Книги-игры только здесь,
Сколько их не перечесть,
Будем книги мы читать
И миры все открывать!

 
Герой легенд

Двое пробиравшихся через лес мужчин лучше всего описывались словом «противоположность». Тот, что постарше, Гриф, отличался дубленой непогодой кожей человека, всю жизнь открытого всем стихиям. На висках его начала появляться седина, но шагал он уверенно, почти не ощущая веса тяжелого арбалета на плече и меча на поясе. С другой стороны, Колин был молодым парнем, чье проклятье – детское лицо и ненасытное любопытство. Отягощенный здоровым тюком на спине, он пытался выдержать заданный Гриффом темп, едва не спотыкаясь на каждом шагу о свой дорожный посох.

Они приближались к своей добыче, совомедведю, поселившемуся в лесу Спайнвуд и нападавшему на путников на Королевской Дороге.

спойлер
- Мы подходим, – сказал Грифф. – Взгляни на это.

Колин посмотрел, куда указывал его старший спутник – на дерево, чья кора была буквально пропахана вертикальными параллельными канавками. (1) Какое-то время он глазел на него, поражаясь силе существа, способного вспахать дерево на дюйм глубиной одним взмахом лапы, затем поспешил нагнать Гриффа, который уже шагал дальше.

Прошагав несколько минут, Грифф остановился, указывая вперед.
– Там, – прошептал он. Впереди на поляне виднелась пещера, темное нутро которой было сокрыто тенями и тайной. – Теперь тихо доставай снасть.

Колин положил свой дорожный посох и опустил тюк на землю. Открыв его, он достал большой глиняный кувшин с медом. Приподняв ножом запечатанную крышку, он оставил кувшин посреди поляны, не дальше 20 футов от устья пещеры. Затем, пятясь, вернулся к стоящему у подножия огромного дуба Гриффу, не отрывая глаз от пещеры из опасения, что стоит ему отвести взгляд, как на него внезапно набросится обитающий там зверь.
– Держи, – велел Грифф, протягивая Колину свой арбалет.

Колин послушно принял оружие, впечатленный его весом. Однажды, подумал он, у меня тоже будет оружие вроде этого, и я буду бойцом как Грифф. Он часто забавлялся подобными мыслями, но в глубине и сам не верил, что они когда-нибудь станут чем-то больше, чем мечтой. Его нескладное, тощее тело казалось более пригодным для жизни мудреца или волшебника, а неутолимый голод к чтению уже заслужил ему прозвище «Книгоголовый».

Внезапно осознав, что он опять грезит наяву, Колин очнулся и увидел, что Грифф уже на ветке над ним и тянется за своим оружием. Колин передал его вверх.
– Оставь палку и лезь сюда, – прошептал старший охотник.

Колин прислонил свой посох к дальней стороне дуба и забрался к своему наставнику.
– Сколько у нас времени?
– Почитай час, я думаю. Совомедведи любят спать до полудня или около того. Часть их смешанного происхождения.
– А почему мы тогда просто не пойдем туда? Убьем его, пока он спит?

Грифф только хмыкнул.
– Малыш, хочешь прожить столько, сколько я, тогда научись не полагаться на авось. Здесь наверху мы в безопасности. Совомедведь не сможет достать нас, но это, – он качнул арбалетом, – это позволит нам достать его. (2)
– А мед мы используем как приманку? Я думал совомедведи строго хищные. Их головы целиком совиные, согласно виденным мной иллюстрациям.
– Ага, а задница у них целиком медвежья, но они все равно несут яйца. Просто поверь мне, в совомедведе достаточно медведя, чтобы он не мог пройти мимо меда. (3)

На какое-то время воцарилась молчание, пока Грифф готовил арбалет к стрельбе. Со своего насеста на дубу он прекрасно видел кувшин с медом, и при этом был вполне уверен, что совомедведь его не заметит, даже с учетом острых чувств зверя. (4)

Минуты тянулись, но никто не возобновил шепчущего разговора, не желая рисковать быть подслушанным зверем, который может слышать, как в траве шуршит мышь на том конце поля.

И наконец их терпение было вознаграждено.

Из пещеры неуклюже выбрался зверь, встал на задние лапы и потянулся. При виде огромного животного Колин преисполнился восхищения. Увидеть его вживую было вовсе не то же самое, что изучать чернильные зарисовки, имеющиеся в Библиотеке Писца. Зверь достигал ростом полных 8 футов, коричневые перья совиной головы органично перетекали в мех туловища чуть ниже плеч и на спине. Совомедведь осмотрелся, и Колин заметил, что для этого он повернул голову, вместо того, чтобы повести глазами. (5)

Колин затаил дыхание, боясь, что его услышат, но, по-видимому, избежал внимания совомедведя, потому что зверь вновь опустился на четвереньки и двинулся к меду. Вскоре он уже упоенно лакал из горшка, явно позабыв обо всем на свете. Грифф прицелился, коротко вдохнул и издал тихое уханье. Совомедведь сразу же встал на дыбы, и Грифф напряг палец на крючке. Быстро тренькнул арбалет, и стрела с быстротой молнии вошла в правый глаз совомедведя.

