу, когда перед самым его носом пронеслась огромная опорная ферма – экипаж проезжал сквозь анфиладу из подпорок, удерживавших толстенный пароотвод, ведущий к дворцу суб-губернатора.
«Нет, к Герцогу тебя не допустят, нечего и фантазировать, – отрезал господин Бальтазар – это было бы слишком большой удачей. Скорее всего, один из его многочисленных министров… впрочем, тоже зрелище не для слабонервных, насколько я могу судить по некоторым дошедшим до нас слухам».


...В этот момент экипаж выехал на открытое пространство, и Бельфор смог, наконец, увидеть резиденцию. Дворец Горнила возвышался над прочими постройками, словно горб морского чудовища, с чередой дымящих труб вместо позвонковых гребней. Сквозь грохот самого экипажа прорвался стоящий над городом гул: стук тысяч жерновов и шестерней в недрах Утробы, фырканье паровых труб и свист пневмопочты. Утроба, расплескавшаяся на восьмую часть континента, перемалывала здесь свой завтрак, обильно потея промышленными сливами и фабричным смогом.
«Ш-ш-ш, ..денция, суд...рь или ...ударыня! Просьба ос…б...ть салон. Ш-ш!» – раздалось где-то над головой. Пришлось выбираться из экипажа на «свежий воздух», вооружившись носовым платком с эфирными маслами. Едва Бельфор, неловко цепляясь за поручни, спрыгнул на мостовую, к нему заспешил привратник – высокий старик с блестящей коричневой ливрее, левую ногу которого заменял массивный протез, скрежещущий при каждом шаге.
– Посол Бельфор.
– Он самый. Я прибыл для…
– Идите за мной.

И не подумав дослушивать гостя, старик развернулся и заковылял наверх. Не отнимая от лица густо надушенного платка, Бельфор засеменил следом. Если бы существовала на свете некая шкала вони, то её концентрацию возле дворца суб-губернатора Людовика MMCLXXV, представителя всесильного владыки Механополиса, герцога Обенского, гонец магов оценил бы как «Сдохнуть мне на месте! Отхожее место самого дьявола не могло бы вонять ужаснее!», что было на несколько делений лучше по сравнению с удушливым смрадом, царящим в любом из промышленных или жилых кварталов.
Его сопровождающий, припадая на протез, добрался до двери и принялся возиться с какими-то грязными рычагами.
«У этих технотрупов даже двери какие-то ненормальные», проворчал про себя Бельфор, но когда привратник повернулся к нему, тут же улыбнулся, буквально лучась добродушием.
– Какая, хм… интересная конструкция. Глубокопочтенный суб-губернатор ожидает меня в зале приёмов?
– Нет.
– Э-э, а куда мы,в таком случае, идём?..
– Внутрь, – флегматично ответил привратник.
«Как это я без тебя не догадался!»

Железные ворота, украшенные стилизованным гербом герцогства, составленным из спиц и шестерней, ожил – зубчатые колёса завращались с неприятным лязгом, и створки начали раздвигаться, уходя в толщу стены.
Бельфор с любопытством уставился в темноту, ожидая увидеть огромный холл или коридор, напичканный всякими ловушками, вроде циркулярных пил, но перед ним оказалась лишь небольшая тесная комнатка.
– Это ваш холл?
– Нет, это всего лишь лифт.
Слово это было послу незнакомо, и он с опаской ступил в маленькую металлическую комнатку. Двери захлопнулись; в лифте установился абсолютный мрак, что вкупе с вонью и неизвестностью оказалось серьёзным испытанием для нервов посла. Куда они едут? Внутрь дворца, вверх, по диагонали – а может быть, вниз, в бездонные подземные шахты, где, по слухам, Герцог куёт свою отвратительную армию из полулюдей-полумашин, жутких и равнодушных кадавров, послушных его воле?
Эти фантазии так захватили сознание Бельфора, что, когда двери так же резко распахнулись, он не сразу понял, что нужно выходить.
Следующее помещение оказалось просто огромным и тёмным железным коробом.
«Как-то не слишком торжественно...»


Посол вопросительно оглянулся на своего провожатого.
– Господин губернатор встретит нас здесь?
– Нет. Это – «вошебойка».
– «Воше – что?» – не успел Бельфор как следует возмутиться, как из сотен невидимых щелей в зал хлынули горячие струи пара. Испуганный посол замахал руками с платком, тщетно пытаясь разогнать белое облако, имеющее странный химический запах, но тщетно – его недешёвый камзол вымок насквозь за две секунды, словно посла макнули в океан.
Пар исчез так же внезапно, как и появился, втянувшись в отверстия под потолком. Заметив сердитый взгляд Бельфора, привратник, чуть смягчившись, пожал плечами:
– Обязательная процедура. Господин суб-губернатор Людовик MMCLXXV вынужден поддерживать такие меры в связи с заботой о своём здоровье.
– Хм?
«В таком-то местечке? Ну-ну».
– Вы сами всё увидите.
В дальнем конце зала «паровых сюрпризов», как про себя окрестил его Бельфор, оказалась дверь. Едва они приблизились к ней, створки сами распахнулись, выпустив двух гвардейцев в полном доспехе, скрывающем каждый дюйм плоти. Посол сперва решил, что это солдаты-механоиды, но тут один из них, хрустнув сочленениями, гаркнул:
– Его превосходительство суб-губернатор Людовик MMCLXXV готов вас принять!!
Бельфор неуверенно шагнул вперёд. Гвардейцы, словно игрушечные солдатики на башне с часами, развернулись следом, готовые его сопровождать.
– Пр-рошу!!

    • *

«Не для слабонервных?? Да как такое вообще возможно?»
О герцоге Обенском говорили, что он – безумный параноик: страх смерти заставил его превратить своё тело в полигон для алхимических испытаний, забрав жизнь, но не дав взамен покоя. Однако если мотивы «Шестерёночного лорда» были отчасти ясны, то чем руководствовался этот техно-маньяк Людовик, было совершено непонятно...
В любом случае, стало окончательно понятно, что странный номер после имени означает совсем не очерёдность правления. Оказалось, «две тысячи сто семьдесят пять» – это количество суточных циклов основного двигателя жизнеобеспечения…
Во-первых, суб-губернатор оказался крупным мужчиной. В любом случае, если сложить его неметаллические комплектующие, мысленно добавить пару недостающих деталей и сшить всё это прочной нитью, получился бы атлетичный мужчина под семь с половиной футов ростом.
Во-вторых… стало не совсем понятно, для чего суб-губернатору какая-то «вошебойка» – части его тела, отстоящие друг от друга на добрую милю, находились в условиях, который даже самый льстивый язык не осмелился бы назвать «чистыми»…
Итак, Людовик (его верхняя часть) покоился в массивном ложементе, к которому отовсюду тянулись десятки кабелей, отводов и «кишок». Сам ложемент располагался на подвижной опоре, которая могла перемещаться по залу – от одной огромной консоли с сотнями рычагов, кнопок и переговорных раструбов к другой. Собственно, этим Людовик и занимался, с грохотом ползая по залу и дёргая одновременно десятки рубильников своими живыми и механическими конечностями.
Помимо него, а машинном отделении – а это было чем угодно, но никак не «кабинетом для официальных приёмов» – суетились ещё десятка два рабочих в серых робах, бестолков толпящихся возле рычагов или возле стен.

Заметя посла, суб-губернатор прекратил свои манипуляции. Механическое основание, шипя и выпуская облака пара, подкатилось к дверям: Людовик MMCLXXV двинул какой-то рычаг, и его тело отделилось от ложа – за спиной правителя оказались десятки проводков, уходящих под кожу. Огромное лицо с массивными чертами и тяжёлым взглядом рядом с лицом Бельфора.
Преодолев нахлынувший трепет (всё же не зря среди подручных мэтра Бальтазара он славился своими талантами к дипломатии), Бельфор поклонился:
– Рад Вас приветствовать, Ваше превосходительство, от имени своих господ…
– Какой ты мелкий… и хилый. – Людовик разглядывал посланца с интересом энтомолога, уловившего в свой сачок каку-то неизвестную науке букашку. – Ручки-ножки, четырёх-камерное сердце и несколько десятков ярдов кишок. Органика… – Посол презрительно скривился.
«О совсем полоумный? Ох, могучие лорды...»
Тактично подождав, не будет ли у этой оскорбительной ремарки продолжения, Бельфор приложил руку к груди:
– А ещё неплохие мозги, внимательные глаза и крепкие нервы – и всё до последней клеточки на службе Ордену.
– «Неплохие мозги?» – Людовик, не ожидавший такой дерзости, удивлённо округлил глаза, и внезапно гулко рассмеялся. Казалось, затрясся весь зал. По сотням машин, консолей и приводов прошла лёгкая дрожь, задребезжали стёкла резервуаров с мутной желтоватой жижей, расположенных вдоль стены.

