Эта книга живет тобой!
Словно пульс, частый шелест страниц.
Твоя настоящая роль-
Вне повседневных границ…

 
Путник

Захотелось поделиться. Перед вами рассказ написанный двумя людьми, один из которых отображает главного героя и его внутренний мир, а другой мир что его окружает, и собственно ведет сюжет (да, это игра стиля словеска. Изначально игра проводилась на 4 редакции ДнД, но ни разу не был использован кубик).
Считаю эту игру лучшей из тех которую я когда либо водил (из социалок). В итоге вышел отличный рассказ в мире темного фентези, жанра Мистика.
Если вам не будет жалко своего времени, очень прошу высказать свое мнение и критику, если посчитаете что материал этого достоин.
Стих в начале не мой.

Элегия.

То, что происходит во сне,
Может явью оказаться,
И, к сожалению, мне
Довелось с этим повстречаться.
Кто-то словно стер грань между сном и былью,
Кто-то словно посыпал рассудок пылью.

Гиблый квартал: На улице стоял ливень. Капли дождя с шумом падали на землю, и разбиваясь, разносили грязь и нечистоты по узким и темным вечерним улочкам этого и без того мрачного места. Население квартала жило своей привычной жизнью, и чем темнее становилось на улицах, тем больше этих самых жителей здесь появлялось. Сейчас некоторых из них можно было заметить в полуразрушенных домах, прячущихся кто от чужих глаз, а кто от безжалостного холодного дождя. Редко кого сейчас можно было встретить в открытую. В основном это были люди в черных плащах чьи лица скрывал капюшон даже в солнечный день, а также бомжи и нищие, некоторые из которых забивались в отвратительно пахнущие мусорные кучи, а кто и просто спокойно спал у стен покосившихся домов, свернувшись в калачик. А может уже и не спал?…

Ирвин: Ирвин не слишком отличался от остальных. Единственное что его выделяло – свёрток за плечом. Да и то не особо сильно. Он уверенно шёл на место грядущей работы, погружённый в свои мысли. Подозрительно всё это было... Мечник знал что не всё так просто. Будь у него побольше мозгов... Нет, скорее, будь его тяга к приключениям несколько меньше, тогда он отказался бы, руководствуясь элементарным здравым смыслом.

Улица Красная: Через некоторое время, ноги парня привели его на нужную ему улицу, которую в народе прозвали Красной. Да собственно и было за что ее так прозвать. Большинство домов здесь, по большей части уже заброшенные, имели на себе отметину красного цвета. Кто-то не поленился измазать руку в красной краске, и оставить отпечаток ладони на некоторых дверях. Тот кто провел в Гиблых несколько дней, должен был знать, это знак дома «утех». Здесь могли оказать услуги интимного характера. Хотя… судя по некоторым постройкам, услуги эти были довольно сомнительного качества. В основном у таких дверей стоял мужик по здоровее, или же ‘‘мамка’‘ – женщина преклонных лет, что имела привычку наносить на свое лицо огромное количество дешевой косметики, паршивого качества. Что бы скрыть все свои недостатки. Хотя получалось плохо.
Здесь не было обычных одиночных девушек, которых можно было встретить во всех других кварталах Гиблого, почти что на каждом углу. Здесь такое каралось, здесь делали бизнес.
Место же, что носило название «Дом снов и желаний», найти было не трудно. Одно из немногих, двухэтажных зданий, которое можно даже сказать выглядело вполне прилично, если сравнивать с другими домами. Окна его были заколочены грубыми досками, а над входной массивной дверью был знак красной ладони.

Ирвин: – Оно? – остановившись у двери спросил сам себя парень. После, пожав плечами, постучался. Бинты и плащ промокли от дождя. Следовало поскорее протереть меч и сменить бинты, дабы не портить металл... Впрочем, это подождёт до окончания разговора с заказчиком.

Улица Красная: Из-за двери были слышные редкие выкрики, и смех. Некоторое время парню что постучал в дверь, отвечали только они. Но вот послышались громкие шаги, и дверь перед Ирвином была энергично открыта. На пороге стоял крепкий мужик, лет тридцати, одетый в простые штаны, и сапоги. А на его голое тело, была накинута кожаная жилетка. Лысый детина, лицо которого пересекал косой шрам, угрюмо осмотрел посетителя с ног до головы, а затем не слишком дружелюбно спросил. – Чего надо?
За его спиной можно было увидеть еще одного вышибалу, который видимо был готов подстраховать своего напарника, если это пришел кто-то недовольный. Ирвин: – Я по объявлению, – кратко бросил парень, доставая из под плаща объявление, с отпечатками мокрых пальцев, – К Армону... – Говорил он кратко, скрывая верхнюю половину лица под балахоном. За спиной его был свёрток и рюкзак, а под плащом – броня. Улица Красная: – Армон?… – Напряг свой не слишком развитый мозг мужик, при этом сильно хмурясь. – Так это же тот странный тип, который говорил с хозяином. – Сказал второй мужик, что был за его спиной. У того память кажется была лучше. – А, да. Точно. Ну проходи, тогда. – Вышибала отошел в сторону, пропуская Ирвина внутрь, и закрывая за ним дверь заведения Моргота.
Внутри помещение оказалось не многим лучше, чем снаружи. Потрескавшиеся серые стены, старая полуразвалившаяся мебель. В основном стулья да столы, а у стен стояли дохлые диваны, на которых сейчас разместились редкие клиенты, да свободные проститутки. На столах стояли горящие свечи, а на одном, за которым сидел какой-то толстый мужчина, так и вообще была масляная лампа, которая позволяла ему сейчас листать исписанные бумаги. – Эй, красавчик. Не хочешь отдохнуть? – Спросила девушка, что сейчас подошла к парню, при этом стараясь улыбаться так мило, как только умела. – Всего пять монет, и вся ночь твоя. – Девушка едва доставала Ирвину до плеча, и была одета в легкие одежды, которые больше открывали все ее прелести, нежели закрывали. Короткие черные волосы падали на плечи, при этом не мешая ей сейчас как следует рассматривать посетителя своими голубыми глазами. Ирвин: Огляделся, войдя во внутрь. Он довольно часто был в помещениях подобного рода. Не по своей воле, скорее по прихоти Декстера. Но и сам зачастую был не против поразвлечься. Конечно, если его устраивала цена и качество девушек. – здоровье наше всё! Сделав пару шагов, мечник остановился и обернулся на девушку. Скинув балахон, осмотрел ее с ног до головы, – Извини, красотка, я тут по делам, – С лёгкой улыбкой ответил парень, – Как – нибудь в другой раз... – вновь накинув балахон и приняв вид "мрачного парня", Ирвин спросил, – Где мне найти господина Армона? – Последний вопрос был задан относительно умному вышибале. Улица Красная: – Ну как знаешь… Если что, меня зовут Вирина, зови если передумаешь. – Проворковала девушка, и направилась к одному из диванов у стены, за которым с одни из клиентов уже заигрывала другая шлюха.
Двое детин, что работали здесь вышибалами, уже спокойно уселись на лавку у массивной двери притона, и сейчас принялись о чем-то вяло болтать между собой. Один предлагал что-то попробовать второму. – Нее, я этой дряни пробовать не хочу. Видал какие они потом ходят все? – Да ладно тебе. Зато знаешь какое чувство!. Так словно… Главное думать о том чего хочешь. – А почему тогда некоторые кричат? Раз так все хорошо. – Я же говорю тебе! Нужно думать только о хорошем.
Но Ирвин прервал их разговор, чем они кажется были не слишком расстроены. Клиентов нужно беречь, и относиться с ними хорошо, как всегда говорил Моргот. – Пойдем. – Бросил один из вышибал, поднимаясь со скамейки. Собственно идти то было не далеко. За один из столов, что сейчас пустовали. Морготом оказался как раз тот тучный мужчина, что сидел в свете масляной лампы, и читал какие-то бумаги. Можно было немного рассмотреть их содержание, пока тот еще не заметил как к нему подошли. Видимо это были расчеты по управлению этим заведением. – Моргот. К тебе новый посетитель.
Толстяк наконец то отвлекся от своих дел, и устало глянул на Ирвина. – Хорошо. Свободен Орлен. – Моргот с трудом поднялся со стула. – Чем могу помочь парень? Желаешь снять себе девочку по красивее, или товар по моложе?… – Усмехнулся хозяин. – А может… – Протянул он уже более серьезно. – Посмотреть сны? – Это был человек лет сорока, уже на половину седой, с длинными черными усами. У него были живые, с задорной искоркой, глаза, которые сейчас внимательно изучали лицо нового клиента.

Ирвин: Парень остановился напротив стола и, сняв из вежливости балахон, ответил, – Нет, развлечения оставим на потом... Сны? хех... Лучше бы их и не видеть... – с горькой усмешкой ответил Ирвин, – Моё имя Ирвин, – решив не шифроваться представился он, – И я здесь по делу... Мне нужен господин Армон. Я прочёл объявление. – И, с этими словами мечник положил объявление на стол перед Морготом.

Улица Красная: – Аааа… Понятно, понятно Ирвин. Ну что ж, рад с тобой познакомится. Если тебе будут нужны услуги моих девочек, то приходи, здесь всегда рады гостям. За товар ручаюсь! Еще никто не жаловался. Да, и… если у тебя есть какие-то особые предпочтения. – Слово особые, Моргот выделил очень многозначительно. – То будь уверен – за деньги, я всегда смогу тебе угодить. А что касается Армона… – Хозяин заведения посмотрел по сторонам, видимо ища взглядом нужного человека. Но здесь кроме пары клиентов, что сейчас вели беседы с проститутками, и двоих вышибал, больше никого не было. – Да, этот тифлинг здесь. Сейчас я его позову. А ты Ирвин, не стесняйся. Можешь пока что познакомится с моими девочками. Ну или просто отдохни. – Закончив, толстяк отправился из-за стола, в сторону двери, что была в конце помещения. Открыв ее, Моргот, как было видно, поднялся на второй этаж, по лестнице, где и скрылся.
Пока хозяина не было, все шло как обычно. Клиенты, сидя на диванах, вели веселую беседу. А девушки что были рядом, без какого либо стыда могли спокойно провести рукой между их штанов. Видимо такое здесь было в норме. Вот одна из девушек, что сидела на коленях одного из мужчин, поднялась, и одним легким движением сбросила с себя верхнюю часть гардероба, которая представлял из себя тонкую полоску ткани, что совсем чуть-чуть прикрывала ее грудь. После чего принялась выполнять плавные, покачивающиеся движения, видимо выполняя просьбу клиента. Ее движения медленно переросли в танец.

Ирвин: При словах "ещё никто не жаловался", парень изогнул бровь, вспомнив бугаёв. Понятно почему никто не жаловался, – Хорошо... – кратко сказал он уже спине Моргота. После, неспешным шагом направился к свободному столику. Присел за него, скинул мокрый плащ, да принялся ухаживать за оружием, особо не палясь. В тёмном углу он развязал старый мокрый тряпичный чехол и, выжав его, бросил в сумку, оттуда же извлёк новые тряпичные бинты. Сначала вытер ими меч, после, вновь замотав. Параллельно он поглядывал на проституток. Нравилась ему эта древняя профессия. Пришёл, отдал деньги и ушёл... Никакого обмана, предательства, никаких душевных ран... Лишь иллюзия любви.

Улица Красная: Через некоторое время, по лестнице, на первый этаж спустился хозяин заведения – Моргот, а за ним шел уже довольно пожилой представитель демонической крови. Одет был этот тифлинг в хламиду, которая могла бы принадлежать монаху, который верно служит своему богу в монастыре. Впрочем, в нем действительно было что-то похожее на это, особенно ясно это можно было увидеть в его спокойных глазах, в которых был острый ум и полное умиротворение. Рога его так же говорили о уже приличном возрасте своего владельца, загнутые по линии черепа, внушающей толщины. Седые, длинные волосы были зачесаны назад, а козлиная бородка выглядела вполне ухоженной. Пальцы тифлинга были украшены кольцами, на которых стояли самые разные знаки и узоры. А в правой руке, полу-демон нес то, что могло окончательно подтвердить догадки парня. Это был небольшой тонкий жезл. Господи Армон был никем иным, как магом.
Они с Морготом вышли в зал, и хозяин заведения указал тифлингу на столик, за которым сидел Ирвин, после чего снова поспешил вернуться к своим бумагам. Нужно постоянно следить за доходами, постоянно! Иначе они грозят обернуться расходами. Армон же не спеша направился к юноше, с интересом разглядывая его, сидящего в тени, и занятого делами. – Приветствую вас молодой человек. – поздоровался тифлинг, когда оказался рядом. Не став дожидаться приглашения, он уселся напротив парня. – Так значит это вы, решили подзаработать, да Ирвин? – Видимо Моргот не стал утаивать имя нового посетителя.

Ирвин: – Приветствую, – поздоровался парень, поднимая взгляд на тифлинга... снова грёбаные маги. Что же ему так на них везёт? – Ну, можно сказать и так... Выполнять разовые заказы – это моя постоянная работа, – пожал он плечами, – Итак... могу я узнать подробности задания? – поинтересовался мечник.