Визг был невероятным. Колин закрыл уши двумя руками, потрясенный необычайной силой смертных мук животного. Казалось, прошла вечность, но, скорее, всего несколько минут, и совомедведь завалился набок, мертвый.

Грифф спрыгнул с дерева, приземлившись по-кошачьи. Колин, не столь уверенный в себе, слез.
– Так-то вот, – сказал тертый ветеран.
– Откуда ты знал, что один выстрел убьет его? – Спросил Колин. – Я ожидал, понадобится больше, чтобы завалить такого здоровяка.
– Понадобилось бы, не смажь я стрелу ядом, – ответил Грифф. – И даже в этом случае обратил внимание, как долго он умирал? Он умер сразу же, как стрела попала в него, просто ему понадобилось время, чтобы понять это. (6)

Колин был потрясен. Он всегда мечтал стать героем и молился на Гриффа, как на воплощение всего, чем он надеялся однажды стать. Но как-то использование против зверя отравленной арбалетной стрелы просто не выглядело, ну, героическим. Печально, осознал он, что его уважение к наставнику только что понизилось на несколько делений.

Пока Колин приходил в себя от потрясения, Грифф вынул свой длинный нож и начал свежевать тушу:
– Мясо много не стоит, да и в пищу оно не особо, но медвежья шкура это медвежья шкура, даже если это всего лишь наполовину медведь.
– Что это? – Спросил Колин, поднимая плотный овальный катыш размером со свой кулак. Он выглядел органическим, и из него торчали небольшие кусочки кости.

Грифф оторвался от свежевания.
– Совомедвежий жмых. Они их выплевывают, как кошки комки меха.

Колин бросил жмых и вытер руки о штаны. (7)

Разъяренный визг совомедведя расколол воздух. Колин подпрыгнул и повернулся к Гриффу, наполовину ожидая, что свежуемый зверь сел и продолжил бой. Но нет, зверь был мертв, никакого сомнения. Раздирающий уши зов шел из-за их спин, из устья пещеры. И когда они с растущим ужасом посмотрели туда, оттуда неуклюже вышел на задних лапах еще один совомедведь, затем упал на все четыре и бросился в атаку.
– Беги! – Заорал Грифф, хватая свой арбалет и торопясь зарядить его.
Колин бросился обратно к дубу и совсем уж собрался вскарабкаться в безопасность, когда тревога о наставнике заставила его оглянуться. Раздалось треньканье арбалета, и Колин досадливо сморщился, видя, как стрела пролетает над головой разъяренного зверя. Затем совомедведь настиг Гриффа, одним взмахом лапы отправив человека и арбалет в полет в разные стороны. (8)

Колин стоял, завороженный разворачивающимся зрелищем. Грифф лежал на земле, по-видимому, оглушенный, а над ним маячил стоящий на задних лапах совомедведь с капающей с когтей одной лапы кровью. Колин мог бы убежать, либо в безопасность дерева, либо вернуться туда, откуда они пришли, но в любом случае его наставник и личный герой был бы мертв.

Или, он мог сам сойтись с совомедведем, тем самым выиграв Гриффу немного времени.

Схватив свой дорожный посох, Колин завопил на огромного зверя, привлекая его внимание. Гигантская голова дернулась в его направлении, и зверь двинулся к новой угрозе.

«Надо бы подравнять шансы, – подумал Колин. – Если я смогу ослепить его»…

Упав на колено, юноша зачерпнул пригоршню рыхлой грязи. Он метнул ее прямо в морду зверю и отпрыгнул в сторону. К его удивлению, совомедведь среагировал на его маневр, нимало не беспокоясь из-за облака земли и песка. (9)
– Грифф! – Крикнул Колин, едва уклонившись от взмаха дьявольских когтей.
Метнув быстрый взгляд в сторону своего наставника, он увидел, что Грифф начал приходить в себя. Также он увидел лежащий в грязи арбалет с разорванной когтями совомедведя тетивой. Взмахнув своим дорожным посохом на манер боевого, Колин сумел обрушить удар сбоку на голову совомедведя, но похоже зверя это ничуть не смутило. Колин изо всех сил старался не дать зверю приблизиться, пятясь по кругу.
– Грифф! Ты в порядке? – Пот начал заливать глаза Колину, но у него не было времени утереться. Удержание дистанции с совомедведем требовало каждой капли его внимания.
– Отлично, – ответил Грифф, с трудом поднимаясь на ноги.

Краем глаза Колин глянул на своего наставника. Три длинных разреза вспороли его лицо сбоку, а один глаз был покрыт кровью. Остался ли там глаз вообще, Колин сказать не мог, но в любом случае сейчас им бы ничего не было видно.

– Продолжай отвлекать его, – продолжил Грифф, вынимая меч.

Колин попытался, но когда Грифф приблизился сбоку, совомедведь неожиданно развернулся и атаковал. Грифф отчаянно попятился, чтобы не попасть в его объятия, и споткнулся о тушу первого зверя. (10) Колин пырнул своим посохом зверя в голову как копьем – вреда почти не причинил, но хотя бы отвлек внимание зверя от Гриффа, пока тот торопливо вставал на ноги.