Оборвав свой громовой хохот, Людовик заметил:
– Узнать, хороши ли его мозги, наверняка может лишь тот, кто сам держал их в руках.
– К сожалению, хм, был избавлен от такой… чести.
– Ну ещё бы, – самодовольно бросил Людовик. Его тело вновь пришло в движение, поднявшись наверх, к своему удобному трону. Скосив глаза, Бельфор заметил множество язв и пролежней, бывающих у людей, давно не поднимавшихся с постели из-за паралича или иного обессиливающего недуга.
Постамент развернулся в центр зала, Людовик кивнул послу, приглашая его на прогулку по своим владениям. Рабочие, попадавшиеся на пути, спешно уступали им дорогу – похоже, герцогский подопечный не имел привычки тормозить, если кто-то из его инженеров задерживался на пути движения платформы.
– Не стану врать, будто бы я сам удостоился этой, как вы её назвали, чести… – постамент медленно двинулся вперёд: как раз с той скоростью, чтобы низкорослый и тучный посланник мог поспевать за движением своего собеседника. – Природа в нас ещё слишком сильна. Все эти гормоны, секреция, вся эта… – Людовик вновь сморщился, будто прожевал целый лимон. – Нервная система. Человек ещё недалеко ушёл от тупого, вонючего скота, пожирающего своё потомство и живущего в своих экскрементах…
«О, да – особенно здесь!» – усмехнулся про себя Бельфор.
– Но, думаю, со временем, следуя мудрому миропорядку Трёх постулатов, мы сможем разорвать тенета биологии. Венец природы – не человек, нет: это созданная им машина, лишённая терзаний и скорбей бренной плоти. Могучая, надёжная! Бессмертная!

Бельфор, с заинтересованным видом кивающий на каждое слово суб-губернатора, мотал на ус каждое его слово. Интересы его господина к вопросам прикладной вечной жизни были ему известны, и альтернативный взгляд на этот вопрос представлял особую важность…
– Я полагал, что один лишь достославный Герцог решился на такое кардинальное пере… переписывание своей природы.
– О, Герцог!.. – в глазах суб-губернатора мелькнуло искреннее восхищение. Похоже, жуткий полутруп боготворил своего владыку. – Он был первым, но… его жизнь слишком ценна, чтобы пробовать на нём то, что было слишком ново.
– То есть...
– Испытать все риски, пришлось искать добровольцев. Я вызвался стать "Нулевым" – предтечей Первого. Я хотел отдать за Герцога свою жизнь – и в награду за это получил всю эту мощь!
Суб-губернатор пошевелил своей могучей рукой, и десятки его механических конечностей, торчащих из массивного основания платформы, пришли в движение. Мотор в недрах стального ложа взревел, передавая свою вибрацию плитам пола и несущим колоннам. Освещение в зале заморгало, сверху посыпались чешуйки ржавчины. В мелькающих тенях Людовик походил на огромного спрута, в ореоле из пляшущих щупалец.
Бельфор, впечатлённый этим зрелищем, обтёр вспотевший лоб носовым платком. Похоже, местный хозяин был довольно холеричным чело… чем-то – видя, как побледнели рабочие зала, опасливо поглядывающие наверх, посол забеспокоился, как бы эта демонстрация силы не закончилась трагедией… К счастью, роль «потрясателя устоев» быстро надоела Людовику – отключив механические клешни, он устало и довольно откинулся в своём ложе.

– Видели? Я мог бы стереть с лица земли целый город! И без всякой этой вашей магии – одной лишь мощью своего стального тела!
– Да, впечатляет...
По «кишкам», уходящим куда-то в основание ложа, начала подаваться питающая жидкость. «Видимо, наш разрушитель городов устаёт… как и простой человек. Хм». Решив разговорить суб-губернатора, Бельфор прочистил горло и осторожно заметил:
– Но не слишком ли это неудобно? Все эти штуки – внутри тела…
– Это – пустяки! Что может жалкая природа придумать такого, чего не смог бы сделать умелый инженер? Система кровообращения? Ха! Её полностью заменила система искусственных нагнетателей питательной жидкости. Вот! – Губернатор махнул рукой на ряды резервуаров. – Это – моя кроветворящая печень! Мои сосуды, в которые я сам, по желанию, могу добавить тонизирующих веществ – или наоборот, седативных! Моё сердце, которые качает кровь по целому океану в сутки! Это мощный мотор!!..
Разошедшийся Людовик резко подался вперёд из своего ложа, и один из клапанов как раз со стороны посла внезапно лопнул, разбрызгивая жёлтую густую жижу.
– Раствор!! – мрачно-восторженное лицо Людовика «Две тысячи какого-то» внезапно искривила гримаса гнева, а затем боли. – немедленно устранить утечку!
Порванный шланг, словно взбесившаяся змея, дёргался из стороны в сторону, заливая пол, платформу – и посла – искусственной жёлтой кровью. По постаменту начали карабкаться рабочие с изолирующей лентой. Несколько из них поскользнулись и упали на каменный пол, едва не попав под гусеницы – их вовремя оттащили в сторону товарищи.

Наконец, спустя две минуты, поломка была устранена.
Инженеры спрыгнули с платформы и вернулись к своим пультам, изредка бросая обеспокоенные взгляды на великана на железном троне.
Людовик лежал, откинувшись в ложементе – по его большому красивому лбу струился липкий пот, глаза были прикрыты.
Бельфор осмотрел свой камзол – несколько жёлтых растворных пятен, не впитываясь в ткань, украшали его плечо и рукав. Воспользовавшись тем, что никто не смотрел на него, гость аккуратно промокнул из носовым платком, собрав как можно больше капель, и поспешил убрать мокрую тряпицу за пазуху...


Непонятно, где…
Весь день к дому подъезжали новые люди – одиночные всадники или целые подводы. Напоив лошадей и пропустив кружку-другую пива в харчевне на первом этаже, все они вскоре вновь отправлялись в дорогу, не задерживаясь дольше, чем на час.
Домик был не домик, а захудалая таверна «Тощая кляча». Даром что стоит на перекрёстке – располагаясь вдали от основных торговых трактов континента, заведение не могло похвастаться высокой посещаемостью и выручкой. Но его важность заключалась и не в этом. Всякий раз, когда на улице раздавался стук копыт или скрип тележных колёс, в небольшую комнатку на нижнем уровне, налево от винного погреба, заглядывал, низко пригибая голову, очередной посетитель.
Старик у конторки, не поднимая головы от разложенных перед ним бумаг, проскрипел:
– Откуда?
– Деревня Волдыри, Домовинов.
– С чем пожаловал?
– Третьего дня в соседний посёлок – Жабья гать – прибыли три телеги с брёвнами для строительства. Также в трактире говорили, что ждут каменщика.
– Куда сейчас?
– М-м, Скарволд, к семье.
– Так…
Старик вносил какие-то пометки в свою книгу, скрипя растрёпанным гусиным пером, и кивал слуге у двери, сидящем в обнимку с большой чёрной кожаной сумкой.
– Отсчитай-ка.
Детина доставал несколько монет, ссыпал их в ладонь осведомителя и кивал на дверь.
– Давай, давай, не задерживай.


На лестнице в погреб уже гремели сапоги нового посетителя. Следующим оказался статный молодой мужчина в добротном костюме. Бросив быстрый взгляд по сторонам, он не стал дожидаться приглашения и плюхнулся на лавку рядом с детиной.
Старик поднял на него взгляд, внезапно потеплевший.
– А-а, Пека Болтун.
– Ага, он самый, мастер Юджин. Как делишки?
– Приятно знать, сынок, что кому-то ещё интересны простые заботы старика… – Юджин театрально поохал, пошевелив скрюченными пальцами. – Но всё же – начни лучше ты.
Пека улыбнулся, примирительно подняв ладони в чёрных митенках.
– Как пожелаешь… Ну, с чего бы начать.
В следующие десять минут на обитателей комнатки вылился поток информации о стоимости на шёлк, ячмень и пеньку в Южном Гридфолле, кое-какие новые сплетни о купеческих и бандитских разборках, а также содержание нескольких конфиденциальных записок, адресованных дельцам Глэра – и умело перехваченных Пекой.