Улица Красная: – Ну и хорошо. – Улыбнулся тифлинг, демонстрируя свою фирменную клыкастую улыбку. – У меня действительно есть для вас одна работа. Не думаю что ее трудно будет выполнить. В ней нет ничего сложного. Нужно просто доставить мне одну посылку от старого друга, который сейчас остановился в одном трактире за городом, по пути в Квирон… Я бы и сам смог ее забрать, но у меня сейчас к сожалению возникли дела в Сильверхайме, и у меня совсем нет времени на это. Но к сожалению и мой товарищ не может долго меня ожидать, ему нужно двигаться дальше. Он остановился в одном дне пути от города, в таверне под названием ‘‘Элегия’‘. Я точно не знаю что он должен мне передать. Он не написал этого в своем письме. Возможно это шкатулка, возможно сверток, или же книга… Я не знаю, потому не буду ничего говорить по этому поводу. Но не волнуйтесь, это должно быть что то небольшое. – Снова улыбнулся Армон. – Моего друга зовут Лестор. Человек, не молодой, и не старый, по вашим меркам. Он будет ждать кого-то, что бы передать посылку. Вот… – Маг покопался между складок хламиды, и извлек из них колечко, с красным камешком. – Он узнает вас по этому кольцу. Вам только нужно забрать у него то, что он вам передаст, и принести обратно мне. После чего я выплачу вам тридцать марок. Ну, так что Ирвин, вы согласны? Дело само по себе не сложное, но дороги не всегда безопасны, я это конечно же понимаю. А так же это займет ваше время, поэтому я и готов платить разумные деньги. – Армон уставился на человека, ожидая его ответа.

Ирвин: – Тридцать марок... Вполне приемлемо, – кивнул Ирвин и принял кольцо из рук старика. повертел то в руках и спрятал во внутренний карман, – Что же... Трактир "Элегия", Лестор, посылка... Я буду через два – три дня. Могу идти? Или вам есть что ещё мне сказать? – поинтересовался парень, изогнув бровь и посмотрев на тифлинга с интересом. Тридцать марок за работу посыльного... Вполне нормальная цена. Плюс возможность поприключенствовать. Вполне не плохо

Улица Красная: – Нет, больше ничего. – Вновь улыбнулся тифлинг. – Спасибо вам большое Ирвин, вы мне очень помогли. Не знаю что уж там решил прислать мне Лестор, но в любом случае, посылка старого друга – уже вещь сама по себе очень ценная. Пусть удача не покинет вас, именем Варгодонада. – Произнес странное слово маг, на неизвестном человеку наречии. После чего, в очередной раз улыбнувшись, поднялся из за стола и отправился в сторону двери, что скрывала за собой лестницу на второй этаж.

Ирвин: Слово на странном наречии запомнил. Так, на всякий случай... После, на ходу проверил содержимое рюкзака. ПНП был почти полон... за исключением одного светожезла, одного факела и одной порции еды. Всё остальное было при нём. Так что в путь он направился сразу. По пути решив заскочить в ближайшую конюшню и купить себе лошадь. Благо, финансы позволяют такую роскошь. Тем более, парень чувствовал так – вскоре придётся много путешествовать.

Дорога: Так Ирвин отправился в путь, что вел его в сторону Квирона. Как было сказано магом – таверна ‘‘Элегия’‘, где его ждал человек с именем Лестер, находилась где-то в одном пешем дне пути от города. Однако благодаря верховой лошади, что Ирвин приобрел на базаре, это путешествие могло пройти для него куда как быстрее. Погодка была ни к черту. Пасмурное небо над головой не обещало ничего хорошего. И действительно, за то время что юноша двигался в сторону Квирона, несколько раз начинал моросить мелкий противный дождь, который так и норовил попасть за шиворот, и пробежаться холодной струйкой по спине приключенца. С того самого момента как человек покинул город, все было тихо. Совсем тихо. В какой-то момент Ирвину могло показаться даже, что в пригороде Сильверхайма, не осталось ни одного жителя. Но те, все же изредка встречались ему. А потом, после того как мужчина отправился на восток, ему уже никто не встретился по дороге. Только однажды, когда Ирвин проезжал на коне, по мосту что вел через реку Лаанэ, он увидел вдалеке силуэты детей, но они быстро скрылись с глаз, так и не дав себя рассмотреть.
В конце концов, к глубокой ночи поднялся сильный туман, и поступь коня под наемником, значительно замедлилась. Было сложно рассмотреть что-то даже в метре, от себя, а учитывая что Ирвин сидел верхом, то для него становилось проблематично рассмотреть и то, что было под копытами своего животного. Так прошло некоторое время, а затем, Ирвин увидел впереди свет факелов. Судя по всему, это были огни которые специально оставляли у трактиров, которые расставлялись на дорогах, что бы путник не заблудился ночью. Внезапно животное резко остановилось, и громко заржало. Всмотревшись в дорогу, Ирвин сумел разобрать неясный силуэт, прямо под копытами коня. Кто-то лежал на дороге, и именно кто-то, это парень сумел хорошо разглядеть.

Ирвин: Парень скакал с лёгкой улыбкой на лице. Под ним была вороная лошадь. Вполне такая себе обычная верховая лошадь неизвестной парню породы.. Плохо он в них разбирался. Выглядела она нормально, зубы хорошие, этого парню было достаточно. Не смотря на плохую погоду парню было весело, и он пел песни. Ему нравилась такая погода. Куда лучше, чем жара и яркое солнце, – "Ээээх, ой да конь мой вороной,
Ээээх, да эспадон стальной,
Ээээх, да ты густой тумаааан,
Ээээх, ой да батька Саруман,
Да батька Саруман..." Бррр! – Но парню дали спеть лишь припев. Тело под ногами удостоилось его внимания. Успокоив лошадь, Ирвин слез с неё и сказал, – Спокойно... Спокойно... – он погладил успокаивающе кобылу по морде. Ну, естественно, и на тело поближе решил посмотреть. Мало ли что.

Дорога: Лошадь покорно остановилась, и позволила всаднику покинуть седло. Но как только Ирвин спешился, и стал вглядываться в тело что лежало на дороге, что вела к трактиру, животное снова забеспокоилось, тихо похрипывая. Что-то ей не нравилось во всем происходящем. И человеку вскоре стало понятно что именно могло так испугать его лошадь. На дороге, прямо у его ног, лежало мертвое тело человека. В тумане было очень трудно рассмотреть какие-то подробности, но это был мужчина. Одежда его была залита кровью, а на теле можно было увидеть раны, которые оставляет после себя удар копья. Рассмотреть внешность человека было очень проблематично, но можно было понять что кем бы он не был, умер он не так давно. Возможно утром. Кровь на одежде отчетливо говорила об этом. И Ирвин, как человек бывалый, просто не мог этого не понять. У трупа не было с собой вещей. Ни сумки, ни оружия. Подул холодный ветер, становилось прохладно.

Ирвин: Мёртвое тело интересовало его лишь в плане ран, – Разбойники? – оглядевшись спросил он, – Похоже на то... нужно быть осторожным...
Вновь погладил лошадь по лицу, – Тише, тише, красавица... Я знаю, что тут что – то не так... Но работа есть работа... – С этими словами он повёл лошадь под уздцы в сторону таверны, по пути приговаривая, – Не беспокойся... всё нормально, я тебя защищу... Никто не тронет мою прелесть... – Шёл парень осторожно, оглядываясь по сторонам. Взял с лошади перевязь с мечом. Факел зажигать не стал – зачем светиться?

Дорога: Оставляя мертвое тело позади, по прежнему лежать на дороге, Ирвин отправился дальше, через туман. Там, впереди, где горел свет факелов, можно было расслышать в этой ночной тишине звуки которые исходили из трактира. Сейчас еще нельзя было сказать точно, что именно там происходит, но по мере того как путник приближался, звук становился отчетливее. А так же начало проясняться и само здание. Это оказалась двухэтажная деревянная постройка, окна которой были украшены умелой резьбой. Смотря на это здание, складывалось впечатление что его строили со знанием дела, и с любовью. Видимо немало сил было вложено в этот трактир. Снова покапал дождь, пока что совсем тихий, но грозящий перерасти во что то более сильное. К трактиру примыкал небольшой навес, разделенный на пару секций, деревянными перилами. Судя по всему, это служило конюшней. Здесь же стояло и несколько деревянных корыт. Какие-то были заполнены водой, другие пустые. Над дверью заведения висела вывеска которая гласила ‘‘Элегия’‘. Сейчас стало понятно что звук который было слышно из-за дверей трактира, было ничем иным как звук музыкального инструмента. Тихая, грустная мелодия лилась в ночь, в туман, туда, где мог слышать ее юноша ведущий животное.

Ирвин: Спокойно доведя лошадь до навеса, парень привязал её и, погладив по морде, сказал, – Я не на долго, Цера... Сниму сумки что бы тебе легче было, – С этими словами он скинул с Лошади рюкзак. После, закинув меч за спину, направился в таверну. Перед тем как войти, он достал кольцо и, продев то через шнур, завязал на шее. Что бы Лестор мог увидеть и узнать его.
После, открыл дверь таверны и на пороге появился он... Парень во влажном от дождя балахоне, с ростовым свёртком и рюкзаком за спиной. Он, закрыв за собой дверь, огляделся.

Элегия: Дверь трактира тихо скрипнула за его спиной, и встала на место. Этот трактир мало чем отличался от многих других. Разве что своей чистотой, и мебелью, большая часть которой была покрыта такой же резьбой как и окна здания, которые в данные момент были закрыты. Элегия представляла из себя довольно длинное помещение, справа и слева от стен которого были расположены столы, стулья и лавки. А в конце, была расположена стойка, за которой была занята уже не молодая, но все еще очень красивая женщина, с длинными русыми волосами. Но рассмотреть ее стоя у дверей заведения, было довольно сложно. Камина же здесь не было, и потому в трактире было довольно прохладно. Не все могут позволить себе такую роскошь, в конце концов, это была всего лишь придорожная таверна, в которую заглядывали только проходящие мимо путники. Посетителей здесь почти что не было, только двое людей сейчас были на первом этаже заведения. За их столами горели свечи. Это был музыкант, что играл на лютне, и чью музыку слышал Ирвин на улице. Он сидел недалеко от входа, и с закрытыми глазами играл на своем инструменте, что-то тихо бормоча себе под нос. Видимо слова какой то песни. А второй, вторым был мужчина лет тридцати, он сидел ближе к стойке, за которой была девушка, и с задумчивым лицом пил из деревянной кружки. – Эй! Отдай немедленно! – Раздалось совсем рядом. Только сейчас путник увидел что недалеко от него, рядом со столом, стоят двое детей. Мальчик и девочка, лет десяти. В данный момент девочка пыталась забрать тряпичную куклу у мальчик. – Отдай! Отдай! – А мальчишка же только смеялся над ней, и дразнил. – А ты отбери!

Ирвин: Парень уже хотел сделать шаг, как услышал детей... Он скинул с головы балахон и посмотрел на картину, что возникла перед ним. Он не любил когда сильные обижают слабых... и тем более когда парень обижает девушку. Пара шагов и он оказался около детей. Присел на корточки и посмотрел внимательным, суровым взглядом на мальчугана, – А если я отберу? – басистым, грозным голосом сказал он, – А ну отдай сестре куклу.... И что бы больше не смел её обижать! Ты, *** мужик или где!? Ты сестру оберегать должен, защищать! Помяни мои слова: "что имеем, не храним – потерявши плачем." – Говорил Ирвин не громко, но грубым, строгим голосом, не ругая, но отчитывая парня, подобно то ли отцу, то ли дяде... Но сейчас Ирвин не был похож на свой возраст. Ни по внешности, не по манере разговора...

Элегия: Когда в дела детей вмешался Ирвин, мальчишка заметив его, ни на шаг не отступил, а вот девочка несколько испугалась незнакомого человека, и спряталась за спину брата, с опасением глядя на него из за плеча мальчика, своими маленькими зелеными глазками. – Да пошел ты!… Дурак! – Выкрикнул ребенок ругательство в лицо парня, при этом выпячивая грудь, как его когда то учили. – Она должна быть сильной, как я! А не хныкать! Пошел отсюда! – Еще совсем детский голос мальчугана звучал на удивление уверено. – Арни!… – Послышался женский голос. Это уже была хозяйка заведения, которая отбросив все свои дела, и выйдя из-за стойки, сейчас быстрым шагом двигалась между столов, к дверям трактира. – Арни, прекрати так разговаривать. Сколько я тебе говорила. И не обижай сестру… – Говорила женщина. А подойдя совсем близко к детям и новому гостю, уже обратилась к нему. – Простите нас, пожалуйста. Я столько раз говорила ему что бы он не ругался, но…
Теперь, когда пришла мать, паренек все же отдал куклу сестре, но с явной неохотой. И тихо проворчал. – Больно надо было… – Простите еще раз господин. – Снова заговорила женщина. – Чем я могу вам помочь. Ох!… Простите. Меня зовут Кларис, я хозяйка этого трактира. – Улыбнулась она. – А это мои дети. Лизия, и… Арни. – Вздохнула мать. Теперь можно было увидеть что женщине где то около тридцати лет, может чуть больше. Но она сумела хорошо сохранить свою красоту. Длинные русые волосы были заплетены в косу, а на ней самой, был фартук, какие обычно носят все трактирщики, что бы не замарать одежду. Кажется детишки все пошли в маму. Те же зеленые глаза, те же волосы. Бард по прежнему играл свою мелодию, кажется даже не обращая внимания на все происходящее. Здесь такое часто бывает. Да собственно и второй посетитель вел себя как ни в чем небывало. Только бросил медленный взгляд на нового гостя, и снова отвел.

Ирвин: Ирвин аж опешил от такой наглости, – Что!? Да ты аху... – Но мечник не успел договорить, ибо подошла мама... А мам нужно уважать, – Ничего... Кларис. – ответил он и перевёл взгляд с женщины на парня, – Какой наглый воробей... Вырастет храбрым, но безрассудным. Мужской руки ему не хватает. – Высказал он уже скорее сам для себя, но при желании, всё одно можно услышать.
Вновь его взгляд вернулся женщине, – Мне нужна комната на ночь, кусок мяса и кружка эля. А ещё лопата...