Колин стремительно уставал. Он чувствовал, что им почти не стоит надеяться одолеть совомедведя – тот как будто чуял каждый их ход и знал, что самое опасное оружие это меч, потому что переключал свое внимание на Гриффа всякий раз, как тот приближался. Боец постарше также устал, и было лишь вопросом времени, когда один из них или оба рухнут. «Если бы я мог удержать его внимание», – подумал Колин.

И тут у него в голове щелкнуло. Не давая себе даже подумать, что он делает, он вытянул свой дорожный посох горизонтально перед собой и устремился на совомедведя.

Зверь встал на дыбы, но Колин проскользнул между поднятыми передними лапами и прижался к груди совомедведя, вогнав свою палку в раскрытый клюв. И тут же он ощутил себя в сокрушающих тисках совомедвежьей хватки, но даже хотя его взор начало заволакивать чернотой, он держал палку, не давая клюву монстра защелкнуться на нем. (11)

Колин чувствовал, как трещат его ребра. «Быстрее», – попытался было сказать он, но ему не хватило воздуха выдавить даже одно слово. К счастью, совет был избыточен, потому что Грифф прыгнул на спину совомедведю и вогнал меч в основание шеи зверя. Меч глубоко погрузился, и уже теряющий сознание Колин почувствовал, как слегка слабеет хватка монстра. Агонизирующий совомедведь сомкнул клюв, все-таки перекусив посох Колина пополам, и повернул голову назад, почти на 180 градусов, уставясь на Гриффа огромными желтыми глазами. Грифф зарычал в ответ и принялся расшатывать меч в ране зверя. Совомедведь выпустил обмякшее тело Колина и закружился на месте, пытаясь достать человека у себя на спине, но, в конце концов, сам упал на землю, добитый потерей крови из раны на шее. Возле мертвого зверя рухнул и Грифф.

Спустя какое-то время Грифф ухитрился ползком встать на ноги и поковылял к рюкзаку. Там он развернул единственное зелье исцеления, которое всегда носил с собой. Прошкандыбав обратно к юноше, он влил зелье в глотку Колина, и тот очнулся, кашляя и отплевываясь.
– Ты в порядке, малыш?
– Да, я в порядке. А ты как? Твой глаз!
– Со мной все будет хорошо.
– Но зелье! Тебе следовало…
– Забудь об этом, малыш. Ты заслужил его. Это был почти самый отважный поступок, что я когда-либо видел. Самый бесстрашный или самый безмозглый. Я и сам еще не решил. Но со мной все будет в порядке, когда мы вернемся в город, и я пойду к целителю.
– Ну так пошли?
– Ага, пойдем. Но сперва нам лучше проверить пещеру. Просто на всякий случай.
– Но если там еще один, мы не в том состоянии… – запротестовал Колин.
– Малыш, с этим не поспоришь, но все должно быть в порядке. Совомедведи могут жить вместе с супругом, но в одном логове никогда не встречается больше одной супружеской пары. Детеныши – это другое дело, и нам лучше глядеть в оба, но сомомедвежата это любознательная орава, и я уверен, они бы уже вышли посмотреть из-за чего весь этот шум.

Осторожно эти двое вошли в пещеру. Колик остановился зажечь факел из тюка, и в его свете можно было увидеть, что внутри пещера по большей части пуста. Однако в одном углу была небольшая кучка веточек и листьев, среди которых лежало несколько белых круглых предметов двух футов в диаметре.
– Очко! – Сказал Грифф. – Яйца. Подфартило, малыш. Эти штуки идут по 2,000 сребреников каждая. (12)
– Но в нашем состоянии мы их все не унесем.
– Эт’ верно, но с одним-то ты справишься? Мы всегда можем вернуться за остальными.
– Хорошо.

В долгом пути домой Колин нес на руках яйцо совомедведя, а Грифф тащил на плече разбитый арбалет и рюкзак. Колин задал своему наставнику уже давненько мучающий его вопрос.
– Знаешь, я читал, что совомедведя создал волшебник, давным-давно, в качестве сторожа. И что он соединил силы совы и медведя, чтобы существо получилось как можно более грозным!
– Да, и что?
– Ну, я всегда этому удивлялся. Только подумай, если бы он создал совомедведя с крыльями. Я имею в виду, совы ведь практически бесшумны, когда летают. Просто выглядит странным, что он пропустил столь очевидное преимущество.
– Давай просто порадуемся, что он его пропустил, малыш. Представь себе, если бы тут летали совомедведи? Я даже думать об этом не хочу.
– Полагаю, ты прав. (13)

Совомедведь.doc

97 КБ

 

Загрузок: 18 раз(а)
Сказали спасибо(2): Jumangee, kerber

_________________
Граф Страд: Если долго сидеть на берегу реки, мимо обязательно проплывет труп ван Рихтена.
Дракон Златолюб: Другими словами, вы не в силах пересечь бегущую воду, но стесняетесь в этом признаться.