– Прислуга в этих краях, как обычно, не прочь подработать на стороне…
– И что нам это даст?
– Ну… – Пека начал загибать пальцы. – Точное знание о маршрутах купеческих караванов – их целях, предполагаемых грузах и их объёмах. Мы можем приблизительно прикинуть, насколько поднимутся или упадут цены на местных рынках, вложившись в закупку, скажем, парусины с тем, чтобы затем перепродать её новому покупателю…
– Рискованно. – с сомнением пожевал губами Юджин.
– Нисколько! Я совершенно точно знаю, что кое-кто затевает спустить на воду новый кораблик. Красивенький такой, с имперскими штандартами на бортах.
Старик внимательно слушал и записывал. Информация, стекавшаяся к нему (да только ли к нему – мало ли на континенте таких «Тощих кляч» с маленькими комнатками рядом с винным погребом?), тщательно записывалась, перепроверялась и анализировалась. А практические решения принимались совершенно в другом месте.
– Ох, мой мальчик… Погоди, пальцы онемели. – Старик принялся щёлкать распухшими суставами. Болтун задумчиво посмотрел в окно. У небольшого окошка под самым потолком застучали капли начинающегося дождя. Пека вздохнул.
– Годы уже не те. А может, на моё место, а? – Старик лукаво подмигнул гостю. – А что? Голова у тебя варит. А тут без головы никак нельзя? Это вам не ногами махать, языком трепать да денежками казёнными сорить! Что думаешь?
Болтун поднялся со скамейки.
– Извиняйте, дядя. Я тут и дня не усижу. Я ловлю, вы жарите… а кто же жрать будет?
Старик строго погрозил ему пальцем.
– Найдётся, кому сожрать. Кому жрать, Пека, у тех зубищи – не чета нашим. Пит, рассчитай-ка гостя, как полагается.
Пека, явно давно дожидавшийся этих слов, с готовностью подставил пёстрый кошель, в который посыпался ручей из мелких монет.


Распоряжения:
1. Увеличить влияние Ордена – 21000 монет (считая +1000 за 5 звёзд).
2. Предложить племени уфуду военный союз и договор прохода войск.

Ср Авг 11, 2021 0:23
ReNeGaDe
26  Герой легенд

Южные земли Ход 4


Верховный жрец поднес ко рту дольку арбуза и приготовился откусить кусочек, но в это время к нему на плечо сел ворон и клюнул арбуз. К лапке ворона был привязан пергамент. Вождь внимательно осмотрел другую лапку – подарка не было...
Тогда вождь сделал вывод, что ворон и есть подарок. Он приказал посадить его в клетку и учить его разговаривать. Интересно кто более способный – попугай, или ворон?
В это время доложили прибытии еще одного посла – из Союза свободных.На всякий случай вождь поинтересовался – человек прибыл, зверь или птица...
По поручению жреца Васаянси прочел оба пергамента (особенно вождя интересовало правильность написания названия пламени – на этот раз всё было в порядке).
Заключение еще двух торговых договоров – это еще пополнение казны, поэтому жрец находился в хорошем расположении духа.
Он велел накормить посла и передать через него подарок правителю Союза свободных – довольно большой шмоток сала...

1. Подписываем торговый договор с союзом свободных
2. Начать строительство Лаборатории в Эгву
3. Переправить отряд стрелков из столицы Габаса в Ямму
4. Согласовываем договор о ненападении с Серыми землями

Ср Авг 11, 2021 1:06
PRISHELETS333
182  Знаменитый приключенец

Союз Свободных.
1) Направить предложение о торговле механистам.
2) Строить лабораторию в Южном Гридфолле. (10к)
3) Вложить 5000 золота в наращивание влияния.(если это так работает)

Ср Авг 11, 2021 22:43
Negaduck
Путник

Механополис

Распоряжения:
1. Формируем корпус легионеров "Шестереночные крысы" в Утробе
2. Покупаем 2 ед. влияния
3. Предлагаем Вацлаву заключить военный союз
4. Выражаем заинтересованность в заключении торгового соглашения с Союзом Свободных и племенем южных дикарей

Ср Авг 11, 2021 23:25
Криадан
Знаменитый приключенец

Май, 53-й год от кризиса Старой империи
(5-й ход)

Горлотский край

Регио Мильден. Ваши фракции заключили торговый договор.
Механополис. Его высочество герцог Обенский предлагает заключить военный союз.
Реакция – Могильники. Под трясиной действительно оказался проход в подземелья – город древних титанов, давно покинутый и заброшенный. Самое большое, что можем там встретиться из живности – тостозадые крысы из Города-на-дерьме, прорывшие тоннели в поисках спасения от удушающих миазмов. Кто знает, какие тайны хранят в себе эти подземелья?
Возможные решения (не позднее июля):
– начать исследование подземного города своими силами (3000 монет);
– привлечь к исследованиям специалистов из Ордена (договор);
– остановить раскопки (ничего не предпринимать).
Казна – 16000 монет
Звёзды: 42
Влияние: 1


Серые земли

Горлотский край. Его высочество князь Вацлав принял предложенные условия, подписав договор о ненападении сроком до конца года (залог: 3 ед. влияния).
Казна – 19000 монет
Звёзды: 38,5
Влияние: 1


Союз Свободных

Горлотский край. Его высочество князь Вацлав предлагает подписать торговый договор.
Механополис. Ваши фракции заключили торговый договор.
Казна – 16000 монет
Звёзды: 6,5


Регио Мильден

Горлотский край. Ваши фракции заключили торговый договор.
Реакция – Контрабандисты. Ушлые дельцы из соседней области продолжают беспрепятственно перевозить товары через границу, минуя мильденскую таможню. Сложно судить, насколько владения Ребена защищены от военных угроз, но в защите своих экономических интересов имперцам далеко до проныр из Гридфолла.
Казна – 16000 монет
Звёзды: 22,5


Южные земли

Горлотский край. Его высочество князь Вацлав предлагает подписать договор о ненападении сроком до конца года (залог: 3 ед. влияния).
Серые земли. Мэтр ван Хольт предлагает заключить военный союз и подписать договор о свободном проходе войск по союзным территориям.
Механополис. Его высочество герцог Обенский предлагает подписать торговый договор.
Казна – 11000 монет
Звёзды: 2,5


Механополис

Союз Свободных. Ваши фракции заключили торговый договор.
Казна – 17000 монет
Звёзды: 9,5

Чт Авг 12, 2021 19:04
PRISHELETS333
182  Знаменитый приключенец

Союз Свободных

1) Принять предложение Вацлава.
2) Тренировать новый отряд стрелков (Центральный Гридфолл) (10)
3) Повысить влияние (3к)

Сб Авг 14, 2021 23:33
Kukov
Путник

Горлотский край

Вацлав сел на раскладной стул и усмехнулся. В его руках появился револьвер. Он открыл барабан и принялся снаряжать свое оружие небольшими железными патронами.
— Неплохая вещица, — прокомментировал стоявший рядом усатый мужчина. Его лысина блистела на закатном солнце.
— Смертные в мое отсутствие изобрели много интресных орудий для убийства, — заметил он. — а их... ваши изобретения иногда помогают выиграть схватку, доктор Пачепа.
Доктор Пачепа усмехнулся и, поплевав на руки, вновь потянулся к заступу.
— Удалось узнать, что за подземелья? — поинтересовался князь. Доктор пожал плечами.
— Среди нас ходит шутка, Ваша Светлость, — промолвил он. — если не можешь пояснить, что это за структура – скажи, что религиозная. Так вот, я просто скажу, что в Университете не нашлось формуляра именно на этот могильник. И в библиотеках не нашлось ни одного грубого пыльного фолианта из древних времен, в котором рассказывали бы об этом памятнике. Правда, есть еще один способ.
Он усмехнулся. Бровь вампира изогнулась.
— Мои друзья частенько говорили об устной истории, опрашивании участников событий.
В глазах Князя промелькнул огонек понимания и он хмыкнул.
— Если я правильно помню отчеты Вашей группы, это город иных властителей, — заметил он. — куда более древних, чем моя Семья.
Провернув барабан, Вацлав привел револьвер в боевое положение.
— Я пойду вперед.
Окружающие экспедицию укрепления оказались потрясающими. В подземельях царил желтоватый кирпич, медь и золото. Проживший сотни и сотни лет князь никогда прежде не видел ничего подобного. Ученый за его спиной присвистнул.
— Тут работы на века и века, Ваше Превосходительство, – заметил доктор, подойдя к одной из них. Там, на медной таблице, были вырезаны рунические буквы. — не стоит ли нам обратиться к тем, кто лучше смыслит в подобных конструкциях?
Вацлав усмехнулся.
— Если мы найдем что-то стоящее — мы точно объявим об этом нашим восточным мэтрам, — сказал он, его легкая усмешка превратилась в оскал хищника. — однако разве мы не можем найти нечто лучшее?
Он задумался.
— Когда-то была легенда, мой друг, – князь Вацлав-Игнацы подошел к таблице и прикоснулся к рунам. По его телу прошло легкое тепло и ему показалось, словно на обратной стороне этого листа меди бьется сердце, разгоняющее желтую кровь. — о великом Стригое, Истинно Умершем древних времен. Его звали Копешем.
Князь закрыл глаза.
— Он жил во временах, когда смертные были лишь пылью под ногтями у богов и титанов, а вампиры — не более, чем зверьем в берлогах.
— Хоть что-то в этом мире не меняется, — заметил Пачепа.
— Тебе нужно держать язык за зубами, при мне, — заметил Князь, облизав клыки. — ты можешь в момент превратиться из доктора археологии и темных наук в ужин.
Доктор пожал плечами.
— Ректор выпил из меня куда больше крови, чем может любой вампир, — заметил он. — плюс, я нужен своему князю и Краю.
— Земля в то время была полна богов и титанов, — продолжил тем временем Вацлав, его взгляд словно остекленел. — Копеш прятался в своей берлоге где-то на юге нашего родного континента, прорезаясь ночью сквозь людей из земли медных царей.
Пред взглядом Вацлава предстали те картины. Тварь с по-мертвецки синей кожей, в которую нацелены десятки копий и хопешей. Гнусная улыбка – и хопеши оказались отброшены прочь одним лишь усилием воли монстра.
— Его величайшим достижением, — продолжил Вацлав. — стало похищение у титанов свитка, позволившего ему одержать победу над смертью и выхватывать людей с Ее владений. Уж если не целиком, то по крайней мере оживлять их остовы.
Глаза Вацлава зажглись огнем.
— Представь только, какое могущество может быть запечетлено на этих стенах. Добудь мне хотя бы малую толику сил Копеша.