Элегия: – Ох, да вы не слушайте его, он порой такого наговорит… – Снова тяжело вздохнула женщина. А услышав про мужскую руку, печально улыбнулась. – Это как раз стараниями моего мужа… – Да пошел он, ублюдок! – Арни! – Возмутилась Кларис. – Не говори так об отце. Я же говорила, он уплыл в плавание. – Да, конечно… К другой семье! Теперь только и ждать его…
Кларис только посмотрела на сына, с грустью в глазах. – Арни… – Но мальчик не стал слушать мать дальше, он быстро помчался к стойке. Где и уселся за один из пустых столов, обиженно насупившись. Девочка посеменила за братом, дабы усесться рядом, но тот только огрызнулся. – Уйди плакса… – Судя по всему, сейчас эта семья переживала не лучшие времена. – Хорошо господин. С вас одна марка, за все… Лопата? А зачем вам лопата? – Непонимающе спросила она, смотря в глаза парня.

Ирвин: Парень некоторое время молчал, смотря в спину парню, – А вот из девочки хорошая девушка вырастет... главное – не разбаловать... – После, будто опомнившись, он вернул взгляд женщине, – Лопата? Ааа... да там труп дальше по дороге... захоронить бы беднягу... – спокойно так, как ни в чём не бывало, ответил мечник. Для него мёртвые тела – дело привычное.

Элегия: – Труп?… – Опешила женщина. В этот момент музыка прекратилась, видимо бард что играл на лютне, услышал слова Ирвина, и наконец-то вышел из состояния нирваны, в которую он был погружен. Мужчина сидел в углу, а лицо его было скрыто капюшоном. Сейчас он смотрел на хозяйку трактира. – Вы не шутите?… Ох, простите. Конечно же, я вам верю. Господин Малькольм, прошу вас… – Обратилась Кларис к музыканту. – Нужно посмотреть, сходите пожалуйста с нами. – Да, конечно Кларис. – Бард скинул с головы капюшон. Это оказался эльф, довольно привлекательной наружности. А голос его был мягок. – Но я только час назад проходил по дороге, там никого не было. И я ничего не слышал. Но все равно нужно проверить. – Малькольм поднялся со скамьи, и положил на нее лютню. Видимо он не опасался за свое добро. – Лопата снаружи, но нужно взять факел. Я сейчас… – Заговорила женщина. – Не беспокойтесь. – Остановил ее музыкант. – В этом нет надобности. – Из-за пояса эльф вытащил светожезл. Точно такой же какой был и у самого Ирвина. Наверно музыкант часто путешествовал, раз пользовался подобными вещами. – Пойдемте. – Произнес он, и направился к двери.

Ирвин: Парень, скинув рюкзак – всё одно почти ничего ценного там не было – направился вслед за эльфом, прихватив с собой свою двуручную лопату, – Час назад? – переспросил он, оказавшись с эльфом за дверью, – Я разбираюсь в ранах... Могу точно сказать, что человек был убит с утра...

Элегия: – С утра? – Переспросил музыкант. – Уверяю вас, я гулял по дороге где то час назад, возможно больше. Это дает мне новые идеи, новые мелодии… Ну вы понимаете. – Слегка улыбнулся мужчина. – Разве что… его кто-то мог сюда принести. Сейчас посмотрим.
Оказавшись на улице, троим было суждено попасть под самый настоящий ливень. Все таки непогода разгулялась. Эльф даже обратно капюшон на голову накинул, но сильный порыв ветра снова, безжалостно, скинул его обратно. – Ох уж мне эта погода… – Недовольно пробурчал бард. Кларис же тем временем взяла лопату, что стояла как раз под навесом служившим конюшней, где была и лошадь Ирвина.
Так трое отправились к тому месту, куда вел их парень. На дороге по прежнему стоял очень сильный туман, который ограничивал поле зрения. Эльф активировал светожезл, и сейчас нес его над головой. Это хоть как то облегчало их задачу. А именно найти тело мертвого человека, которого однако нигде не было. Собственно как и никаких следов борьбы, или крови. – Нам долго еще? – Спросил бард. Хозяйка же молчала, внимательно следя за дорогой.

Ирвин: Выйдя на улицу Ирвин скинул плащ и накинул его на плечи Кларис. Молча, не дожидаясь ответа, пошёл вперёд. Шёл он на ровне с эльфом. Почти сразу после вопроса, Ирвин остановился, – Чертовщина какая – то... – проговорил мечник, – Готов поклясться, он был где – то здесь...

Дорога: Эльф покосился на человека, но ничего не сказал. Мало ли что на уме у незнакомца?… Лучше не перечить. Но недовольство на его лице читалось очень явно. Вытащить его, да в такую погоду, да еще когда тот новую песню разыгрывал… Малькольм тяжело вздохнул. – Спасибо вам. – Искренне поблагодарила Ирвина женщина, которая сейчас укутывалась в теплый плащ, и пыталась рассмотреть на дороге хоть что-то. – Возможно вам показалось господин… – Неуверенно проговорила он. – Смотрите какой туман. Здесь все что угодно примерещиться может. – Да уж… – Только и добавил бард. – Может пойдем в тепло? Или возможно это дальше… – Снова заговорила Кларис.

Ирвин: Парень некоторое время стоял, нахмурив брови, размышляя о произошедшем. Думал, как правило, Ирвин долго, но выводы его были довольно точны, – Да... да, думаю, вы правы... нужно идти в тепло, – С этими словами парень развернулся и направился обратно в таверну, но на этот раз уже держась рядом с Кларис... Было прохладно, и ливень лил как из ведра... А ещё этот проклятый ветер, что бил в лицо и глаза, – Кларис, хватит называть меня господином... – говорил он по пути, – Моё имя – Ирвин. Извиняюсь, что раньше не представился.. К слову, я у вас по делу... У вас не останавливался человек средних лет по имени Лестор? – поинтересовался мечник.

Элегия: – Я рада с вами познакомиться Ирвин. – Улыбнулась женщина, идя рядом с мужчиной. – Да, конечно. Вы только посмотрите Ирвин на эту погоду, и туман. Здесь даже заблудиться можно, если бы только не горели факелы у трактира. – Кларис была рада тому что все разрешилось, и что ужасная новость оказалась только иллюзией уставшего с дороги путника. – Лестор?… Да, этот господин здесь уже несколько дней. Он снял комнату, но почти все время проводит в холле. Видимо ему понравился наш эль. – Улыбнулась она. – Он сказал что ждет своего старого друга. Он правда немного странный… Думает о чем то все время.
Эльф же шел сзади двоих людей. И все еще порой посматривал под ноги, на дорогу. Нет ли нигде следов крови, или может они просто прошли то место. Но в любом случае, даже по дороге назад, им не попалось ничего что бы могло подтвердить слова Ирвина. Так они и дошли обратно, в трактир Элегия. Войдя в помещение, женщина сняла с плеч плащ, и вернула его юноше. – Спасибо Ирвин. Вы пока садитесь за стол. Я принесу вам еду и эля. Мне его из Сильверхайма привозят. Я думаю вам понравится. А позже, я приготовлю вашу комнату. Они на втором этаже. Там и я с детьми сплю. – Кажется, Кларис была довольно разговорчивой женщиной. Да и нельзя упускать шанс перекинуться парой слов с человеком, когда путник здесь такая редкость. – А вот кстати и ваш друг. – Улыбнулась мать двоих детей, кивая в сторону мужчины, что сидел рядом со стойкой и медленно потягивал эль из кружки, при этом погруженный в свои думы. Судя по всему, Кларис подумала что Ирвин и есть тот человек которого ждет господин Лестор.
Эльф же снова вернулся на свою скамью, и взял в руки инструмент, что бы длинные пальцы вновь прошлись по струнам, выводя из них красивые звуки. Дети по прежнему же сидели за одним из столов, в полном молчании.

Ирвин: – Благодарю, Кларис, – вежливо, с лёгкой улыбкой ответил Ирвин, принимая из рук женщины плащ, – И, накормите мою лошадь, будьте добры... – С этими словами он отдал женщине три золотых монеты и покинул её компанию, направившись к мужику, – Добрый вечер... Вы – господин Лестор? – обратился к мужчине парень со шрамом на лице. Рука его легла на грудь и сняла с шеи кольцо. То повисло на шнуре. Ирвин вытянул руку и произнёс, – Я от вашего старого друга – Армона... Он мне велел забрать у вас посылку...

Элегия: Теперь, когда парень подошел к столам что стояли совсем близко от стойки, за которой он в первый раз и увидел Кларис, то можно было увидеть чем же именно она была занята в тот момент когда он увидел ее впервые. За стойкой стоял мольберт, с холстом на нем, а рядом лежали краска и кисти. Судя по тому что было на холсте, можно было понять что это будущий портрет. Но сейчас, это была лишь начало работы. Овал лица, темные волосы. Крепкая шея. Явно мужчина, но пока что, лица у него не было. Только мазня, которой еще предстояло стать изображением кого-то. Работа конечно не шедевр, но заслуживает уважения. Так же, теперь можно было увидеть, что над стойкой было повешены несколько уже готовых портретов. Это был сын, дочь, и сама Кларис. Видимо женщина серьезно увлекалась живописью. Сама же хозяйка сейчас колдовала над заказом юноши, полностью занятая своей работой. – М?… – Лестор сначала не понял о чем говорит парень перед ним. Сам же он оказался довольно крепким мужчиной, под жилеткой которого был надет кольчужный доспех. А на его поясе, висел меч. Но он был больше похож на того кто привык командовать, а не самому идти в атаку. Вообще вид человека наводил на мысли о том. Что тот мог бы быть благородного происхождения. Когда к нему подошел Ирвин, он был погружен в свои мысли, но потом все же перевел на него очень уставший взгляд своих зеленых глаз. – Что?… Ах, да, да… Я господин Лестор. Армон?… Ах, да, да. Я припоминаю… Конечно же. Я должен ему был что то передать… – Человек говорил медленно, так словно вспоминал о чем-то. Кажется он был уже пьян. А судя по его речи и словам, то уже довольно давно. – Я должен был передать ему одну вещь… Это шкатулка?… Да, да. Это шкатулка. Точно. Я должен был забрать ее у одних людей. Что бы потом передать ему ее здесь. В этом… Трактире?… Да, трактире. Но я не могу… Я так устал. Я просто хочу отдохнуть… Разве я так многого хочу?… Я бы пошел в эту пещеру, и забрал ее. Но я так устал… Нужно отдохнуть. Здесь такой вкусный эль. Он напоминает мне о… О молодости?… Пещера, да. Пещера. Это здесь, недалеко. Но я так устал… Но я помню что это важно. – Мужчина только теперь увидел кольцо которое дал Ирвину Армон. – Это его кольцо. – Уже более уверено продолжил мужчина. – Это его. Я помню. Значит вы должны мне помочь.

Ирвин: Молча и терпеливо Ирвин слушал мужика с серьёзным лицом и изогнутой бровью смотря на него, – Пещера? – переспросил он, – Ну, ладно, давай я схожу и заберу эту шкатулку, – с тяжёлым вздохом сказал мечник, – только объясни как добраться и где искать... завтра с утра, так и быть, схожу... – Ну, не хотелось парню топать на ночь глядя чёрт знает куда. В этом его винить было нельзя.

Элегия: – Спасибо… Спасибо тебе. Это… Да, кажется это были наемники. Я все так плохо помню… Как будто в тумане. Я устал… Их было трое. Я заплатил им… Да, заплатил что бы они достали то, что нужно. Это… Это нужно Армону, кажется… Да, да, это нужно ему. Спасибо тебе… Пещера?… Да, да, это недалеко. Совсем недалеко здесь. Я не знаю о ней ничего… Нет, не помню.
Кларис же в это время уже закончила с тем что поставила на деревянный поднос тарелку с мясом, и кружку разогретого эля. Заметила краем глаза разговор парня и мужчины, и теперь не знала, нести ли заказ прямо к Ирвину, за их стол, или же лучше подождать самого юношу. Женщина выбрала последнее. Уголками губ она улыбнулась недавно прибывшему постояльцу, и легко кивнула, показывая что заказ уже ждет его. А сама же, бросила быстрый взгляд на детей что были рядом, и молча сидели за столом. После чего, взяла в руки кисть и принялась присматриваться к холсту стоящему на мольберте, порой нанося мазок кистью. Дети немного оживились в этот момент, и стали наблюдать за тем как мать пишет масляными красками.

Ирвин: С тоскливым взглядом посмотрел на мужика – Не помнишь? ... Ладно... думаю, сегодня от тебя будет сложно чего – то добиться... поговорим завтра с утра... по трезвости. Утро вечера мудрее, так сказать, – С этими словами он направился к стойке за своим заказом, – Благодарю, Кларис... Могу я сразу получить ключ от своей комнаты? – Сел прямо за стойку. Видимо, решил отобедать прямо здесь. Заодно и посмотрит на работу художника.

Элегия: – Ох, Ирвин… – Вновь улыбнулась женщина, что заметила юношу только сейчас, когда он заговорил. До этого же она так была поглощена своим занятием, что никого и ничего не замечала. Было такое чувство, что каждый мазок давался ей с огромным трудом. То ли она боялась испортить портрет неверным движением, то ли просто что-то обдумывала. – Да, конечно же… – Положив кисть на стойку, она принялась что-то искать под ней. Через несколько секунд перед юношей, рядом с подносом, лег маленький ключ от комнаты. – Как только подымитесь, самая первая, слева. – Пояснила она, и снова взяла в руку кисть. – Скажите Ирвин, какими вы дорогами оказались здесь? Вы путешественник? – Все еще стоя перед мольбертом. Кларис с интересом изучала лицо молодого парня.
В этот момент послышались чьи-то тяжелые шаги, на лестнице что вела на второй этаж. Кто-то спускался. А еще через пару секунд, в холл спустился угрюмый человек. Оглядев помещение, мужчина лет тридцати прошел к стойке, и уселся за нее. – Кларис. Дай мне эля. – Да, конечно господин Варнир.
Мужчина облокотился на стойку, и дожидаясь своего заказа уставился куда то в противоположную стену, погруженный в свои невеселые размышления.

