Привычный порядок страниц прерви
И волей своей Героя веди.
В твоих руках не обычная книга-
В каждой главе живая интрига.

 
Бывалый авантюрист

Не уверен что этот текст стоит вашего времени, но.. что-то он запылился у меня "в ящике стола" Wink

спойлер
Осень

Она вошла в город, неслышно ступая маленькими босыми ступнями по зелёному ковру травы. Ковёр вскоре галантно уступил место мостовой, чьи тёмные камни ещё хранили тепло солнечного света.

Очутившись в городе, она осмотрелась. Вокруг туда-сюда сновали прохожие. Их лица светились радостью – жара поутихла, можно было не уставая бродить по улочкам или сидеть под навесами за столиками кафе. Кто-то просто лежал на траве в одном из многочисленных парков и глазел на медленно плывущие снежные облака в нежно-голубом кусочке неба, обрамлённом шепчущими ветвями деревьев. Не опустели и пляжи, лишь поубавилось ребятишек, плещущихся в воде – они предпочли резвиться на желтом песке, бегая друг за дружкой в погоне за своими маленькими детскими радостями. И даже будничные заботы не могли опутать своими сетями души – ведь суматоха ещё сама не оправилась от огненного летнего зноя.

То и дело вспыхивали улыбки – словно звёздочки появлялись на вечереющем небосводе, отражая друг друга и друг от друга загораясь. И гостья старого города невольно залюбовалась ими, они осветили её нежное личико и коснулись девичьего сердца. "Я люблю вас, люди!", – закричала-запела она и закружилась в радостном танце.

Её зелёное платьице заплясало по улицам города. Зашуршали его складки, рождая на свет легкий ветерок. И он взвился вверх, запел; его звонкая мелодия гармонично вплелась в песню солнца и разлилась по всему городу. Она несла прохладу, даря свежесть загорелым лицам и оставляя на открытых плечах следы своих триолей. А самые высокие нотки-льдинки даже заблудились в тенистых уголках, да там и остались. А плясунья всё кружилась и кружилась, встречая новые улыбки и улыбаясь им в ответ. Но что это – вдруг блеск радостных глаз людей стал гаснуть, лиц коснулся туман озабоченности. Стали доноситься обрывки фраз: "..похолодало..", "..а я рубашку дома забыл..", "..давайте на солнышке станем.."

Танец оборвался, словно разбился. Она остановилась в замешательстве посреди площади. А радость вокруг гасла всё быстрее, люди заторопились по домам и возвращались на улицы уже в тёплой одежде. Вдруг все вспомнили о неотложных делах и заботах, и веселье совсем растаяло. Маршруты прохожих обрели значимость, не утратив при этом своей запутанности. Все куда-то заспешили, останавливаясь лишь на миг, чтобы кивнуть встречному знакомому.

А тонкая фигурка в зелёном платье так и стояла в этом внезапно возникнувшем суматошном потоке. "Как же так?", – думала она, и дыханье печали коснулось её взгляда. "Куда делась радость, куда вы все спешите?", – обращалась она к встречным, – "Да что с вами случилось??" Но горожане молчали, лишь проносясь мимо.

"А может, моя любовь всё вернёт?", – возникла мысль, и девушка тут же поспешила ею воспользоваться. "Я люблю тебя, улыбнись!", – шепнула она встречному парню, нежно касаясь своими тонкими пальчиками его ладони. "Взгляните, мир прекрасен, ведь мы вместе!", "Не печалься, ведь я рядом", "Обрадуйтесь солнцу, ветру, деревьям – все это для нас!", – так говорила она мужчинам и женщинам, взрослым и детям, оставляя на их щеках маленькие поцелуи. Но люди не веселели, а только кутались в плащи и куртки, потирая ладони и лица. Ведь руки и губы девушки были холодными, как и ветерок, рождённый её танцем.

Она совсем пала духом. "Почему всё не так? Я же дарю им себя, стараюсь помочь, отчего они отворачиваются от меня?..", – думала она, и её красивые серые глаза становились всё темнее и темнее, а лицо всё печальнее.

И вместе с её настроением стало меняться небо. Белые облака растворились в светло-голубом куполе, краски смешались и стали совсем серыми. Вокруг темнело с каждым мигом всё быстрее. И когда первая неосторожная слезинка скатилась по щеке девушки, с небес упала первая капелька.

Ливень разразился внезапно, набирая силу с каждой секундой. Люди раскрыли зонты, заспешили под защиту навесов, салонов маленьких машин и уютных станций метро, роняя по дороге негромкие слова про раннюю и неласковую осень.