Приказы и траты:
1) Дать согласие на заключение военного союза с Механополисом;
2) 10000 золотых – возведение новой гостинницы (таверны) в Кровавом Дворе;
3) 3000 золотых – продолжить проведение раскопок;
4) 3000 золотых – приобрести 1 очко влияния;
5) 5 звезд – приобрести 0,5 очка влияния.
Вс Авг 15, 2021 0:45
Криадан
Знаменитый приключенец


Вечер встреч.
Кости, прогремев по столу, наконец остановили свою азартную пляску, замерев на отметках «один» и «пять». Филин, нагнувшийся над столом, мрачно вздохнул и плюхнулся обратно на табуретку.
– Хе-хе, кому-то сегодня явно не везёт!
– Какой-то поганый день…
Жёлудь, ухмыляясь, сграбастал игральные кости своей здоровой красной лапой, забросил их в стакан и начал ожесточённого его трясти.
– Ничего — зато у меня денёк в самый раз. Ещё пара партий, и ко мне перекочует всё твое жалование!..
– Ага, свисти, – проворчал Филин.
– Я бы тебя и до исподнего раздел… но кому нужны твои вонючие тряпки?
Бросив греметь костями и опрокинув стакан над столом, Жёлудь наклонился, азартно сопя, не сводя мелких поросячьих глаз с кубиков. На этот раз выпало «три» и «четыре». Горсть монет перекочевала на другой край стола. Филин помрачнел ещё больше, но снова полез в кошель под издевательское хихиканье Жёлудя.
– Что, в самом деле думаешь отыграться?
– А, была – не была!..
Следующий кон, наконец, принёс пригорюнившемуся стражнику удачу. Жёлудь отсчитывал полагающиеся монеты, как раз собираясь отпустить какой-нибудь язвительный комментарий по поводу «повернувшейся передом Фортуны», когда от ворот донёсся удар сигнального колокола.


– Ого, кто-то пожаловал в гости! Уж не к Самому ли?
Из кордегардии высыпало с полдюжины стражников-«хорьков». Кое-кто заторопился по лестнице наверх, на бегу отсыпая заряд пороха для мушкета; другие стали возле ворот, ожидая, пока поднимется железная решётка. Никто не ожидал серьёзной угрозы — да и кто осмелится среди бела дня напасть на жилище Чародея? – однако ставший в первых рядах Филин, обернувшись, заметил, как некоторые его собраться по оружию положили руки на рукояти мечей или взяли на изготовку арбалеты.
– Это ж Аластор!.. Эй, Ал, это ты — или какой-то самозванец освежевал тебя и напялил сверху твою мерзкую личину?
Услышав окрик дозорного, «хорьки» расслабились — Аластора-Проныру, посланца и соглядатая «Самого», в гарнизоне знали неплохо.
– Шнур? Я почуял, как несёт у тебя изо рта, ещё на границе с Драугмором. Всё ещё торчишь на своём насесте, паршивый ты мешок с … – Окончание фразы потонуло в скрипе ворота, поднимающего решётку. Вскоре под каменной аркой внутренней крепости показался и сам Аластор на своей серой кобыле. Посланник, пропадавший невесть где без малого полгода, оказался не один — позади, примостившись на крупе и обняв гонца за талию, сидела темнокожая женщина в пёстром наряде. Кто-то из бойцов уважительно присвистнул, другие поддержали это выражение восторга дружным ржанием.
Бабёнка и в самом деле была ничего — не смотря на непривычный, по местным меркам, цвет кожи, её можно было оценить на «твёрдые восемь дюймов» мужского восхищения: полные сочные губы, любопытные тёмно-карие глаза и очерченные скулы, придающие лицу волнующую экзотичность.
– Эй, Аластор, что это за красотка с тобой? Познакомишь?
– Если южане раздают такие сувениры всем послам, то я, пожалуй, не прочь поменять место службы. Всегда испытывал тягу к дипломатии...
– А ну ша, свора!
Во внутренний двор, сбежав по ступенькам башни, спешно ковылял капитан — приземистый немолодой мужчина с круглым лицом, разделённым глазной повязкой. «Хорьки» тут же примолкли — зубоскалить при начальнике было чревато серьёзными проблемами: Барсук, не смотря на возраст и увечья, полученные в десятках боёв, был неодолим в бою, злопамятен и на расправу скор.
Запыхавшийся от быстрой ходьбы капитан, грозно вращая налитым кровью глазом, дохромал до центра плаца. «Хорьки» выжидательно уставились на него, лишь искоса бросая взгляды на Аластора и его спутницу, не торопящихся спешиваться.
– Заткните свои хавальники! Сейчас здесь будет Старший, так что живо примите бравый вид и постройтесь, как будто вы в самом деле солдаты, а не стая чесоточных шавок. Ну!!
Уже через полминуты у ворот выстроился боевой взвод стражи. На гостью эта метаморфоза, похоже, произвела благоприятное впечатление — девушка-уфуду с интересом смотрела на невысокого офицера, так быстро управившегося с оравой подчинённых. Тот же не взглянул на прибывших даже мельком, словно их и не было.
– А теперь — р-равняйсь!
В этот момент дверь башни вторично открылась: во двор неторопливо спускался Чародей. Длинная тёмная мантия, расшитая алыми и серебряными нитями, стекала по крутым ступеням, словно магма; широкий стоячий воротник придавал магу торжественный и несколько зловещий вид. Барсук, словно состязаясь в громкости с пушками, вторично рявкнул:
– Смир-рна!

Ван Хольт довольно поглядывал на строй солдат. Конечно, страх простолюдинов перед магами — штука приятная, хотя и глупая (а порой и крайне неудобная). Но когда он принимает такие формы… Чародей коротко кивнул капитану, давая знать, что оценил его усилия, пробежался взглядом по лицам «хорьков» и, наконец, заметил вновь прибывших. Густые брови мага удивлённо вспорхнули вверх.
– Кхм, вольно…
– Во-ольно-о!
Маг прошёл мимо строя, мимо вытянувшегося в благоговении Барсука и остановился перед воротами. Аластор спрыгнул с лошади, взяв её под уздцы, и преклонил одно колено, опустившись на брусчатку.
– Милорд…
– Поднимись, Аластор. Рад видеть тебя вновь — как я понимаю, ты успешно справился с моим поручением. – Маг перевёл взгляд со своего адъютанта на незнакомку. – Вижу, ты вернулся не один…
Прежде, чем Аластор успел подняться, чародей шагнул к лошади и помог девушке спуститься со всей галантностью выпускника Имперской академии. Есть вещи, которые не забываются даже за полвека... Аластор, наблюдавший за ними с чувством лёгкой ревности, прочистил горло, чтобы вновь привлечь внимание к своей персоне:
– Позвольте представить вам Наири, деву-шамана племени.
Мэтр невольно сделал шаг назад, словно желая получше разглядеть гостью. Дикарка поклонилась магу, бросив на него из под густых ресниц внимательный взгляд.