Ирвин: Оценив мужика взглядом, Ирвин вернул свой взгляд женщине, – Да, можно и так сказать... путешественник, – ответил мечник, отпив тёплого эля и принявшись за мясо. Он был голоден после целого дня скачки и всей этой нервотрёпки. Да и таверна... Она, на пару с её обитателями вселяли спокойный ужас. Даже эта картина, – А кого вы рисуете? – поинтересовался путешественник у хозяйки, отгоняя от себя мрачные мысли. В них, наверняка лишь погода виновата... Ведь, дети и их мать вполне нормальные. Еда вкусная. Это всё лишь паранойя...

Элегия: Под стойкой, за которой сейчас сидели двое мужчин, стоял небольшой бочонок с элем, который сейчас уже нужно сказать, почти опустел. Еще хватит на пару кружек, но потом все же придется спускаться в подвал за новым. Женщина присела с кружкой в руках, и заполнив ее, поставила перед спустившимся со второго этажа мужчиной. Тот же медленно протянув руку, начал потягивать ее содержимое. Эль здесь и вправду был на славу. Видимо у Кларис были хорошие поставщики в городе. Обслужив клиента, женщина вновь вернулась к Ирвину. – Это?… – Она посмотрела на мольберт. – Это мой муж… Но так много времени уже прошло. – Она все же попыталась выдавить из себя улыбку. – Он тоже был когда-то путешественником. Так им и остался. – Добавила она, нанося новый, неуверенный мазок.

Ирвин: – Нет, – кратко отозвался парень, делая глоток, – Ваш муж – не путешественник... – Он разжевал очередной кусок мяса и продолжил, – Настоящий путешественник – это вольное существо. Существо, которое ничего не сдерживает. Всё что имеет, он всегда хранит при себе... И... если он что – то приобретает, он не оставляет это за спиной, а берёт с собой... – Ирвин кинул грустный взгляд на детей.. Не сложно было догадаться куда клонит парень, – Впрочем, это лишь слова глупого юнца. Не предавайте им большого значения, – усмехнулся мечник и закинул в рот последнюю порцию мяса.

Элегия: – Возможно вы и правы Ирвин… – Женщина попыталась улыбнуться. – Я думаю что как только закончится его плавание, он вернется. Он так сильно хотел снова почувствовать корабль под ногами, легкий бриз который дует в лицо… Он часто об этом говорил. Он еще вернется, но… Я волнуюсь за Арни. Мальчик уже несколько лет не видел своего отца. Надеюсь, он все поймет, когда Рудгиль вернется. – Кларис кажется не испытывала сомнений в том, что в один из дней, дверь ее таверны скрипнет, и на пороге ее будет стоять отец двоих детей, что сейчас по прежнему наблюдали издалека за работой своей матери. За каждым ее движением, ловя каждую черточку своего отца, стараясь вспомнить как же именно тот выглядел. Впрочем Кларис ни чуть ни меньше старалась это сделать.
Мужчина же что сидел рядом, вообще не обращал на происходящее никакого внимания. Он по прежнему, погруженный в свои мысли, медленно потягивал эль. Если бы не грустная музыка эльфа, что сидел рядом с входом, то сейчас в трактире бы стояла полная тишина.

Ирвин: Парень, сделав последний глоток эля, встал, – Желаю что бы ваши ожидания сбылись, – С лёгкой улыбкой ответил мечник и, кинув последний взгляд на мрачного мужика, последовал к лестнице на второй этаж, – Спокойной ночи... – кинул он тихой таверне и направился наверх.

Элегия: – И вам спокойных снов Ирвин. – Улыбнулась женщина, после чего смогла уже полностью погрузиться в ту картину, что стояла перед ней.
На втором этаже оказался коридор, справа и слева от которого шли двери. Две справа и две слева. Та которую снял Ирвин, была самой первой с левой стороны. Отворив маленьким ключиком деревянную дверь, глазам парня открылась небольшая, но довольно уютная комнатка с маленьким окном выходящим с сторону леса. Сейчас на улице непогода не на шутку разыгралась. Даже сверкнула молния вдалеке. Капли дождя с силой ударялись о крышу трактира. Здесь было все что нужно для уставшего путешественника. Кровать на одного человека, с недорогим, но чистым бельем. Письменный стол, на котором стояли пара свечей. Стул, да комод для вещей. Так же, дверь запиралась изнутри на железный засов.

Ирвин: Осмотрев комнату и, утвердительно кивнув парень сделал то что делает всегда, останавливаясь в придорожных тавернах. Запер на ключ дверь и окна на засов. Снял доспехи и положил их под кровать вместе с рюкзаком. Деньги и меч – две самые большие драгоценности решил оставить при себе. Деньги под подушку, а меч положил рядом с собою, даже не расчехляя. Сполоснув лицо, парень сел на кровать, глубоко зевнул и, потянувшись, лёг и укрылся одеялом... Нужно было выспаться перед завтрашним днём.

Элегия: Как только парень лег на кровать, и попытался заснуть, за дверью его комнаты послышались тяжелые шаги, и в дверь постучали. Еще раз. Еще раз – настойчивее. На третий раз кто-то просто забарабанил в его дверь с огромной силой.

Ирвин: Парень встал и, прихватив с собой меч и пошёл к двери, на ходу освобождая меч от тряпичного чехла. Встал по одну сторону от неё, – Кто там? – кратко спросил мечник, держа одну руку на засове, а в другой сжимая рукоять клинка.

Элегия: Как только парень встал с кровати, стук от которого дверь практически ходила ходуном, прекратился. Теперь, когда воцарилась полная тишина, слух Ирвина мог уловить хриплое дыхание за дверью. Так словно кто-то вплотную приблизился к ней. Никто не ответил человеку, и только дыхание по прежнему доносилось до него.

Ирвин: Прошла секунда, другая и парень, сделав три ровных глубоких вдоха и выдоха, задержал дыхание, и резко отодвинув засов, отворил дверь. Быстро отскочив от порога и направил клинок остриём в сторону дверного прохода. Взгляд как у волка, на лице нет даже намёка на улыбку. Ирвин смотрел глазами убийцы на смельчака что посмел потревожить уставшего с дороги мечника столь наглым вмешательством в его сон. На лице его читалась лишь одна фраза "Рискни, тварь и ты уже труп."

Элегия: Дверь была открыта, и глазам Ирвина предстала пустота. За ней никого не было. Только темнота коридора, второго этажа трактира, где располагались жилые комнаты. Лишь дыхание самого парня нарушало мертвую тишину.

Ирвин: – Показалось? – спросил он сам у себя, – Да ну к чёрту! – с рыком ответил он сам себе и, вновь заперев дверь, прошёл к кровати. Лёг, обнял вновь зачехлённый эспадон и закрыл глаза.

Элегия: Стоило Ирвину только улечься на кровать, как до его слуха вновь долетели какие-то звуки. Так словно кто-то переступал с ноги на ногу, прямо у его двери.

Ирвин: Нет, Ирвин был терпелив, но не до такой степени. С ходу схватив меч, он быстрым шагом дошёл до двери и отварил ту. Взяв меч обратным хватом, он, в одних лишь штанах был готов к бою. Волчий взгляд снова был направлен в дверной проём.

Элегия: За дверью же, снова, человека встретила только пустота, темнота, и тишина. Никого не было. Как и никаких следов присутствия кого либо, у его двери. Тишина, только тишина. Можно было понять что даже музыка барда внизу прекратилась. Ни одного звука, ни одного голоса снизу. Так, словно в один момент путешественник остался во всем трактире абсолютно один.

Ирвин: – Что за чертовщина... – С этими словами парень одел доспехи и, прихватив с собой скромные пожитки, спустился вниз. Меч, на всякий случай, снова зачехлил. Всё же не хорошо показываться людям с оружием наголо.

Элегия: А внизу тем временем и вправду стояла полная тишина. Это Ирвин понял еще когда только его ноги стали спускаться по лестнице что вела в главный холл заведения. Только тихий скрип ступенек сопровождал его. Внизу, за каждым столом сидело по человеку, неизвестно откуда там взявшихся. Когда парень уходил спать, посетителей было всего несколько. А сейчас… Сейчас. Когда он спустился по лестнице и оказался рядом со стойкой, их головы все как одна, повернулись в его сторону. На него смотрели безликие существа. Это были люди, в самых разных одеждах. Самых разных комплекций и роста. И их объединяло только одно – ни у кого из них не было лица. Пустая кожа, что натянута на череп. Так словно все люди стали незавершенными портретами Кларис. Самой же хозяйки нигде не было видно. Стойка была пуста, и только как и прежде, незавершенная картина стояла на мольберте.
За стойкой сидели двое. Они были единственными кто не повернулся в сторону Ирвина. Один из них сидел за тем местом, где сегодня ел сам парень, а второй, там где сидел хмурый мужчина что был погружен в свои мысли и потягивал эль. Но так продолжалось не долго. Как только парень заметил их, тот что сидел на месте Иривна, медленно повернул к нему свою безликую голову. Он был одет точно в такие же одежды как и сам приключенец. Та же осанка, тот же чехол что он таскает постоянно с собой. И только лица у него не было. В этот момент резко повернул голову второй. Это был уже давно не молодой, седой мужчина, чьи волосы были захвачены в хвост на затылке. Это был Декстер – покойный дядя Ирвина. – Плохо когда не с кем поговорить… Правда мальчик? – Усмехнулся он.
Ирвин резко проснулся.
За окном наступило утро, и стояла великолепная солнечная погода.

Ирвин: Ирвин не особо испугался пустым лицам... скорее удивился. Но стоило увидеть лицо Декстера, как маска страха и смятения застыла на лице парня. Он резко открыл глаза и, опёршись рукой, поднялся на кровати. Левая рука его лежала на лице. Он тяжело дышал, и на лбу выступил пот, – Что... за... чертовщина? – спросил он, стараясь отдышаться, – Сон... Всего лишь... сон... – Усмирив дыхание, парень рукой вытер пот со лба и перевёл взгляд за окно. Пели птички, солнышко светило, – Хреновая погодка... – без энтузиазма, усмехнувшись, проговорил парень и, встав, принялся наводить красоту. Оделся, умылся, побрился эспадоном (Ирвин на столько суров, что бреется двуручным мечом!) и спустился вниз.

Элегия: А в таверне все шло как обычно. Было еще совсем ранее утро, но Кларис была уже на ногах, и была занята тем, что готовила какой-то салат за стойкой. Мелко нарезая овощи на дощечке, она даже не заметила вчерашнего ночного гостя, который проснулся сегодня так рано, и уже спускался по лестнице, в холл. Дневной яркий свет пробивался через узкие окна трактира, и сейчас было видно, как на свету порой пролетают мелкие пылинки. Женщина же напевала себе что то под нос, кажется это была именно та мелодия которую вчера ночью играл бард. Самого же музыканта видно не было. Собственно как и кого-то другого. Сейчас на первом этаже Элегии была только Кларис и Ирвин. Даже дети еще не проснулись в такую рань. Недописанная картина по прежнему стояла на мольберте за стойкой, и никаких продвижений не было. Лицо у незнакомого человека по прежнему отсутствовало.
Парень ступил на последнюю ступеньку лестницы. И та тихонько скрипнула, привлекая к себе внимание. – М?… Ох, Ирвин, это вы. – Добро улыбнулась Кларис, которой теперь хоть было с кем поболтать, пока она была занята своими обычными делами. – Доброе утро. Я надеюсь вам хорошо спалось. – Не смотря на то, что женщина сейчас смотрела на парня, ей при этом удавалось еще и мелко шинковать огурец, к тем помидорам что уже были порезаны.

Ирвин: Тихо матеря солнце, парень направился к стойке. Ему больше нравилась ночь, чем день. И облачное небо вызывало куда более широкую улыбку, чем ослепляющая синева, – Спалось? – переспросил парень, пытаясь собрать мысли в порядок. Беспокойный сон не способствовал бодрости, – Просто превосходно, – Легко улыбнувшись ответил он и громко зевнул, – Ваша постель просто великолепна! ... В смысле, не ваша постель, а постель у вас в комнате. .... В смысле, не в вашей комнате, а... чёрт, – заговорившись, парень перестал оправдываться и, отведя взгляд, уткнулся в стойку покрасневшей мордой.

Элегия: Женщина внимательно слушала юношу, но уже на середине его слов, когда тот принялся сбиваться, сама залилась легким румянцем, и опустила взгляд к дощечке на которой резала овощи. – Да… – Тихо проговорила она, все еще стараясь не смотреть на мужчину. – Вам досталась хорошая комната. Там и вправду мягкая кровать… – Неуверенно продолжила она, стараясь что бы в воздухе не повисло неловкой паузы. С приготовлениями было уже покончено, и Кларис вздохнув, убрала челку светлых волос с лица, что за время работы слегка упала на левый глаз. – Это я детям. – Пояснила она, снова поднимая взгляд на Ирвина. Краска уже спала с ее лица, и теперь на том остался только здоровый румянец, да слегка смущенная улыбка. – Это можно назвать уже традицией. День начинается с салата.
Послышались тихие шаги, и легкое поскрипывание со стороны лестницы. Кто-то спускался вниз. Оказалось что это был Лестор. С темными мешками под красными глазами. С взъерошенными волосами. Кажется, сон не приносил ему отдыха. Оказавшись в холле, он окинул тот медленным взглядом уставшего человека и направился к стойке. – Доброе утро Кларис. Ммм… Аппетитно выглядит. – Тихо проговорил он, смотря на дощечку для готовки. – Дай мне пожалуйста эля. – На Ирвина он даже не обратил внимания, так словно парня здесь и не было. – Доброе утро, господин Лестор. Да, конечно, сейчас… – Женщина принялась копаться с кружками.