Но она уже ничего не видела и не слышала, – она рыдала, сидя на тротуаре. Её слёзы сливались с дождём – и не различишь где оно, а где другое. Ей было горько и больно – никто не принял её любви, все отвернулись. "И пусть!", – думала она, утирая носик, – "Пускай всех зальёт этим проклятым дождём, пусть они все утонут, ведь они злые! Злые и равнодушные!" И ливень обрушил на землю ещё большие потоки воды, заливая дома и улицы, машины и неосторожных прохожих. Он не коснулся лишь маленькой фигурки в зелёном, плачущей среди улицы. Ни одна капля не упала на неё, оставив сухими платье и волосы. Да ей наверное хватало и собственных слёз...

"Уйду я отсюда", – подумала она, немного придя в себя, – "Ничего хорошего в этом городе нет. Но сначала надо успокоиться и привести себя в порядок, а то и правда всё тут слезами залью!" Она утерла ладошками заплаканное лицо, поднялась с тротуара и оправила платье. Дождь стих, улицы высыхали вслед за её слезинками. Девушка молча заспешила прочь из города, стараясь не замечать прохожих, которые уже закрывали зонты и задирали головы вверх, удивляясь такому внезапному завершению непогоды.

Она уходила, и вместе с нею небо теряло свой серый цвет. Появились первые разрывы, в которых блеснуло солнце. Тут и там стали видны заплаты былого голубого цвета, хоть и не такого ясного, как прежде.

Но она ничего не замечала. Лишь ускорила шаг, стараясь забыть этот город, так неудачно попавшийся на её пути. Уже почти покинув его, в одном из окраинных парков девушка вдруг остановилась. Её вниманием завладел маленький мальчик, гоняющийся за солнечным лучиком. Луч проворно прыгал с листочка на листок, и малыш старался словить его в маленькую ладошку, при этом то и дело шлёпая по лужам, которые ещё не успели высохнуть. Он заливал себя с ног до головы дождевой водой, но не то что не плакал, а даже смеялся от необъяснимой детской радости.

Девушка невольно засмотрелась на маленькое создание. У него поистине было чему поучиться – не только не отступать перед препятствиями, а находить в них повод для улыбки! "А разве не счастье жить для таких людей, как этот вот малыш? Просто быть с ним рядом, радоваться его радости, чувствовать его чувствами?..", – подумала она и решила: "Останусь в городе, буду тенью его жителей, буду восхищаться их счастьем, но не менять ничего, не касаться их душ, чтобы не нарушить это хрупкое великолепие.."

И она осталась. Летели дни, светило солнце, пригревая почти как раньше. Девушка ловила каждый радостный взгляд, смотрела глазами влюблённых молодых людей, чувствовала сердцем каждой заботливой матери и смеялась бесхитростным, откровенным смехом каждого ребёнка города. А люди и впрямь повеселели. С радостью делали они свои дела, не позволяя при этом омуту рутины затянуть себя с головой. Люди вновь смотрели на мир с улыбкой и двумя словами на устах: "бабье лето!.."

И девушка была почти счастлива. Почти... Ведь никто не знал о её присутствии. А она боялась резко вторгаться в жизни людей, прекрасно помня, чем это закончилось в прошлый раз. И вот ей пришла в голову мысль, как признаться в своих чувствах и ничего не разрушить.

Она подходила по очереди к каждому дереву, брала в свои маленькие ладошки листок, шептала ему ласково то, что творилось у неё сейчас на душе, и нежно его целовала. И чудо – листок преображался! Он становился подобен цвету её золотисто-медных вьющихся волос, наливался одним из многочисленных оттенков, и каждый раз новым. И город постепенно оделся в разноцветное великолепие – от прозрачно-жёлтой пронзительной радости до тёмно-багряной глубокой грусти.

Люди дивились новому наряду деревьев, и чувствовали себя среди них как в сказке. И солнце причудливо играло в новой листве, и ветер подхватывал эту игру. Листья пели, рассказывая людям о радостях и печалях, о самых сокровенных мечтах девушки в зелёном платье.

Но недолго суждено было жить этим причудливым живым поцелуям. Один за другим, медленно, но необратимо срывались они с ветки и, задумчиво кружась, ложились на землю. Скоро разноцветный ковёр укрыл всё. По нему было приятно идти – листья что-то шептали, навевая размышления. Только мысли каждый раз приходили грустные... А как грустно было девушке! Ведь её чувства, даже выраженные такой, на первый взгляд мелочью, оказались так недолговечны...

"Да..", – подумала она, – "Пожалуй, напрасны все мои попытки. Да и время моё на исходе. Пора покидать этот город. Я запомню его. Он принёс мне и радость, и страдание, и капельку простого счастья. Мне хотелось бы сюда вернуться.."

И она ушла. Наверное, так же незаметно, как и пришла сюда. Только остановилась на миг и печально оглянулась на прощанье. Но нет, не заплакала.
И лишь она ступила за пределы города, с небес сорвалась и закружилась к земле первая снежинка...

Сказали спасибо(2): Mixail, GreyRaven