– Вы — колдунья?
– Мамбо Наири. Заклинательница племени и… — девушка замялась, подбирая слова. – Верная служанка духов и вашей милости, о Осенённый Лоа.
«Забавный титул — так меня, кажется, ещё ни разу не величали. Надо бы уточнить, что он значит...»
– Ваш народ направил вас сюда в качестве гонца?
– Нет, милорд. Это было решение духов, которому я не посмела прекословить.
«Ну, конечно. «Духи» – надеюсь, не духи соглядатайства и двурушничества?» Впрочем, слова уфудианки пришлись магу по вкусу: он давно проявлял интерес к некоторым местным культам и магическим направлениям, а к бокорам уфуду — в особенности. Теперь же, по счастливому (хоть и несколько подозрительному) стечению обстоятельств, у Ордена появилась возможность учиться. Да ещё у такой прелестной шаманочки... Решив про себя, что знакомить её с Бальтазаром лучше в самую последнюю очередь, маг приветливо улыбнулся девушке.
– Счастлив приветствовать вас в своих владениях. Полагаю, вы устали с дороги? – обернувшись к застывшему позади Аластору, покорно дожидавшемуся в стороне. – Передаю нашу гостью твоему попечению. Размести её в гостевых покоях на втором этаже, приведи себя в порядок и… – он посмотрел в глаза своему слуге, и тот невольно вздрогнул. – Я буду готов выслушать твой доклад. Обо всём.
Аластор сглотнул:
– Д-да, милорд.
– Чудно. – Чародей снова развернулся к девушке: – Только что вспомнил: вечером планируется торжественный ужин! Хоть ваше появление и стало для нас приятным сюрпризом, не могу не отметить, как счастливо сложились обстоятельства… Окажете ли вы нам честь своим присутствием, миледи?
– Почту за величайшее счастье, милорд.
    • *

Прежде, чем багровый шар солнца утонул за горизонтом, осветив небо лиловыми и оранжевыми всполохами, в Раук успели прибыть новые гости. Появление каждого из них вызывало взрыв заинтересованности у стражников: всё это были сплошь представители «особых посольств», направленные в начале года во все концы Морригарда. Столь синхронное их появление можно был объяснить лишь колдовством – или же хорошей организацией курьерской службы и исполнительностью гонцов. А скорее, всем сразу.
По ступеньками резиденции поднялись важно выпятивший пузо Бельфор, мрачно поджавший губы бывший центурион Ансельм, принёсший послание от Ордена «лордам-кровососам», самоуверенный Пека, бабник и авантюрист, многие другие…
Маркус, наблюдавший за прибывающими сквозь одну из бойниц, задумчиво потёр подбородок.
«Время делать первые выводы, взвешивать промахи и достижения — и готовиться к будущему, какие бы испытания оно не сулило...» — высказался бы об этом Молчун в своей обычной высокопарно-пророческой манере.
От этих рассуждений чародея отвлекли шаги на лестнице. Обычный человек мог бы вовсе не обратить на них внимания, но не Маркус, имевший чуткий слух и давно успевший привыкнуть к манере своего подручного красться, «словно вор». Внезапно на ум чародею пришла забавная идея. Проскользнув в свой кабинет и придержав дверь, чтобы не вспугнуть «жертву», мэтр пробормотал слова Силы, совершив в воздухе несколько резких пассов — словно поворачивал огромное колесо…


Заметив приоткрытую дверь, Аластор постучал о дерево — в ответ изнутри донеслось неразборчивое ворчание. Расценив это, как приглашение, приспешник шагнул внутрь.
Конечно, ему сто раз приходилось бывать в рабочем кабинете — а по совместительству лаборатории и библиотеке — старшего мага Ордена. Когда-то давно он уже проник сюда вот так — крадучись, вертя по сторонам головой, со страхом, жадностью и восторгом поглядывая на крутые блестящие бока колб, котлов, груды свитков и осколки минералов. Когда-то юный вор — Аластору едва исполнилось шестнадцать, хотя в своём ремесле он мог бы посостязаться и с куда старшими коллегами — едва не попал, как кур в ощип.
Проходя мимо той самой стены, Аластор против воли втянул голову в плечи, словно вновь увидел щупальца, спеленавшие его при первом визите. Тогда воришка чуть не обмочился от испуга… а может, и обмочился — теперь уже и не вспомнить. А вот последующая беседа с магом врезалась в память до конца дней.
– Ала-астор...
Вор вздрогнул и принялся озираться.
– Хозяин? Вы где?
До него донёсся лишь призрачный шелест и смех, раздавшийся у самого уха — но, обернувшись, подручный никого не увидел. По комнате прошёл сквозняк — щеки бывшего вора коснулось лёгкое дуновение, словно что-то пронеслось перед его лицом.
– Ну же, Аластор. Напряги зрение — ты меня видишь?
Голос чародея звучал, кажется, отовсюду сразу, разносясь по помещению и отражаясь от поверхностей, словно колокольный гул.
«Чёрт бы тебя побрал! Старый трюкач решил довести меня до удара!»
Рядом опять раздался смех, словно чародей прочёл его мысли.
– Куда ты всё время смотришь, растяпа? Я же здесь, прямо перед тобой!

Чародей возник, соткавшись прямо из воздуха, в паре шагов от подручного, самодовольно усмехаясь. Оправив полы плаща, всколыхнувшиеся от потоков Силы, он шагнул к окну.
«Видимо, к таким вещам привыкнуть невозможно – если только ты не маг» – вздохнул Аластор, стараясь унять лёгкую дрожь. – «Пусть себе тешится...».
Когда приспешник приблизился, маг, до того улыбавшийся, вмиг утратил всё своё благодушие. Нервно побарабанив пальцами по подоконнику, он поинтересовался:
– Кто она?
– Так ведь это… Мамбо Наири, колдунья…
Маркус устало вздохнул, и Аластор обнаружил, что магическое тавро на предплечье, полученное в день его не совсем добровольного трудоустройства, стало нагреваться. Между тем, маг, покачав головой, повторил — медленнее и жёстче:
– Кто. Она.
– Я не знаю, милорд! Вернее — знаю то, что видел своими глазами и ещё немного то, до чего дошёл своим умом…
Маркус с сомнением взглянул на своего подчинённого, словно прикидывая, далеко ли тот мог уйти, опираясь на такого ненадёжного провожатого, как «собственный ум», однако, поразмыслив, кивнул:
– Продолжай.
– Она — одна из колдунов уфуду, но не из особо приближённых. В племени полно всяких «заклинателей» и «провидцев» – как мужчин, так и женщин. Первые объединились вокруг вождя и верховного жреца, а женщины… кажется, официально их не признают за колдуний, равных бокорам уфуду, хотя со всякой ерундой типа болячек или простых бытовых заговоров идут именно к мамбо.

Маг задумчиво пригладил короткую бороду, которую кое-где прорезали серебряные нити седины.
– Ты ей веришь? Ну, всем её словам о том, что её послали духи. Я сам маг и кое-что слыхал о духах, призраках и демонах, но гораздо чаще в жизни приходится видеть, что одних людей посылали другие люди, а вовсе не духи. Со вполне определёнными целями. Видел ли ты сам, чтобы она колдовала? Как ты вообще на неё вышел?
Аластору пришлось рассказать свою историю знакомства. Маг внимательно слушал, задумчиво теребя бороду, словно и не заметив всей пикантности обстоятельств — посланник решил не бесить мага недосказанностью, поведав всё, как было. Когда рассказ подошёл к концу, чародей задумчиво проговорил:
– Помыслы женщины — тайна тайн. В особенности если это — мамбо, жрица уфуду. – Он поднял взгляд на Аластора. – Не отходи от неё ни на шаг. Если она говорит правду — это настоящий дар Небес. Если же нет… я хочу, чтобы рядом был кто-то, достаточно быстрый, чтобы успеть вытащить нож.
Аластор опустил глаза.
– Да, милорд…
– Надеюсь, впрочем, что он не покинет своих ножен. И не только он. – Маркус внушительно глянул на слугу. – Не слишком увлекайся «культурным обменом». Я слыхал, что уфуду умеют превращать людей в безвольных слуг-зомби. – Видя, как Аластор побледнел, чародей не сдержал усмешку. – Ступай. Проведай нашу гостью. С этого дня ты — её тень. Надеюсь, ты не подведёшь меня, Аластор.
Глядя в спину удаляющегося подручного, Маркус вернулся воспоминаниями к женщине-мамбо, сам не заметив, как его лицо осветила улыбка.



Распоряжения:
1. Пополнить казну Серых земель – 5 звёзд.
2. Возвести Магистрат (Раук) – 10000 монет.
3. Изготовить комплект кирас – 5000 монет.
4. Начать раскопки (Лес Тайр) – 3000 монет.
5. Отозвать послов в Раук для консультаций.

Вс Авг 15, 2021 2:21
ReNeGaDe
26  Герой легенд

Южные земли ход 5

Поручения:
1. Заключить предложенный военный союз и подписать договор о свободном проходе войск по союзным территориям с Серыми землями
2. Заключить предложенный торговый договор с герцогом Обенским
3. Заключить предложенный князем Вацлавом договор о ненападении сроком до конца года (при условии обмена пленными птицами Smile )
4.Вернуть отряд Лучников из Яммы в Габас
5. Купить 1 единицу влияния за 3000
6. Событие – Пилигрим: – ничего не предпринимать
7. Событие – Знак свыше: – на костер торговцев (-3000)!