Ирвин: – О.. мне бы тоже завтрак, – поддержал разговор юноша, – На ваш вкус, – вновь легко улыбнувшись, он оглянулся на шаги. Стоило Лестору оказаться рядом, парень повернулся к нему корпусом, – Доброе утро, Лестор... Я хотел бы продолжить наш вчерашний разговор.. – Внезапно став серьёзным сказал Ирвин, подняв взгляд на мужика. Ему, в принципе, было глубоко плевать как хорошо выспался мужик. Он тут по делу, и хорошо было бы закончить его до завтра. А лучше до вечера... что бы успеть проверить теплоту и мягкость кровати в комнате Кларис.

Элегия: Женщина тем временем уже взяла одну из кружек, и присев под стойкой, наполнила ее элем, после чего поставила перед мужчиной. В ответ на что, тот благодарно кивнул. В голове его сейчас было ничуть не лучше, чем на улице, вчерашней ночью. Похмелье давало о себе знать. – Да, конечно же, Ирвин. Сейчас я разогрею вам мяса. Там еще осталось немного, вам хватит. А то наш егерь, что охотится рядом, уже как несколько дней не появлялся. Видимо дела… Ничего, так бывало уже. Сейчас… Я только быстренько закончу. – Кларис быстро высыпала нарезанные овощи в одну миску, и оставила стоять на стойке. А сама же, поторопилась в дверь, что была за спиной. Судя по всему, это была кухня. – Что?… – Мужчина перевел на юношу непонимающие глаза. – Какой еще вчерашний разговор?… Ах, да… Да. Я припоминаю. – Нахмурил брови Лестор. – Ты парень, от Амона, да?… Да, у тебя его кольцо. Значит от Амона… – Задумчиво протянул он. – Да. Мне нужно ему кое-что послать. Но вот только… Я не могу забрать эту проклятую шкатулку. Так не охота идти в эту чертову пещеру!… – Мужик прильнул к кружке. – Здесь отменный эль. Особенно он вкусен когда холодный. Не подогретый. Помнится я когда то уже пил такой… Очень, очень давно. Я даже не помню когда и где это было… Помню только что я был тогда еще совсем молод… – Лестор принялся погружаться в свои воспоминания, силясь что то вспомнить. Наверное, когда же именно он пил еще такой эль. Но все же снова перевел медленный взгляд на Ирвина. – Да. Пещера. Это здесь… Не далеко. Совсем рядом. Там должны ждать трое наемников, им уже заплачено… Но мне так неохота… – Было такое чувство, как будто человек совсем лишился сил. Из-за двери что вела на кухню, можно было услышать как там возилась с чем то Кларис.

Ирвин: Парень вновь тяжело вздохнул, – Ладно, давай я схожу за шкатулкой. Только скажи, как добраться до пещеры. А с наёмниками я как-нибудь договорюсь, – сказал парень утомлённым голосом. Ему самому не в радость было плестись до этой пещеры... Да и чувствовал он какой – то подвох. Но задание есть задание – нужно выполнить... любой ценой.

Элегия: – Как добраться?… – Неуверенно переспросил мужчина. – Ам… Хм… Подожди… Я не помню?… – Он казался слегка растерян. Судя по всему несколько дней запоя в Элегии не пошел ему на пользу. Разум того казался затуманен. – Подожди минутку. Я сейчас вспомню…
В это время дверь кухни открылась, и в проеме появилась как обычно улыбающаяся хозяйка заведения. В руках у нее был поднос, а на нем тарелка с только что подогретым на огне мясом. В ноздри пахнуло съестным. – Вот. – Довольно произнесла Кларис, проходя к стойке, и ставя перед юношей еду. – Я добавила немного соли по вкусу. Надеюсь вам понравится Ирвин. – Заулыбалась она, стараясь не смотреть в глаза парня, и отводя их, в легком смущении. – Где же она… Я помню что недалеко… Проклятая пещера… – Все еще силился вспомнить Лестор. – Пещера?… – Услышала его слова Женщина. – Вы о заброшенной шахте? – Да, да! – Уверенно закивал головой мужчина, смотря на Кларис. – Вы знаете где она? – Что бы не было той посылкой что он хотел отправить своему товарищу, но оно было ценным. В голосе его звучали нотки отчаяния, так словно от этого зависела его жизнь. – Да. Конечно. Все местные знают… – Попыталась улыбнуться хозяйка, но чересчур внимательный взгляд мужчины слегка выбивал ее из колеи. – Она совсем рядом от трактира. Здесь минут десять ходьбы, на север. Когда то там была жила, и велись работы по добыванию руды. Но потом жила иссякла, и о ней позабыли… Ирвин: Парень уже сжал кулак что бы начать выводить Лестора из запоя, но Кларис спасла того от нокаута. Он перевёл взгляд на женщину. Хоть с двумя детьми, но сохранившую свою красоту, – Благодарю... – С этими словами парень стал уплетать мясо, – О... очень вкусно, – сказал он, улыбаясь женщине, а поле, кинул вопрос Лестору, – Но зачем вы спрятали её в пещере? Неужели нельзя было оставить её при себе? Элегия: – Спасибо. – Мило улыбнулась Кларис, и отошла чуть подальше от двоих мужчин, но все еще находясь за стойкой. Видимо, чтобы не мешать разговору своих посетителей. Взяв одну из кружек, она принялась протирать ее тряпочкой, изредка поглядывая на юношу, довольная тем что ему понравилось.
А Лестор же сделал очередной глоток эля, с задумчивым лицом, он не оставлял надежды на то что бы все же вспомнить, где же ему еще доводилось пробовать такой эль. Но оторвавшись от своих размышлений, он посмотрел на Ирвина. – Нет, нет. Я не прятал ее. Я нанял наемников, что бы нашли ее, и принесли мне. Мы договорились что они остановятся в пещере, неподалеку, и дадут мне знать… Несколько дней назад я получил от них весточку что им удалось достать шкатулку. Теперь мне нужно передать ее Армону. Это очень важно. Но… но я так устал с дороги… Совсем не охота уходить. Я бы остался здесь на всю жизнь… – Задумчиво сказал он, но потом все же снова вернулся к делу. – Я боюсь как бы они не ушли, посчитав что у меня пропал интерес к шкатулке… Но мне так хорошо здесь. – Лестор снова приложился к кружке. – Я заплачу вам, только заберите ее, и отнесите Амону. Это очень важно для меня.

Ирвин: – Заплатите? – глаза парня сразу загорелись. А он только – только хотел сказать мужику всё что думает о нём, его лени и относительности его права носить доспех и оружие... Но, клиент всегда прав, – Ладно, договоримся об оплате позже, когда я вернусь со шкатулкой... – Парень, доев мясо, обратился к женщине, – Кларис, будьте добры эля, – с милой улыбкой сказал он, – А ещё накормите мою лошадь и... думаю.. я сегодня снова переночую у вас. – На этот раз парень не заметил двусмысленность своей фразы. Он начал готовиться к вылазке. Недалёкой, но от этого не менее опасной. Чёрт знает куда сведётся разговор с наёмниками...

Элегия: – Да, конечно заплачу. – Уверил его мужчина. – Ведь все усилия должны быть оценены по достоинству. – Внезапно крепко и уверенно сказал он. В этот момент в нем отчетливо можно было увидеть человека относящего к военному ремеслу. Слишком уж хорошо был поставлен его голос. Сильный и волевой. Но после, он снова отпил из кружки, и в очередной раз погрузился в свои размышления. Спина его снова ссутулилась, а плечи опустились. Казалось на человеке этом лежит тяжелый груз, который он несет из последних сил. А в это время к ним снова подошла Кларис. – Конечно Ирвин. Я вчера уже накормила и напоил вашу лошадь. Она у вас красавица. – Улыбнулась девушка, наклоняясь, дабы наполнить кружку и для юноши. Поставив перед Ирвином эль, она глянула на того. – Ирвин… А вы на долго остановились в Элегии? Вы держите куда-то путь? – Вытерев руки об фартук, женщина сейчас поправляла русую косу.

Ирвин: – На том и порешим! – кивнул Ирвин. Мысль о том что придётся выполнять лишнюю работу его не порадовала. Если бы не деньги! Конечно, он с великим удовольствием возьмётся за побочное задание, дабы срубить ещё немного марок... на чай, хлеб и баб! Ради этих трёх вещей он готов кинуться на амбразуры варгоблинов, не то что за шкатулкой сходить!
Ирвин перевёл взгляд на подошедшую хозяйку таверны. Чьей красоты не портило даже наличие двух детей, – На долго ли? – повторил он вопрос, да серьёзно задумался, – Думаю, отбыть завтра... Если всё пойдёт как надо... А путь мой лежит туда, где ждёт меня моя судьба, – Он весело и довольно мило улыбнулся девушке. Да, шрамы хоть и попортили его щеку, но были не в силах испортить его прекрасную белозубую улыбку.

Элегия: – Судьба?… – Удивленно переспросила Кларис. Улыбка парня не была пропущена мимо, именно она и задала сейчас тон всего разговора. Ей показалось что мужчина шутит, и женщина слегка рассмеялась. – Я редко встречала людей вашей профессии. – Неуверенно начала она, пытаясь выразить свои мысли. – Тех что зарабатывают мечем. И тех кто верил бы из них в судьбу. Большинство наемников говорят что они сами куют свою судьбу, Ирвин. Но… Но вы и не сильно похожи на них… – Кларис слегка покраснела и отвела взгляд, делая вид что ее заинтересовал якобы грязный стакан, который требовал чистки. – В основном они совсем другие. Постоянно пьют, и громко ругаются. Вы же молоды, и… Вежливы.
Пока хозяйка таверны трепалась с посетителем, где то на лестнице послышались быстрые шаги, что приближались. Через какое-то время, в главный зал быстро спустились недавно проснувшиеся дети. Увидев Ирвина, мальчишка что-то недовольно пробурчал себе под нос, и покосился на наемника. Мужчина же, что сидел рядом, как и прежде медленно потягивал пиво из кружки, порой что-то тихо говоря самому себе.

Ирвин: Ирвин, конечно, не то что бы верил в судьбу.. Скорее, даже особо не задумывался на этот счёт. Но раз именно его вежливость и до глупости романтичные слова о судьбе зацепили девушку... да будет так! Теперь он воин меча и судьбы... судьбы и меча... И несёт возмездие во имя луны! ... Нет, это явно плагиат и не из этой истории.
Парень не на долго задумался, а после, ответил, – Ну... это явно не моя заслуга. Воин – меч. А его наставник – кузнец. Только от кузнеца зависит то, какой получится меч, – Парень грустно улыбнулся. В его сознании вновь всплыл образ Декстера. Его учителя, наставника и дяди.

Элегия: Кларис несколько секунд внимательно изучала лицо юноши, который кажется вспомнил что-то совсем не веселое. И все еще обдумывала его слова, что он сказал с какой-то внутренней силой. Или может ей просто так показалось… Но в любом случае их разговор прервали дети. – Мам. – Это подошел к стойке мальчишка. Сестра снова пряталась за его спиной, лишь изредка, и с некоторым страхом поглядывая на Ирвина. – Ей снова сняться кошмары… Ну скажи ты ей, что бы не боялась. А то ноет постоянно. – Арни, прекрати. – Вымученно произнесла Кларис, и с состраданием посмотрела на дочь. Видимо это было уже не в новинку. – Ты ведь помнишь что я говорила? – Попыталась улыбнуться хозяйка. – Это только сон. Простой сон. – Да. – Поддакнул Арни. – Дай им всем в рыло! – Прекрати Арни!… Их нет. Ты просто просыпаешься и все исчезает. Ты ведь помнишь?
Девочка кивнула. – Ну вот и хорошо. А теперь садитесь есть. Я уже сделала салат. Вот. – Она поставила перед детьми мису с недавно нарезанным салатом, и те, забрав его, уселись за дин из столов, неподалеку.

Ирвин: – Кошмары... – проговорил Ирвин, проводив сорванца и девочку взглядом. После, парень встал, накидывая плащ на плечи и за спину убирая меч и рюкзак, – Пожалуй, мне пора сходить в шахту... Надеюсь, скоро вернусь. Сготовите что-нибудь горячего к моему возвращению, будьте добры? – сказал мечник девушке, всё с той же милой улыбкой, да направился на выход из таверны. Где находилась шахта он знал. Что искать он знал. У кого искать он знал. На сим всё. Можно гордо топать в поход.

Элегия: – Конечно Ирвин. – Улыбнулась Кларис, поправляя челку. Убирая ту с глаз, за ухо, что бы не мешалась в работе. Ведь даже если нет клиентов, все равно нельзя забрасывать трактир. Она это хорошо знала. А учитывая что сейчас в таверне находилось несколько постояльцев, то работать нужно было усерднее. Хотя порой можно было и слегка расслабиться, поболтать с кем-то, вот например как с Ирвином. – Я отварю мяса к вашему приходу. – Заверила она его, когда тот направился к двери. – Шахта недалеко, вы вряд ли заплутаете. – Улыбнулась девушка.

А на улице юношу встретило утро. Светлое и чистое небо посылало лучи теплого солнца, которые тут же ударили в лицо Ирвину. Сейчас это место казалось совсем другим, нежели ночью. Все цвело и пахло. Сочная трава, высокие деревья. Пение птиц. Лошадь наемника была там, где оставил ее юноша. Рядом с ней стояло два ведра. В одном была вода, в другом овес. Хозяйка позаботилась не только о самом госте, но и о его животном.

Ирвин: Парень кинул взгляд на лошадь. После, на свой рюкзак. По лесу с кобылой бродить – куда накладнее чем пешком пойти. Тем более, парень на легке. Так что Ирвин решил пойти на своих двоих. Он сориентировался по солнцу и направился по пути, указанным Кларис.
Неспешным шагом Ирвин шёл по тропинке, – Странно... Это место совсем не похоже на то, куда я пришёл вчера... – проговорил мечник, оглядывая живописную природу. Взгляд его поднялся к ясному небу, – Не нравится мне всё это... надо придумать как разобраться с наёмниками, – Тихо проговорил парень. Сон, что приснился прошлой ночью, не давал ему покоя... Заставлял излишне беспокоится.

Элегия: Дорога его была спокойной и тихой. Пару раз Ирвин мог заметить у себя под ногами разную живность. То ежик с листвой на иголках, то белка промелькнет. Так юноша и шел в выбранном направлении, по сочной зеленой траве усыпанной листвой, под чириканье птиц. Погода стояла просто замечательная. От вчерашней холодной, дождливой, туманной ночи ничего не осталось. И ничего не предвещало беды. Дорога по которой шел Ирвин, была уже давно заброшена. Но все равно, глаз мог различить еле заметную тропинку. Когда то здесь ходило много народа, но то было уже давно.
Через некоторое время юноша наконец то увидел впереди то что искал. Он оказался на просто

Сказали спасибо(1): Jumangee

_________________
В долгом пути.
Путник

Прошу прощения, не сразу заметил что оборвалось

просторной поляне, которая упиралась в каменную гряду, в которой зияла огромная дыра – вход в шахту. Рядом с входом была старая, деревянная табличка. Надпись на ней, была уже давно стерта временем, и прочитать ее было невозможно.

Ирвин: – Ладно... – Проговорил Ирвин, остановившись на пороге шахты. Присел на одно колено, извлёк из рюкзака факел и огниво. Несколько натренированных движений и факел воспламенился. После, поднявшись, мечник выдохнул, – Следуй за судьбой, – изречение которому научил его Декстер. Никогда прежде он не задумывался о нём... и переступил порог шахты, направившись в её недра, в поисках наёмников и шкатулки.

Шахта: А шахта та, охотно приняла в себя одинокого путника. Глазам Ирвина открылся огромный каменный мешок. Абсолютно голый. Темнота что стояла здесь, казалось была липкой на ощупь, и нарушал ее только яркий свет факела в руке мужчины. Эта иллюзия создавалась из за того что здешняя пещера была просто огромна. Казалось что тени, которые теперь заплясали на каменных стенах, были живыми, танцующими свои странные танцы. Ход вел вниз, и как было видно, сворачивал вправо. Чем дальше углублялся в темноту подземелья юноша, тем более влажным становился воздух. Где-то можно было услышать как капает вода. Свет дня, что исходил из прохода, уже давно остался далеко позади. Ирвин сейчас был единственным кто тревожило тишину, и темноту этого места.
Через некоторое время, где то за очередным поворотом, наемник заметил источник света. Что-то заставляло плясать тени и там, но что именно, пока что было не доступно его глазам. Так же, привыкшие к полной тишине уши, смогли выловить звуки. Кажется там кто то был.

Ирвин: Ирвин вгляделся в свет костра. Он пришёл сюда не драться, так что меч обнажать не стал. Он тихо направился к свету костра... или факела – не важно. Стараясь особо не светиться. Хоть факел и выдавал его, но тушить последний было слишком рискованно. В общем, Ирвин для начала решил подкрасться поближе и разглядеть существ, что скрывались в глубине пещеры...

Шахта: Приблизившись ближе, глаза человека наконец то смогли рассмотреть впереди источник света. Это и вправду оказался разведенный костер. Сейчас можно было даже услышать тихое потрескивание горящих дров. У костра были двое, они сидели на походных сумках, и с задумчивыми лицами смотрели в огонь. Рядом с ними лежало что-то большое, накрытое плащом. Судя по тому что давал рассмотреть костер, ноги привели Ирвина в самый конец шахты, потому дальше никакого хода видно не было. Незнакомцы пока еще не заметили ни незваного гостя, ни света его факела. Они по прежнему задумчиво глядели на огонь. Теперь, когда наемник приблизился еще ближе, стало понятно. Один из сидящих у огня, была девушка, второй мужчина. Девушка в кожаном доспехе, с кинжалом у пояса. Мужчина же в кольчуге, с мечем за спиной. Так же стало видно что у девушки, которая кстати оказалась молода, на лице была печаль и дорожки недавних слез. Ее длинные волосы были взяты в хвост, и она беспокойно теребила его кончик. – Зря… Зря мы взялись за это задание… – Обреченно проговорила она. В ее голосе была дрожь. Гулкое эхо отдалось от стен. – Сейчас уже все равно ничего не изменить. – Отвечал мужчина.

Ирвин: Теперь, когда парень убедился, что сидевшие у костра были люди – он потушил свой факел. Даже если завяжется бой – они будут в одинаковых условиях и тушить костёр не будут. Это им самим на погибель. Ирвин решил затаиться и некоторое время послушать о чём говорит пара. Кажется, разговор только завязался и, судя по началу, он будет более чем интересен.

Шахта: – Я знаю… Конечно же знаю, но… – Девушка отвернула лицо от костра, и уставилась на то, что лежало рядом с двоими, накрытое плащом. Взгляд ее был пуст. Так бывает с людьми, когда те теряют что-то дорогое им. – Если бы мы только не взялись за это чертово дело, все могло бы быть по другому. – Не изводи себя Ларуель. Не надо. Никто не знал тогда… Да и не в этом дело. Нужно просто было быть аккуратнее. – Если бы мы только не согласились достать эту штуку, все могло бы быть по другому… – Кажется девушка даже не слышала своего собеседника, она как завороженная смотрела на то, что скрывал плащ. – Ларуель... Лаурель! – Да, да. Конечно. – С большим трудом, девушка все же вернула лицо к костру. – Интересно… Что же там все же было, в той шкатулке. – Вряд ли мы теперь это когда-нибудь узнаем. – И то правда… И все же нужно было быть аккуратнее. – Двое замолчали, по прежнему, с тяжелыми лицами глядя в потрескивающий огонь.

Ирвин: И тут уже Ирвин, не скрываясь, направился к огню. К двум людям, что, казалось, находились в отчаянии. Чувство тревоги нарастало. Он знал, что всё не так просто, как казалось на первый взгляд. Стоило задать этой парочке пару вопросов. И он получит на них ответ... Добром или силой – не важно. Играть в слепую он не собирался дальше, – Добрый вечер, – подал он голос, выходя в свет костра, – Я от Лестора... забрать груз, – с ходу пояснил парень до тех пор пока в него не полетели ножи.

Шахта: Лицо девушки не изменилось, как и выражения глаз, они были пусты. Но горячая слеза скатилась по ее щеке, и та медленно вытерла ее рукой. После чего, она повернулась в сторону чего то, что скрывал плащ, и потянулась к нему. – Мне так жаль… – Не нужно. Не смотри. Мне тоже жаль, ты знаешь это. – Мужчина постарался отговорить девушку от затеи. На Ирвина, что сейчас шел к их костру, и подал голос, двое даже не обратили внимания, так словно его здесь и не было. С тем как наемник приближался к огню, тем больше он видел. Оказалось что незнакомцев здесь не двое, а трое. Третий, сидел у самой каменной стены пещеры, и отрешенно глядел в потолок. Его скрывала темнота, но теперь юноша мог его видеть. Незнакомец о чем-то размышлял. – Почему мы ничего не сделали, Курс? Почему?… – Девушка не отказалась от своей затеи, и ухватилась за плащ, но не стала его сдвигать. – Сейчас не стоит никого винить в этом. Кто же знал что тот незнакомец окажется невменяемым?
Слова Ирвина как будто улетели в пустоту.

Ирвин: – Эй, люди. Я со стеной говорю что – ли? – спросил он, повысив тон, приближаясь всё ближе к компании. Оказавшись рядом, он попытался положить руку девушке на плечо. Что бы показать своё наличие в пещере не только звуком, но и касанием. А все чувства били тревогу. Странное состояние Лестора, слова и состояние этих троих. Это всё наводило на мысли... и задавало вопросы "Что случилось?" и "Что же находится в шкатулке?" – были главными из них. Впрочем, ответ на второй вопрос явно был так же ответом на первый.

Шахта: – Чертов недомерок… – Прошипела девушка, все еще держа руку на плаще, но так и не решаясь двинуть ее. – Пришел сюда, нес какую то чушь, а затем… Затем напал на нас. И все из-за какой-то проклятой шкатулки! Проклятый Лестор…
Рука Ирвина легла на плече девушки и… просто прошла мимо нее, заставив наемника еле удержаться на ногах, от того что руке его было не суждено найти опоры. Она прошла сквозь девушку, словно та была воздухом. – Я оттащил его на дорогу, туда… Ближе к трактиру. – Устало сказал мужчина, все еще смотря на руку девушки. – Бедный Айрис. – Снова произнесла девушка, и набравшись мужества, сдвинула плащ. Под ним оказался труп мужчины. Того самого мужчины, что сейчас сидел сам по себе, в тени пещеры и о чем-то думал. Когда труп под плащом был побеспокоен, он невесело рассмеялся в потолок каменного мешка, и что-то тихо прохрипел. До слуха Ирвина могло долететь ‘‘глупцы’‘. – Как его звали? – Спросила в пустоту Ларуель. – Ирвин. Сукин сын сказал что его зовут Ирвин. Но сейчас это уже не важно. Пусть кормит ворон. – Отвечал ей рядом сидящий Курс.

Ирвин: Упав, парень отполз от видения и от смеющегося мужика в сторону. Ирвин не то что бы испугался. Скорее удивился.
В сознании парня всплыл тот труп, что он видел на дороге, во время похода к таверне. Ирвин? Знакомое имя... СТОП! – Вашу мать... вашу мать. вашуматьвашумать! – начал быстро говорить мечник, поднимаясь на колени, а после, вставая на ноги, – Какого хера тут происходит... – взгляд его пал на труп мужчины, а после, на самого мужчину, – Ты... Я знаю, ты не иллюзия... – сказал он взволнованным голосом, внимательно смотря на смеющегося мужика.

Шахта: Горький, хриплый смех, смолк. Его сменило удивление на лице Айриса. Того самого Айриса, чье бездыханное тело сейчас лежало под плащом. То, на которое с грустью смотрели мужчина и женщина. – Эй… Ты что, видишь меня?… – Он даже на ноги поднялся. – И вправду видишь… Я знаю тебя? Твое лицо кажется мне знакомым, но я не помню… – Заговорил незнакомец. Только теперь стало хорошо видно, насколько был бледен мужчина, а на шее его, красовался страшный рубец, что позволял посмотреть на внутренности шеи. Однако ни капли крови не проронила та рана. Так же можно было увидеть отпечаток тления, на пальцах человека, или того что им когда то было. – Я не помню… – Повторил Айрис.
Двое же у костра, по прежнему молчали.

Ирвин: – Ясен чёрт я тебя вижу, – кинул Ирвин сердито. Он был не нервах из-за происходящего. В таком состоянии не до милой беседы, – Какого чёрта тут случилось? Отвечай! – потребовал мечник, с долей удивления смотря на рану. Она его не пугала. Он видел и трупов. И оживших трупов... правда, не разговаривал с ними. Весь диалог в таких ситуациях состоял из нескольких фраз: "мозгииии", "Сдохни тварь", "Ура! Победа!"... – Не знаю, откуда ты можешь меня знать... Но я тебя не помню.

Шахта: Айрис некоторое время изучал Ирвина взглядом своих мутных, рыбьих глаз, а затем ответил. – Не знаю… Я проснулся утром, и все было как обычно. – Начал медленно говорить мертвец. Из распоротого горла его, исходил булькающий звук. – Но потом я понял что меня никто не слышит. А затем… Затем я хотел дотронуться до Ларуель. Моей любимой Ларуель. Но пальцы мои прошли мимо. – Он поднял тронутые разложением пальцы на уровень глаз, и с любопытством посмотрел на них. – А затем я увидел что, что-то лежит на полу, под плащом. Это оказался я. – Спокойно закончил Айрис. – А затем пришел Лестор и забрал шкатул… О боги… Ты что, гниешь? – Уставился мужчина на лицо Ирвина.

Ирвин: Тут Ирвин испугался. Схватился за своё лицо, начал осматривать своё тело, – Гнию? Как? Не может быть! – не верил он. Не понимая, что здесь происходит, парень стал строить самые разные догадки, – Я что, мёртв? – спросил он, то ли у себя, то ли у Айриса, – Ты сам... твоя шея... – сказал он, Да что здесь происходит!? – Всё, у Ирви началась измена, паранойя. В голове закрутилось всё, завертелось. Кто эти иллюзии? Неужели тот труп на дороге был им самим? Кто здесь мёртвый, кто живой? Кто настоящий, а кто призрак? С каждой минутой в голове парня рождались новые вопросы.

Шахта: – Да… – Неуверенно, подтвердил мужчина, по прежнему смотря в лицо наемника. – Посмотри на свои руки… Шея? А что с ней не так? – Он принялся с интересом ощупывать свое горло. Пальцы его натолкнулись на рану, но он казалось ничего не понимал, и не замечал ее. – Все в порядке. – Растерянно сказал он. Ирвин так же ничего не почувствовал под своими пальцами. Ничего в нем казалось не изменилось. – Мертвы? Не знаю…
Двое же людей, мужчина и женщина что сидели у огня, снова закрыли тело Айриса плащом, и сейчас в полной тишине наблюдали за огнем. – Но я не могу умереть… – Слегка заволновался человек. – Я ведь еще многого не успел. Я думал что это будет последняя работа, а потом… Я уже и кольца купил золотые. Оно ведь до сих пор лежит в моем кармане… Как же мне теперь дотронуться до Ларуель? – Растерянно спросил он, казалось сам у себя.

Ирвин: Парень посмотрел на девушку, на тело, после, на мужика, – Ладно, братан... Не паникуй. Сейчас что-нибудь сообразим. Выберемся из этого заморока, сделаешь предложение своей суженной – ряженой, – Через силу парень улыбнулся. Да. Правильно. Нельзя терять голову. Он жив. И мужик тоже жив... скорее всего всё дело в шкатулке.. Чёрт знает, что там, внутри, но это, наверняка, оно виновато, – Слушай... А ты не пробовал наружу выбраться? Ну, до таверны дойти, хотя – бы? – поинтересовался Ирвин.