Вс Авг 15, 2021 16:32
Negaduck
Путник

Механополис


Якобус Кински
Улица Сточных вод, пожалуй, одно из самых мерзких и отвратных мест в Городе-на-Дерьме. Черно-серые высотные домики, сменяемые промышленными предприятиями и мануфактурами, раскинулись по обеим сторонам злачного района, рассеченного водным каналом с тошнотворным запахом дерьма и гнилья. Скверность этого места и дурная для всякого тела и души вонь – своеобразное «амбре», как шутят местные – отнюдь не отпугивает, а привлекает все большее количество обитателей.
С северо-западной стороны, возвышаясь где-то за толщей городского лабиринта, виднеется треть полицейской башни на Пон дэ-Зар со стволом, испещренным уродливыми окошками, и тянущимися от нее и к ней многочисленными канатиками, по которым блуждали металлические гондолы. Башня, в недрах которой насилуют человеческие тела самыми изощренными методами и приемами, сочетание разнообразия и эффективности которых внушает веру в прогресс и утилитаризм этого общества, выбравшегося из тупых средневековых предрассудков. Общество, в котором ярко проявляется одновременно ничтожество и величие его обитателей – самая настоящая диалектика, которая могла бы занять мясистые и жилистые умы серых магов.
Без единого выражения на лице, пораженного оспой, молчаливый мужчина с неухоженной бородой одернул развеселого юнца, мнившего себя великим из великих. Его богатое, а может быть и больное – тут как посмотреть – воображение представляло его, совершающего подвиги, подобно одному из бравых и храбрых предков князя Вацлава, властвовавшего над непроходимыми топями, болотной мошкарой и всем остальным. Румянец на его миловидном лице вспыхнул, а сам он отвел взгляд, не отважившись взглянуть в лицо своему мастеру. Было в этом безмолвном лице что-то ужасное, тихо посапывавшее под молчаливой гладью.
Якобус Кински не сам выбрал влачить бесславное существование в подмастерьях у ловца за тварями. Обитатели столь славного места – того самого, что раскинулся за стенами нотаблей и толстосумов – жили согласно жесткому делению на гильдии и цеха. И в этом хуже было только членство в гильдии золотарей, вычищающих канализационные стоки, полные дерьма и тварей, порожденных из него.
Вместо того, чтобы творить дела, достойные великих мира сего, или отправиться за своей судьбой в варварские земли южных дикарей, Якобус сопутствовал своему мастеру во всем том, что касалось поимки и устранения сточных тварей. Отнюдь ли это безобидные создания, но кровожадные и пакостные бестии. Отсюда и нежелание копошиться по уши в дерьме, будучи золотарем, подставляя задницу порождениям невесть чего, скрывающихся за густой пеной сточных канализационных вод.
Якобус следовал за мастером, больше не смея отдаваться сладким грезам и мечтаниям. Как же он его ненавидел, но как уважал, боясь признаться себе в этом – вот в этом весь и нрав нынешнего молодого поколения. Дом сменялся домом, и все как под копирку – каменные или металлические ваяния, воздвигнутые на проклятой земле. Серость и необратимость местного бытия сдавливала Якобуса, низводя до паршивца, коими он считал всех жителей Города-на-Дерьме. Нет, он не отрекался от общества, в котором был рожден, а напротив – твердо убеждал себя и других в своей причастности к нему. «Существование предшествует сущности, – говорит он часто, наслушавшись безумных речей Паскалика и Сартрика – местных философов-пьянчуг. – «Я – часть люда, но сегодня я паршивец, а завтра – человек».
Мастер вновь одернул Якобуса со все той же маской безразличия, что так раздражала юного ученика. Он обратил внимание своего подмастерье на вывеску: «Канатная фабрика братьев Мур».
– Пришли, – констатировал Якобус, промямлив себе под нос, приняв крайне жалкий вид человека. Из решительности поскорее закончить дело или из-за злости на своего подмастерья, – поди разбери за этой молчаливой физиономией хоть что-то живое и человеческое, – мастер буквально втащил Якобуса во внутрь предприятия, по цехам и залам которого эхом разнеся тупой металлический лязг входных дверей. Охота началась.



Распоряжения:
1. Строим Магистрат в Утробе
2. Делаем кирасы для легионеров

Вс Авг 15, 2021 19:05
Ахкеймион
Путник

Ход Мильдена

Приказы и траты:

1)Потратить 5 звёзд на 1000 монет
2) Велеть усилить наблюдение за контрабандистами. Тех, кого удасться поймать – пытать для того, чтобы узнать всё об их подпольной сети
3) Пока ничего не тратить, деньги отложить.

Вс Авг 15, 2021 20:07
Криадан
Знаменитый приключенец

Июнь, 53-й год от кризиса Старой империи
(6-й ход)

Всем фракциям

Событие – Пир на крови. За время гражданской войны, полыхавшей на континенте не один год, случалось всякое... Однако даже у многих коренных морригардцев, привычных к жестокости и предательству, не вызвала восторга новость о судьбе торговцев, попавших в лапы "этих черномазых выродков".

Все фракции могут высказаться по данному поводу, поддержав или осудив действия племени уфуду.



Горлотский край

Механополис. Ваши фракции заключили военный союз.
Союз Свободных. Ваши фракции заключили торговый договор.
Южные земли. Ваши фракции заключили договор о ненападении сроком до конца года (с возможностью продления). Залог: 3 ед. влияния.
Реакция – Могильники. Как правильно заметили самые светлые умы при дворе Вацлава, исследование города древних займет если не десятки, то сотни лет. В любом случае, хоть и многое было упущено неопытным глазом княжеских учёных, экспедиция дала свои плоды: артефакты древней цивилизации, которые могут оказаться полезными в делах насущных.
Доступная награда: 1 экипировка (на выбор).
Казна – 18000 монет
Звёзды: 40,5
Влияние: 1,5


Серые земли

Южные земли. Ваши фракции заключили военный союз и договор о свободном проходе войск по союзным территориям.
Информация. Влияние фракции увеличилось: +2 ед.
Реакция – Археология. Под грядой из каменных ваяний действительно оказался осколок древности – святилище и место погребения некого святого, именуемого древним наречием как "Зодчего". Стены столь дивного места, исписанные магические рунами, повествуют о жизнеописании древнего существа и об обряде погребения. Маги сумели извлечь из этого не только историческую пользу, но и практическую.
Доступная награда: 1 новое заклинание.
Казна – 21000 монет
Звёзды: 47
Влияние: 3


Союз Свободных

Горлотский край. Ваши фракции заключили торговый договор.
Казна – 14000 монет
Звёзды: 6,5


Регио Мильден

Событие – Контрабандисты (II). Действия властей оказались несвоевременными и малоэффективными. Кроме того, контрабандисты нашли куда более легкий способ сбыта товара через границы – энтузиазм, подстегнутый политикой кнута и пряника барона Вепря. Местный торговый класс начинает негодовать, опасаясь скорого ущерба по их благосостоянию.
Возможные решения (не позднее августа):
– пора наконец заштопать эту дыру! (-3000 монет);
– поймать и вздёрнуть людей Вепря! (-1 ед. влияния / -15 звёзд);
– стоит укрепить границы провинции (построить Крепостной вал).
Казна – 28000 монет
Звёзды: 17,5


Южные земли

Горлотский край. Ваши фракции заключили договор о ненападении сроком до конца года (с возможностью продления). Залог: 3 ед. влияния.
Серые земли. Ваши фракции заключили военный союз и договор о свободном проходе войск по союзным территориям.
Механополис. Ваши фракции заключили торговый договор.
Реакция – Знак свыше. Боги остались довольны столь аппетитному подношению в виде странствующих торговцев и снизошли до племенных шаманов, с которыми они поделились своим божественным промыслом. Племя торжествует.
Доступная награда (на выбор):
– 3 ед. влияния;
– 1 новое заклинание.
Реакция – Паломники. Нет и наказания, нет и похвалы – божества и духи в безмолвии. Остается лишь гадать, как сей жест мирской был воспринят свыше. Лишь на заднем дворе шатра местной провидицы потухла жизнь в единственном цветке...
Казна – 17000 монет
Звёзды: 2,5


Механополис

Горлотский край. Ваши фракции заключили военный союз.
Южные земли. Ваши фракции заключили торговый договор.
Информация. Завершено строительство Шахт (Утроба).
Казна – 19000 монет
Звёзды: 12,5

Вс Авг 15, 2021 20:38
PRISHELETS333
182  Знаменитый приключенец

Союз Свободных

1) Строим оружейную в Южном Гридфолле.(10к)
2) Копим влияние (3к)
3) Реакция на Событие Южных

Настороженно-нейтральная. "Чтож, если это выгодно- мы готовы с ними торговать. Вот только сталь под плащами и мордовороты с арбалетами в составе каравана- обычное дело. На всякий-який. (усиленное охранение. Стандартный бонус торговли нивелируется.)
Если торговля будет

Вт Авг 17, 2021 12:25
Negaduck
Путник

Механополис

Распоряжения:
1. Формируем корпус легионеров в Утробе
2. Тратим звезды на опыт для Големов
3. Копим влияние (6.000)
4. Осуждаем действия дикарей

Ср Авг 18, 2021 0:07
Kukov
Путник

Горлотский край

Распоряжения и траты:
1) 10000 золотых – возвести таверну в Домовинове;
2) 6000 золотых – в запас;
3) Перемещение Академического Легиона – из Кровавого Двора в Уберляйхтер;
4) 5 звезд – 0,5 влияния;
5) Экипировка: комплект панцирей.


Именем Его Превосходительства, князя Кровавого Двора Горлотского, князя Домовинвского, князя Кладовищевского, герцога Уберляйхтерского, защитника Горлотского края Вацлава-Игнацего Островского, герба Крыницы, Краевая Экзекутива Горлотского Края оглашает всему свету позицию Горлотского края:
-Учитывая доимперские порядки и обычаи морригардской политики, зафиксированные в межгосударевых хартиях от 673 г. (Берложницкий устав князей Северо-Восточного края), 1257 г. (Уложение Семи Глэрских патрициев) и 2036 г. (Антигерценская уния);
-Исходя из суверенного права государств решать судьбу своих подданных, а также тех личностей, на которые не распространяется консулярная защита со стороны признаваемого суверенным государством иного суверенного государства;
-Подчеркивая, что государственные законы против непрошенных гостей соответствуют семье Герценского права, к которой принадлежат все государства Морригарда;
-Учитывая сложившиеся дружеские отношения меж государствам пост-имперского континентального порядка, в том числе и доверительные отношения меж властителями Горлотского края Вацлавом-Игнацим Островским и Южных Земель, именуемых по имени племени уфуду;
Краевая Экзекутива постановляет:
1) Поддержать право жителей Южных Земель задерживать и наказывать "нежелательных гостей" соответственно порядкам и обычаям земли;
2) Высказать протест по поводу вмешательства иных государств в дела суверенного союза вождей Южных Земель, несовместимого с дружескими отношениями и сложившимся континентальным статусом-кво;
3) Подчеркнуть, что все государства континента должны относиться с глубоким уважением к традициям и способу жизни иных народов и земель.
Краевая Экзекутива возлагает на Дипломатическую Службу Горлотского Края ответственность за доведение сих решений до сведенья глав иных государств.
Ср Авг 18, 2021 0:15
Криадан
Знаменитый приключенец


Вечер встреч (ретроспектива)
Гости, собравшиеся за столом, в отсутствие хозяина замка лишь молча пялились в свои тарелки. У каждого на душе была своя история, свои впечатления — и некоторые мысли, которыми он собирался поделиться с чародеем наедине.
Слуги — несколько «хорьков» помладше, прислуживавших в резиденции — внесли подносы с блюдами и обошли светильники, подливая масло или зажигая свечи. Молчание, повисшее в трапезной, становилось всё более тягостным…
– Кхм, а вот… – Бельфор, поёрзал на стуле и придвинул к себе большое блюдо с жарким, принявшись заправлять салфетку. – У вонюч… э, я хотел сказать, у механистов помещения освещают с помощью специального горючего газа, кхм. В таких стеклянных…
Видя, что его соседи смотрят на него с недоумением, Бельфор закашлялся и стушевался, набросившись на еду, чтобы скрыть смущение. Кое-кто последовал его примеру и несколько минут в зале стоял лишь звяканье посуды и приборов, чавканье и прихлёбывание.
– Свечи… – внезапно буркнул Ансельм. Сидевший рядом Бельфор едва не выронил вилку от неожиданности.
– Что?
– Свечи. Сотни свечей, тысячи. – Ансельм опрокинул в себя кубок, даже не поморщившись, словно там была родниковая вода, а не крепкий самогон. – Мне пришлось общаться с этими… этими аристократами из Блад-Ярда в какой-то зале, больше смахивающей на склеп. Само собой, это было ночью. Самим-то кровососам освещение ни к чему — они, видимо, для нас расстарались. И кругом, чтобы разогнать мрак этого места, стояли сотни свечей. И всё равно, как в могиле… – Ансельм задумчиво уставился на небольшой шрам на ладони, явно полученный недавно.
– Кхм, жуть какая… – обронил Бельфор, с сожалением откладывая вилку: похоже, слова его коллеги отбили у посланника аппетит.


Хлопнула дверь, и в зал вошёл Аластор. Молча пройдя к своему месту, прислужник главы Ордена кивнул соседям и энергично принялся за еду.
– Вот уж кого не упрекнёшь в неприятных впечатлениях.
Аластор, не удержавшись, улыбнулся краешком рта, обгладывая куриную ножку.
– Ага...
– Вернулся целый, так ещё и бабу с собой прихватил. – Восхищённо заметил Пека Болтун, вновь наполняя свой кубок. – Везёт всяким засранцам.
– Кажется, Пека, ты тоже не слишком-то страдал, шмыгая по Гридфоллским борделям, а? Не поверю, чтобы такой пустяк, как дипломатическая миссия, встал между тобой и твоими привычками.
Молодой здоровяк в пёстром костюме самодовольно кивнул.
– Война войной, а обед…
Бельфор язвительно усмехнулся:
– Везёт всяким засранцам.
– Что, не повезло с железнотелыми? У них-то бабы небось страшные, как задница Ребена — а воняют и того больше.
– А ты бы сам там побывал, прежде чем умничать! – внезапно вспыхнул коротышка. – Бандиты, кровососы — ха! Бьюсь об заклад, такого никто из вас не видел…
Забыв о еде, пузатый посол несколько минут, захлёбываясь от возбуждения, вываливал на слушателей свои впечатления о поездке в Механополис и аудиенции у суб-губернатора инспектората Горнило. Гости слушали — кто с восторгом, кто с отвращением, но все — с одинаковым интересом. Когда Бельфор выдохся, слово взял Гальвиус, миловидный альбинос в изысканном костюме, поведавший о дворце Ребена и суровой страже бывшего имперского прокуратора.

Постепенно разговор перетёк от темы «Что в чужих владениях шокировало больше всего?» к вопросу «Чего ждать от соседей?». Аластор высказал осторожное предположение, что выгоды от торговли сдержат наступательные порывы некоторых лидеров. Его поддержал Бельфор:
– Вряд ли Шарнирный Герцог захочет растрачивать свой потенциал на солдатню, когда можно построить очередную грязнящую фабрику. Война никому не нужна уже потому, что к ней пока никто не готов.
Пека, выстукивавший мозг из кости, несогласно покачал головой.
– Скриморн. Паршивенькая область на стыке четырёх владений. В другое время сто лет бы никому не сдалась — но стоит кому-нибудь одному заявить свои права на эти дебри, полные гнилья и опасной дичи — сами удивитесь, какой вой поднимется. – Он сгрёб бело-розовую массу хлебным мякишем и отправил себе в рот. – А таких «скриморнов» во всём Морригарде — не прожуёшь, сколько. Точно вам говорю, без кровопролития не обойдётся. А вот когда — это уж не обессудьте, вопрос не ко мне… – Болтун многозначительно кивнул на потолок.
Спор разгорелся с удвоенной силой, когда Ансельм, мрачно слушавший своих коллег, почти не участвуя в беседе, треснул кулаком по столу:
– Надо вооружаться!
– Всё рвёшься на поле боя, центурион-калека? – съязвил кто-то.
Ансельм тяжело поднялся из-за стола, поднял со стола вилку и одной рукой, без видимых усилий, смял её в плотный свинцовый ком. Отбросив его на середину стола, старый солдат развернулся и вышел из зала. Пека, как ни в чём ни бывало отпив из кубка, шепнул сидящему рядом Аластору: «Переживает старик. С его-то нерастраченной силой — и быть на посылках...»



Археология (ретроспектива)
Бальтазар прошёл вдоль стены усыпальницы, касаясь рукой в перчатке пыльных боков погребальных урн. Толстые алебастровые горшки стояли в несколько ярусов, от пола до низкого потолка. Сверху, через пробитое в потолке отверстие, в маленькую комнатку падали слабый свет и свешивалась верёвочная лестница, для устойчивости утяжелённая грузами на конце. А прямо под ней…
Собственно, здесь и лежал Зодчий. Массивный каменный саркофаг занимал едва не половину пространства — чтобы рассмотреть получше орнамент на какой-нибудь из каноп, магу, и без того тщедушному, приходилось втягивать тощий живот и бочком протискиваться вдоль стен.
Наверху раздавался шум, скрип воротов и переругивания рабочих. Когда Бальтазар понял, что именно они нашли, он долго отказывался дожидаться, пока Задира снарядит военную экспедицию для захвата Тайровой пустоши, намереваясь извлечь гробницу древнего святого и отправить его останки в Раук, под надёжную защиту Тощего короля. Лишь совместными усилиями Хайрему и Маркусу удалось убедить своего коллегу, что тревожить прах покойного святого будет некрасиво – «И один Аркан ведает, к чему это может привести» – а на своём «родном» месте реликвии ничего не угрожает.
«Посторожи её немного, сдуй пыль — скоро мы освободим тебя о твоей хлопотной караульной службы» – увещевал его глава Ордена, пока Крейн не сдался, напоследок пригрозив, что если Задира задержится с выступлением, то он, Бальтазар, не ручается за сохранность саркофага и урн.
– Милорд! Уже темнеет, – в проломе над гробницей возникла голова одного из солдат. – Люди волнуются, как бы снова не напали эти… из леса.
– Да, да, иду! – раздражённо вздохнул Бальтазар. С неохотой расставшись с урнами, он уцепился за край лестницы и полез наверх, жмурясь от ярких всполохов заката, охвативших половину западного неба.