Шахта: – Таверны?… – Искренне удивился мужчина. – Ты говоришь о той, что у дороги?… Не понимаю тебя… Зачем тебе в эти развалины. Когда мы проезжали мимо, то даже не стали останавливаться у той рухляди. После пожара, там только одни головешки, да табличка и осталась. Элегия, кажется… Не помню точно. А до ближайшего трактира несколько дней пешим идти. – Айрис, водил разлагающимися руками по кожаному камзолу, стараясь что-то найти в карманах. Но попытки его были неудачны. – Куда же я их положил?… – Тихо бормотал он, видимо ища кольца. Все же было такое чувство, будто стоящий перед ним человек не совсем понимает все происходящее. И его пустые глаза отчетливо об этом говорили.

Ирвин: – Да ну к чёрту... Я ночевал там прошлой ночью, – отрезал парень. После, схватился за голову, – Ну почему я не маааг!? – вопросил он, проклиная себя за то, что не сведущ в магических искусствах, – Ладно, – вновь успокоился он, – А может быть, здесь? – Он склонился над телом, пытаясь дотронуться до него. Сейчас руководствоваться логикой было себе на погибель. Всё что знал парень – тут логика не действует. Однако, он сейчас уяснил одно, – Два мира... В одном мы с тобой... в другом они... – он кивнул на девушку с воином, – В одном таверна сгорела. В другом она цела... Всему виной – шкатулка... К слову, а где она? – поинтересовался он у Айриса.

Шахта: Пальцы Ирвина, как и в случае с девушкой, прошли мимо тела мертвеца, словно того и не лежало на каменном полу этой темной пещеры. – Два мира?… Шкатулка?… – Переспросил Айрис. – Ее… Да, ее забрал Лестор. Я помню. Он пришел сегодня… Или вчера?… – Растерянно вопрошал человек. – Я не помню… Все как в тумане. Туман?… Я помню только что когда он пришел сюда, я уже лежал под плащом, на полу. Он заплатил им деньги, и забрал шкатулку. Я просил его помочь мне, но он меня не видел. – Все это, мертвец выдавливал из себя с силой. Каждое воспоминание давалось ему очень тяжело. Казалось что память его распалась на сотни мелких кусочков, а затем собралась вновь, но уже не совсем правильно. Все перепуталось.

Ирвин: – Вот как… – Проговорил парень. Вновь от огнива зажёг факел, – ладно... Идём со мной, – кинул он Айрису, – наведаем Лестора... К нему будет пара вопросов, – С этими словами парень направился в сторону выхода из пещеры. Не верилось ему что Элегия сгорела... Не верилось, что Лестор его подставил. Смысл в этом? Неужели это всё действительно какая-то временная ловушка? Параллельные миры? Или он по правде умер и теперь в качестве призрака бродит по земле? ... Да ну к чёрту! Не мог он так просто умереть!

Шахта: – Лестора?… – Удивился мужчина. – Где же его теперь найти?… – Однако возражать не стал. Бросив последний, полный скорби, взгляд на двоих людей у костра, Айрис отправился следом за Ирвином который двинулся в сторону выхода. Ничего нового наемник по пути обратно не увидел. Все та же темная пещера, холодные каменные стены, и танцующие на них тени. Танцующие теперь казалось еще более зловеще. Единственной странностью которой было суждено проявиться, оказалась то, что Айрис оказался довольно слаб. То ли путь действовал на него так, то ли он просто очень устал, но чем ближе двое приближались к выходу, тем более уставал человек. – Подожди… Куда ты так бежишь? – Порой он довольно значительно отставал от Ирвина, и с большим трудом нагонял наемника. Дыхание его стало тяжелым, а шаги неуверенными.
Наконец, впереди появился силуэт выхода. Вот только все очень сильно изменилось. В пещере стоял страшный туман, из-за которого теперь было просто невозможно рассмотреть своих же ног. Снаружи, за пределами пещеры бил по земле ливень. А свет солнца… Свет погас. Снаружи стояла ночь. – Я так устал… – Заговорил Айрис. Внезапно силуэт мужчины начал расплываться, как только он ступил в туман. Он становился все более и более размытым. – Подожди! Куда ты? Не бросай меня одного, не бросай!… – Айрис исчез, растворившись в тумане. Ирвин стоял у выхода из пещеры, и стоял совершенно один.

Ирвин: Парень остановился и обернулся на то место где стоял Айрис, – Извини, братишка... Обещаю, я вернусь за тобой, – Дал слово парень, что расчувствовался порядком. Понравился ему этот мужик... Захотелось уже больше помочь ему, его подруге и другу. Деньги плавно ушли на второй план, – Готовься, сука... Я иду за тобой, – С этими словами парень, откинув в сторону потухший под дождём факел, направился в сторону таверны. Стоило задать пару вопросов Лестору... И выяснить. Кто же в каком мире обитает? В каком мире он сейчас? В том где Лестор послал его на смерть..... и он убил этого паренька и погиб сам? Или в том, где трагедия ещё не успела произойти, – Я всех спасу... Я всех... – Внезапно в его голове послышался незнакомый женский голос "Прости", – Ирвин оглянулся... Но шёпот погас... Никого рядом не было. И Ирвин, тряхнув головой, продолжил свой путь.

Элегия: Ночь та была ровно такой же, как и та, которой наемник приехал в эти края. Страшный ливень разыгрался не на шутку, Ирвина с силой била по спине и голове влага, что падала с черного неба. А туман, что достигал мужчине до пояса, не давал как следует рассмотреть что же ждало его впереди. Пару раз Ирвин хорошенько запнулся, об невидимые для глаза препятствия, однако сумел устоять на ногах.
До трактира было не так уж и далеко, и Ирвину не составило особого труда отыскать тропинку, что вела в Элегию. Даже не смотря на туман, юноша все же выбрался через некоторое время к трактиру. Казалось ничего не изменилось с того времени как он покинул его. Лошадь по прежнему была на привязи, рядом с самим зданием. И два ведра, одно с водой, другое с овсом, давало ясно понять, о ней никто не забывал. У двери трактира горел факел, который указывал путникам местонахождения здания. Вот только было нечто такое… Что то изменилось. Какая то делать… В один момент все стало понятно. Из трактира не доносилось ни одного звука. Абсолютная тишина. Только барабанящий по земле ливень нарушал ее, и тот дикий ветер что поднялся казалось в один момент.

Ирвин: Парень приблизился к трактиру, прислушался. С его плеча был скинут меч и расчехлён. Он медленно подошёл к двери, подкрадываясь. ещё раз прислушался. Ни звука. Отворив дверь, он, наготове ступил внутрь, с мечом на перевес. Как ни странно – он сильно волновался. Волновался за Кларис, за её детей... Даже за менестреля – эльфа. Вот вам и работа курьера. Оказался втянут в мистическую *****. Ну, тифлинг... ну и тварь... Такая же тварь, как и Лестор. Два злодея уже были обнаружены. Что дальше? Кларис окажется демоном? А шкатулка ящиком Пандоры?

Элегия: Дверь за его спиной, тихо, без единого звука встала на место, и юноша оказался в царстве непроглядного живого мрака, в котором не было ни единого источника света. Секунда, вторая, и где то впереди раздался тихий всхлип. Внезапно что-то начало проясняться, это глаза стали привыкать к темноте окутавший трактир. Снова всхлип, кто-то потянул носом.
Впереди, примерно в метре от себя, у своих ног Ирвин увидел вырисовывающийся из темноты силуэт мальчика, что стоял на коленях и утирал мокрые глаза. Это был Арни. С его губ слетели с трудом разбираемые слова – "Что же я натворил... Мама, прости меня. Сестренка... прости." – Внезапно мальчик увидел наемника – "Ирвин?... что ты здесь делаешь? Уходи, разве ты не видишь – огонь вокруг..."
Внезапно стены вспыхнули пламенем, обжигая языками огня Ирвина. Трактир осветился и юноша понял что он оказался в западне – ни окон, ни дверей в трактире не было. Иллюзия огня исчезла, но свет остался, а на стенах плясали тени, так словно здесь сейчас разыгрался страшный пожар, но на каком-то другом плане существования. Там горел трактир, а здесь была клетка освещаемая светом огня. Мальчик в ногах Ирвина дико закричал и загорелся, на глазах превращаясь в золу. – Да! А я ему говорю – ты куда мать твою рожа капитанская смотришь! Там же битва начинается! Хахаха! А он мне знаешь что в ответ?...
Крик мальчика уже затих, а вокруг, за столами возникали из воздуха тела мертвых людей. Они молча смотрели пустыми глазами на Ирвина. И среди них был только один живой – Лестор. Он сидел за одним столом с мертвецом и рассказывал ему какую-то смешную историю, так словно тот был благодарным слушателем. А перед ним, на столе стояла кружка полная эля и шкатулка, покрытая странными письменами не известными Ирвину.

Ирвин: Парень крепче сжимал в руках своё единственное оружие – двуручный меч. Нахмурив брови он слушал мальчика. Крик. лицо наёмника не дрогнуло. Он хмурым, внимательным взглядом оглядел помещение. Он не знал что здесь творилось. Такое ощущение что планы решили сыграть в чахорду, а какие-то неведомые силы решили пошутить над мечником, являя ему призраки и тела мёртвых людей... на каком плане они были живы, а на каком мертвы – не понятно... И вообще, где его дом, где его план?
Взгляд наёмника пал на Лестора. Он молча подошёл к нему и к его компании мертвецов, с небольшой примесью страха в сердце он, стараясь не смотреть на стены, не слышать других голосов, присел на свободный стул, – Лестор... Я заберу это... – сказал он тихо и потянулся к шкатулке.

Элегия: Мужчина казалось не замечал наемника до того самого момента как тот не заговорил. Но после этого он слегка удивленно поглядел в его сторону и на руку, которую он тянул к шкатулке. Мертвые тела вокруг по прежнему наблюдали за Ирвином. – Ирвин?... Да, тебя зовут Ирвин. Я знал что ты вернешься. Присядь, выпей с нами! Этот эль... ох уж этот эль! Он напоминает мне о моей молодости. Даже о детстве...
Когда пальцы наемника коснулись изукрашенной узорами и неизвестными письменами шкатулки, он ничего не почувствовал. Но стоило ему потянуть ее на себя, как он осознал что просто не может не то что ее взять, но и сдвинуть с места. Она словно приросла к столу. Нет... попробуй наемник унести с собой целый стол, у него бы ничего не вышло – невероятная тяжесть была непреодолимым препятствием. – Ах, ты за этим... – Как-то грустно протянул Лестор когда увидел зачем пришел юноша. – Все бесполезно. Она не открывается. У меня нет ключа. – После чего он с видом потерпевшего поражение слегка толкнул ее рукой – шкатулка сдвинулась с места и проехала по поверхности стола небольшое расстояние. Все мертвецы что сидели за столами, в одно мгновение резко поднялись на ноги. Они наблюдали. – Лучше выпей с нами эля, друг! – Не весело улыбнулся Лестор. – Этот вкус... этот прекрасный вкус кажется мне таким знакомым. Но я не могу вспомнить почему.

Ирвин: Парень пытался – пытался... Но ничего не сдвинул. Это из-за того что он не принадлежит этому месту? Наверняка... Мертвецы поднялись. Ирвин покосился на них. Но пока те не бросились на него, всё нормально. Он вернул взгляд Лестору, – Наливай, – кратко отчеканил он. И покорно выслушал его слова о ностальгии... И мечник сказал первое что пришло ему в голову, – Потому что ты уже был здесь... – А после, мысли как-то заплясали, затанцевали в его голове и он продолжил, со столь же настороженным лицом, голос его звучал неуверенно, – Ты же муж Кларис, верно? Это твой портрет она рисовала на стене... И это твои дети... – Глупая логика Ирвина заставила его вновь сболтнуть глупость... Но если его предположение верно, то это даёт некоторые ответы. Ответы, понятные даже чуть ниже среднего интеллекту.

Элегия: Лестор уверенно потянулся к бутылке, дабы наполнить кружку и юноше, но когда тот продолжил, рука первого остановилась не пройдя намеченного пути. Дрогнула. Человек нахмурился, на его лице появилось напряжение. – Я был здесь. – Уверенно подтвердил он и спустя еще секунду, кивнул, как бы теперь подтверждая свои слова самому себе. – Но... нет. Нет. – Он затряс головой а потом резко посмотрел в сторону висящего портрета который так и не был закончен – без лица. – Я знаю их. Кларис... дети... Но не помню откуда. И кажется я знаю его. – Лестор вытянул руку и указал пальцем на портрет. Он тяжело вздохнул. – Все это пустое. Я ничего не могу вспомнить. И не хочу. А зачем? Ты только попробуй местного эля, Ирвин. Это же такой вкус! А я так устал. – Он снова сделал очередной глоток из кружки на столе. – Я не хочу никуда уходить. Я слишком устал.
Мертвецы не шевелились.

Ирвин: Парень кинул взгляд на шкатулку, на Лестора, на портрет, – Кто? ... – Твёрдо, настойчиво спросил мечник, – Кто изображён на портрете? Кларис, дети, что с ними?! – Ирвин всё ещё помнил своё прошлое, потому волновался за этих троих куда больше, чем за золото, – Кто ты!? – он с размаху ударил по кружке, снося ту со стола, – Это всё эль! Не пей его! – Возможно, это и не игры шкатулки. Возможно, в эле яд... галюцинаген, да что угодно, – Лестор, твою мать! – Он перешёл на крик, – Что здесь твориться!? – он резко встал, крича на воина, – Что случилось с Элегией!? Что со шкатулкой!? Что с Кларис и Детьми!? – левая рука его сжала рукоять двурушника, он напрягся. Было такое ощущение, что мертвецы вот – вот набросятся...

Элегия: Выражение лица воина не изменилось, по прежнему пустое и ничего не выражающее. В глазах пустота. Он посмотрел на Ирвина, и показалось что только теперь заметил что вокруг них стоят другие – мертвецы не шелохнулись. Он перевел взгляд на ближайшего, потом на другого, на следующего. – Да... – Пробормотал он. – Что со шкатулкой?... Что с Кларис... и детьми... Детьми? – Мускулы на лице напряглись, и он казалось с огромным усилием снова повернул голову в сторону портрета, которому так и не суждено было стать законченным. – Кларис. – Повторил Лестор. Мертвецы вокруг зашевелились, сделали шаг вперед и снова остановились. – Кларис...
Внезапно у стойки прояснился образ хозяйки заведения. Он становился все более отчетливым, пока совсем не стал материальным. Это была Кларис. На втором этаже раздался детский смех – девочка. – Ирвин. – Позвала юношу женщина.

Ирвин: Парень кинул взгляд на Кларис... Услышал смех, – Это ты... ты открыл... – но его слова оборвала хозяйка. Он перевёл на неё взгляд. До него постепенно начало доходить что здесь случилось... и когда это случилось, – Кларис... – проговорил он и распрямился. После чего, шагнул в сторону хозяйки, – Это... – Он не знал что сказать. Теперь он понимал, что всё это не материально. Что всё это лишь фантазия. Иллюзия. Одного единственного человека, что сидел по правое плечо от него, – Что... что мне делать? – спросил он с трудом. К горлу подкатил ком. Было тяжело говорить. В душе он знал ответ на этот вопрос. Знал что он должен был сделать... Но всё же он надеялся что есть другой выход. Что у него есть выбор... Что он может всё исправить. Всех спасти... Хоть и было уже поздно... слишком поздно.

Элегия: Она ласково посмотрела на него – словно мать – и протянула руку в надежде коснуться. Длинные тонкие пальцы покрылись огнем, что медленно перебирался дальше по женской руке. Глаза ее наполнились тревогой и слезами, которые стекли по щекам. Гримаса боли исказила красивое лицо, и с ее губ вырвался крик боли и отчаяния. Она вспыхнула словно факел и не успело пройти и нескольких секунд, как она превратилась в пепел и упала пылью на пол трактира. Где-то наверху раздался крик девочки, не могло быть сомнений – она повторила участь своей матери.
Лестор смотрел на все это широко раскрытыми глазами, и руки его тряслись. Мертвецы вокруг сделали еще один шаг по направлению к их столу. Внезапно незаконченный портрет что висел на стене тоже вспыхнул ярким огнем, но вместо того что бы сгореть, на нем стали медленно появляться краски. Один слой за другим. Стал виден узор, контуры лица. Красивый молодой мужчина с каштановыми волосами и ухоженными усами смотрел с полотна. И чем более законченным становился портрет, тем ближе подходили мертвецы. Один шаг за другим. Кто-то уже тянул свои руки в сторону Ирвина и Лестора.
Портрет на стене издал яростный вопль, и Ирвин увидел как лицо на нем ожило, покрылось страшными ожогами. А в глазах его была ненависть, страшная и поглощающая жажда смерти.

Ирвин: Долго ждать парень не стал. Разговоры кончились. Как бы ему ни было жалко Лестора, Кларис, её детей... Сколько бы он не думал, что понимает что здесь происходит... Он мог сделать лишь одно... Слушать интуицию. А интуиция говорила ему о том что он должен достать засапожник и кинуть тот в портрет. Что парень и сделал. Мертвецы всё приближались... А он атаковал портрет... Если это не сработает остаётся ещё два варианта... один из которых очень не нравился воину.

Элегия: Клинок просвистел в воздухе, и вонзился прямо в лицо которое уже казалось начало пытаться вылезти за пределы картины. Раздался еще один вопль ярости и боли что исходил от лица что проявлялось на холсте, и вместе с тем покрывалось ожогами.
И наступила тишина.
Звук лопающегося стекла – это картина превратилась в кусок льда и распадалась на меленькие кусочки. А за ними... за ними был ключ, который сразу же растворился в воздухе, оставив после себя только слабое свечение. – Я вспомнил. – Тишину нарушил голос Лестора. – Я помню. – Печаль была в его голосе. Печаль и сожаление. Он достал ключ с пояса – точно такой же, какой был за картиной – и открыл замочек шкатулки. В одно мгновение все растворилось. Мертвецы исчезли, исчезли блики огня со стен – Элегия стала прежней. Именно такой, какой ее впервые застал Ирвин.

В следующее мгновение наемника посетило видение: Когда-то давно Кларис все же дорисовала портрет своего любимого мужа, в чье возвращение она еще свято верила, и повесила его на стену. Ирвин видел как она сделала последний мазок и тяжело вздохнула.
Прошло какое-то время, наступила ночь, все постояльцы спали. И только маленький Арни вышел в главную залу. Он долго смотрел на портрет своего отца, а затем слезы потекли по его щекам, он взял масляный фонарь со стойки и запустил его в картину. Пожар разгорелся страшный. Он поглотил таверну и всех кто в ней был. Постояльцы, Кларис, ее дочь, все заживо сгорели в ту ночь... все кроме Арни который успел выбежать на улицу и в страхе смотрел на пожар, слушал крики. И слезы катились по его щекам.
Вот и сейчас – Арни Лестор стоял рядом с Ирвином и по щекам его катились слезы. – Я вспомнил. – Сказал он.
А после Ирвин проснулся.

Он лежал на кровати, укутанный в теплое одеяло. Меч стоит рядом, закутанный в тряпки. Рядом сидит будящий его тифлинг. – Просыпайся Ирвин. У тебя все получилось, ты молодец.
Они находятся в просторном помещении с заколоченными окнами. Здесь везде кровати. На соседних с ним сидят еще люди. В них наемник может узнать тех самых наемников которых он встретил в заброшенной шахте. А еще ближе к нему сидит Лестор. Взгляд его тяжел, и он смотрит в пол. Его плечи сотрясает мелкая дрожь.

Ирвин: Парень проснулся быстро, резко открыв глаза и поднявшись на руках. Оглядев комнату, он приметил наёмников, Лестора... и тифлинга, – Что... – проговорил он, положив одну руку на голову. Он пролистывал свою память... тяжело было осознавать что это было не сном... Он не плакал, но по его щекам текли слёзы, которые он быстро вытер предплечьем, – Значит, всё кончилось, – вздохнул он, – Где я? – спросил он у тифлинга.

Элегия: – Это Красная Улица, Гиблые. Приют Моргота. Помнишь?... Ничего, это скоро пройдет. – Заверил его Армон, который сейчас больше всего интересовался состоянием сидящего рядом Лестора. – Арни. – Заговорил тифлинг. – Арни, посмотри на меня. – Лестор посмотрел на него. – Ты получил что хотел? – Тот лишь коротко кивнул. – Хорошо. Вот Ирвин, это твои деньги, и ты их честно заслужил. – Армон положил рядом с ним мешочек в котором было ровно тридцать монет. – Вы тоже получите свои деньги, не смотря на возникшие проблемы. – Это он уже обращался к троим, что сидели на соседних кроватях.

Ирвин: Парень кинул на мешочек мало заинтересованный взгляд, который после вернулся к тифлингу, – Армон... – заговорил он, – Объясни мне... что случилось? Что это за шкатулка? И где я побывал? – задал вполне понятный и прямой вопрос Ирвин. Ему сейчас было не до игр в кошки – мышки. Он хотел знать что же с ним приключилось.

Элегия: – Ты скоро и сам вспомнишь, но не буду тебя томить. Я понимаю что все что ты пережил, было очень реально. Но это был всего лишь сон. Я специально стер на время частичку твоей памяти, для того что бы когда ты погрузишься в наведенный мною транс и присоединишься к остальным... – Тут он обвел комнату рукой показывая остальных участников трагедии. – ... то не понимал что это сон. Очень важно что бы все думали что они в реальности. На самом деле вы все спали тут, на втором этаже. И не раз просыпались... Уже третий день прошел. В первый раз ничего не получилось – ты Ирвин сошелся в битве с наемниками и они тебя убили. Второй раз ты зарубил Лестора, и сон снова нарушился не дав результатов. Но в этот раз все получилось как нужно. Так что же это было в целом? Это было сознание Лестора, крупицы его памяти и образы которые запечатлелись в уме. Для чего все это было? Я скажу так... есть люди которым очень трудно жить с прошлым и они стирают его при помощи услуг нужных мастеров. Так вот, а я тот тифлинг что умеет эту самую стертую память вернуть. Лестор мой клиент. Когда то он удалил свою память о днях которые не давали ему спокойно жить. Но это не принесло ему счастья, и он решил обратиться ко мне, дабы я вернул все как было, что я и сделал с вашей помощью. А в той шкатулке была его память. Наемники... – Он указал на троих. – ...были посланы дабы добыть ее и помочь открыть, но не получилось. Тогда пришлось нанять тебя. Не удивляйся что все было так путано и туманно. Мне приходилось вводить вас в транс целых три раза. И видения которые случались с вами в прошлые так или иначе запечатлелись в вашей памяти и накладывались друг на друга слоями. Ты понимаешь о чем я говорю, Ирвин?

Ирвин: Ирвин кивнул. Да... всё теперь становилось ясно. Игры с памятью. Такое чувство, что его использовали. Впрочем, обиды он не чувствовал. Скорее... он расстроился. Ему было жалко Арни, его сестру... его мать. Даже эльфа. Он молча встал и поднял с пола свой меч... – Теперь я всё понимаю.... – взгляд на наёмников. Его губы тронула лёгкая улыбка, – Счастливой свадьбы, – сказал он Айрис и Лаурель. После чего, прихватив мешочек, направился на выход. Остановился лишь рядом с Лестором. Хотел было что-то сказать ему... Но не стал. Лишь положил ему на плечо ладонь, подержал так несколько секунд и двинулся дальше...
В тот день. Ирвин ещё не знал, что он так же потеряет память. Забудет всё это. Лестора, Армона, троицу наёмников, Кларис, Лизию... и того эльфа тоже. Но со временем он вспомнит... Но будут ли эти воспоминания желанны? Стоит ли вспоминать ошибки и трагедии прошлого? Ответ на этот вопрос будут знать лишь двое. Он... И тот мальчик, чьи слёзы навсегда остались раной в его сердце.


_________________
В долгом пути.
Знаменитый приключенец

В общем и целом – неплохо. Очень бы замечательно пошло на предложенный конкурс "День сурка" (как книга-игра, где читателю предстоит читать одни и те же параграфы по многу раз). Подумай, можете переделать?

Чуть-чуть напрягали "Ирвин: Ирвин", я так до конца и не понял, что означало первое слово – место действия или еще что.


_________________
Редактор книг-игр "Я - Мастер Книг"
Путник

Каждый параграф в тексте есть отпись человека. Та где Ирвин, это от самого персонажа которым играл человек, а те что по названию мест действия, мои. Я оставил их по привычке. Лично мне так удобно – сразу видно где игрок отписывался а где я.

Что же до переделки, то была идея положить сюжет в основу книгры, но если честно мне показалось что получиться она тогда ну с очень маловариантным прохождением.
Не совсем понял насчет День сурка. Если не сложно, то киньте пожалуйста ссылочку на что-то подобное, дабы я представил о чем речь Smile


_________________
В долгом пути.
Знаменитый приключенец

Сначала надо хвалить, но вместо этого я лучше обругаю, но не произведение, а себя. Может, я тупо не понимаю такого стиля, может раздосадован, что по диагонали этот текст не прочелся, может не понимаю игровой составляющей, но я тупо завяз...

Кажется, кто-то собрал вместе много тематических штампов и очень небрежно их между собой связал.
Никто из героев не совершает простых действий, куча деепричастий, через которые часто не пробиться.
Например:

писал(а): Тот Который Идет
Сейчас некоторых из них можно было заметить в полуразрушенных домах, прячущихся кто от чужих глаз..

Тут сразу две непонятки: кто прячется от глаз – "некоторые" или "дома"; и вторая – если "некоторые" прячутся от чужих глаз, то как их можно заметить?

Излишняя штампованность приводит иногда и к тавтологиям:

писал(а): Тот Который Идет
Внезапно стены вспыхнули пламенем, обжигая языками огня Ирвина.

А чем они должны его обжигать?

Надо срочно пополнять словарный запас: например только слово "огня" (именно в родительном падеже) во второй части повторяется 6 раз (в именительном – еще 4 раза), другим словам и падежам досталось не меньше.

Пишите проще, пожалуйста!


_________________
Конкретный анализ конкретной ситуации - вот суть и живая душа марксизма!
Путник

Да, это по делу. Спасибо. Но мне почему-то постоянно кажется что не красиво, если проще. Когда деталей больше, как-то лучше... полнее, что ли. Но вы правы конечно, со стилистикой нужно что-то делать.


_________________
В долгом пути.
Меценат

Это бывает очень редко, но в данном случае согласен с gudleifr. Very Happy

Нужно писать простыми и понятными предложениями. Сам очень часто грешу сложноподчиненными предложениями , словесными штампами и пр. кошмаром.
Хотя, нет, не грешу! Я только ими и пишу Very Happy Very Happy

Думаю, что писать длинно и красиво может позволить себе только ну ОЧЕНЬ талантливый автор. Сегодня таких почти и нет.

А уж про целевую аудиторию вообще молчу Smile

Если текст рассчитан на читателя с нашим средним "образованием" и вялым интересом к текстам вообще, то он ТОЧНО читать заумный или длинный "художественный" текст не будет. Даже гениально написанный. Он же со своим "церковно-приходским" уровнем не сможет даже понять и оценить гениальность текста Very Happy

Осмелюсь предложить пример своего штампа описания смерти персонажа в одной игре:

Стрела пронзила вас в самое сердце, и вы упали лицом вперед. Но удара о камни вы не почувствовали. Впереди вас была бездонная черная мгла! Вы медленно погружались в нее как в мягкое пуховое покрывало. Где-то очень далеко выводила свои тягучие звуки печальная флейта...