Дипломатия
Маркус обмакнул перо в каменную чернильницу, изображающую демона-жабу, и посмотрел на чистый лист. Остановился, задумчиво прикусил край пышного пера… Как и всегда, когда предстояло начать излагать свои мысли на бумаге, их окутывал туман сомнений – сколько бы раз до этого чародей не обдумывал то, что собирался написать.
Конечно, и ему — да и любому из братьев – приходилось совершать вещи, мягко говоря, спорные с точки зрения морали. Маги вообще – существа, стоящие на один шаг в стороне ото всего человечества, и редко прибегают к такому понятию, как «мораль», предпочитая опираться на более надёжный здоровый практицизм. «Отдайте все силы до капли, чтобы спасти ничтожную букашку – если это необходимо; прикурите трубку от пожара, охватившего целый город, если выживание этого города вам не важно» – так говорили их наставники; так они действовали все эти годы. Как-то раз сам он дотла, до пузырящихся шкварок, изжарил одиннадцать человек, проливших кровь его брата, Весельчака. Но это была месть!
Однако жертвоприношения с институтских времён вызывали у мага крайнее отвращение – не смотря даже на то, что сам он нарушил многие запреты Академии.
Маг вновь склонился над посланием. Аластор, всё это время сидевший в отдалении, стараясь ни единым шорохом не потревожить внимания чародея, внезапно неосторожно скрипнул табуретом. Маркус нахмурился, вместе с тем радуясь возможности отложить неприятную работу:
– Как, по-твоему, отреагируют на это родичи Наири?
– Уверен, Верховному шаману не придётся по вкусу, что кто-то собирается плюнуть в их жертвенный костёр. Знаете, они довольно… горделивые. Несмотря на то, что не все из них даже носят штаны.


– А сама наша гостья?
– Сложно сказать наверняка, милорд. Думаю, будь она во всём согласна с политикой вождя – не ускользнула бы от них. Наири из числа «отступников» – тех уфуду, что решили перенять нравы «ладонелицых», не отказываясь от своей сути.
Маркус заинтересованно поднял бровь, и его приспешник продолжил:
– В племени словно существует разделение: наиболее дикие, чтящие свои традиции, сплотились вокруг вождя и шаманов, но часть, похоже, «очеловечилась» под влиянием имперцев, заезжих торговцев, а также разных чужаков, поселившихся в их местах с позволения вождя небольшими анклавами. Едва ли она сама одобряет то, что сотворили её соплеменники… э-э, бывшие.
– Ты всё-таки настаиваешь, что колдунье можно верить.
– Да, милорд.
– А мне кажется, что ты просто потёк. – «Как потёк бы на твоём месте любой нормальный мужчина. И это не удивительно». – И всё-таки она жрица и хранительница их знаний. Едва ли ей будет приятно то, что я собираюсь сделать. Но я это сделаю.
Аластор неуверенно поёрзал на своём месте.
– Воля ваша. Хотя… покой на южных границах, по моему мнению, может стоит некоторых терзаний совести.
– Особенно если её нет. Якшаясь с убийцами, ты сам перемазываешься кровью их жертв. Я не стесняюсь убийств – но уволь меня отвечать за жестокость кого-нибудь другого.
Маркус вернулся к письму. Прежде чем перо коснулось бумаги, маг посмотрел на недобро ухмыляющегося низшего духа, в виде которого была сделана чернильница. Возможно, его собратья в Нижнем мире сейчас переваривают души сожжённых… Поморщившись, чародей принялся каллиграфическим почерком выводить «буквицу».


Распоряжения:
1. Пополнить казну Серых земель – 5 звёзд.
2. Увеличить влияние Ордена – 6000 монет.
3. Возвести Оружейную (Раук) – 10000 монет.
4. Выразить недовольство по поводу ритуального сожжения торговцев шаманами племени.
5. Использовать полученную в ходе раскопок информацию и артефакты для усиления магического арсенала Ордена (Гнев Зодчего: удваивает атаку отряда, за 1 ед. влияния).

Ср Авг 18, 2021 0:53
ReNeGaDe
26  Герой легенд

Южные земли ход 6

1. Выбираю "3 единицы влияния" как награду за жертвоприношение (для осуждающих меня фракций поясню, что иного пути не было – я бы их отпустил, но ни звезд ни влияния не было)
2. Начать обучение отряда легионеров в Ямме
Ну и всё...

Ср Авг 18, 2021 22:13
Ахкеймион
Путник

Ход Мильдена

Несколько легионеров неторопливо шло по одному из немногих лесов, что можно было найти в окрестностях Мильдена. Покосившиеся тёмные деревья с редкой листвой возвышались вокруг них, подобно умирающим старикам, мрачно взирали на компанию людей, решивших вступить в их владения. Лучи полуденного солнца падали прямо на доспехи, нагревая мильденское железо. Если бы не прославленная выдержка и дисциплина имперских ветеранов, они бы вряд ли смогли пройти столь долгий путь сюда, чего нельзя было сказать о тех, кого они сопровождали всё это время. Чуть позади них тащилась группа заключённых в грязных серых робах, напоминавших не то рабскую одежду, не то бродяжьи тряпки. Из-за громоздких ошейников и цепей, сковывавших их руки и ноги, передвигались они медленно, чему не могли помочь даже удары и угрозы со стороны конвоировавших их охранников.
Наконец, спустя время, показавшееся им вечностью, они оказались на небольшой опушке. Командир отряда, коренастый мужчина лет пятидесяти с бритым лицом, покрытым шрамами и морщинами, обернулся в сторону заключённых. Они ещё не знали, что их вскоре ожидало, но многие уже догадывались, что он не мог не заметить по их напуганным и безнадёжным взглядам. Однако, что бы они ни думали, выхода не было. Их путь должен был окончиться здесь, как и его задание. Он тяжело вздохнул и отдал подчинённым столь привычный приказ.
Несколько солдат вышло их общей колонны, вытащив из сумки верёвки и простенькие пилы и топоры, принявшись переделывать местные деревья под импровизированные виселицы. Офицер отвернулся в сторону, краем уха слыша проклятия и мольбы о пощаде со стороны будущих мертвецов, сопровождающиеся звуками борьбы и угрозами со стороны его солдат. А ведь он помнил, как ещё во времена своей молодости прибыл сюда в качестве одного из тысяч легионеров, мечтавших о славе и признании. По итогу же он оказался здесь, вдали от своего дома, работая палачом на человека, которого некогда считал сослуживцем.
А ведь он уже с трудом мог вспомнить, какова была его родина. Уж явно не такая, как здешняя пустошь. Там были деревья, цветы, радость, смех и жизнь. Там было всё то, чего он лишился, стоило ему лишь оказаться здесь. И самым печальным было то, что это был его выбор. Поверив обещаниям Ребена, он поддержал его мятеж. И нельзя сказать, что его командир не сдержал своё слово. Деньги, рабы, женщины, вино, меха – любой каприз был открыт, стоило лишь ему только захотеть. Однако ещё в те годы в нём зародилась некая пустота, лишь расширявшаяся с каждым днём. Сейчас ему казалось, что она заполонила всю его душу.
Как же жестоко поступила с ними Империя, оставив их всех на произвол судьбы. Неудивительно, что весь гарнизон пошёл за Ребеном. Никто даже им ничего не сказал, не послал никакой вести. В то время как другие армии и отряды эвакуировались с материка, про них же попросту забыли, будто гарнизона Мильдена вовсе не существовало. Это было слишком жестоко для него. И, тем не менее, он продолжал любить свою родину такой, какая она есть. Разделена, но в то же время едина. Окрылённая могуществом, но не способная совладать с собственной слабостью. Он любил её и ненавидел. Было ли это счастьем или проклятьем? Он не мог сказать.
Командир оглянулся и посмотрел на своих людей, на их броню, по-прежнему сверкавшую на палящем солнце, как и в те старые добрые времена, когда они покоряли эту землю во славу их Империи. Изменилось ли что-то с тех пор? Нет. Судьбу не обманешь, они по-прежнему оставались теми, кого из них сотворили. Легионерами, убийцами, палачами, солдатами. Что же, раз боги сами ниспослали им такую роль, их долгом остаётся отыграть её до самого конца.
Из размышлений его выдернул подошедший к нему солдат, доложивший, что всё было готово к предстоящей казни. Он бросил последний глаз в сторону обречённой группки заключённых. Кажется, они были контрабандистами или кем-то вроде того. Для него это не имело никакого значения. Он был лишь здесь, чтобы сказать одно единственное слово. И он его произнёс:
-Начинайте.


Распоряжения и траты:

1. Поймать и вздёрнуть засланных контрабандистов за 15 звёзд
2. Набрать отряд преторианцев (20000 монет)

Представьтесь для добавления комментариев - регистрация в один клик!