Попади в переплет. Книги-игры.

 
Во всех бочках затычка

Задание казалось обыденным для контакт-дипломата его уровня, если не считать того факта, что вызвали именно его. Последние пару лет Тимера вызывали лишь в тех случаях, когда требовалось умение надавить, а иногда и раздавить противоположную сторону в переговорах.
Хорошо, что его корабль всегда был готов к старту, это сэкономило порядочное количество времени. В полёте Тимер обдумал задание, выданное ему в дип-корпусе планеты Хаарон.
«В новообнаруженной системе Катор есть обитаемая планета, с населением которой необходимо осуществить первичный контакт, установить возможность дружественных отношений, оценить общий уровень цивилизации, оценить возможности и экономические эффекты установления торговых отношений, а также выяснить культурно-исторические корни планеты.»
Действительно ничего сложного или особенного, но какое-то внутреннее чувство все же тревожило. Что-то во всём этом было не просто...
Пилот, обнаруживший систему, установил навигационные маяки, по которым удалось легко проникнуть внутрь сферы образованной космическими туманностями. Собственно только из-за них эта система долгое время была не изучена. Как только корабль вышел из гиперпрыжка внутри сферы, на стандартной частоте голос молодого человека сообщил о себе: – Приветствую Вас в системе! "КДР "Кузнечик", лейтенант Анэри, служба дальней космической разведки, к вашим услугам



Последний раз редактировалось: Jumangee (Пн Окт 04, 2010 9:20), всего редактировалось 2 раз(а)
Отравленный клинок критики

- Услуги пришлись бы очень вовремя, Анэри, – со свойственной ему снисходительной интонацией ответил дипломат. – С Вами говорит граф Игнатий Тимер Мол, третий контакт-дипломат Альянса.
В общем-то, можно было сказать и проще, но Тимер проще не любил. Любовно раскопанный прадедом в Большом генеалогическом архиве дворянский титул, пусть и совершенно бесполезный, грел душу уже четвёртому поколению Молов. Но молодой Тимер в вопросе феодальной чести превзошёл даже прадеда. На официальных приёмах (и это было непременным его требованием) его имя звучало ещё пышнее – добавлялись мастерские и гроссмейстерские титулы орденов разных государств и планет. Особенно эффектно это звучало на переговорах, где неравноправие сторон подчёркивалось уже в момент представления. Руководство внешнего ведомства знало об этой причуде контакт-дипломата и мирилось с ней. Как, впрочем, и с курением. Но о курении как-нибудь в другой раз. – Мне требуются все данные об обитаемой планете системы Катор, которые Вам удалось собрать. Только, прошу Вас, не перегружайте меня всякими глупостями вроде склонения оси. В прошлый раз СДКР выдала мне тысячу двести строк, из который действительно полезными оказались только две.
О том, что "прошлый раз" был два с половиной года назад, Тимер деликатно промолчал.

Во всех бочках затычка

- Прошу прощения сэр! – ответил собеседник, и сделав небольшую паузу продолжил, – Докладывать пока нечего. Я только что вернулся с базы, доклад начальству пока никто не отменял. Изучение планеты, да и всей системы еще только начинаю. Придется немного подождать. – Господин Мол, КДР "Кузнечик" начал манёвры в сторону планеты Катор III, – дал о себе знать капитан корабля Сильвестр Верон, – как я понимаю, он только-только собирается запускать исследовательские спутники. Будут указания команде?

Отравленный клинок критики

- Верон, передайте управление Иванову и подымитесь ко мне! – бросил Тимер. – Захватите с собой бутылку каберне и шахматы. Продолжим нашу партию.
Рука дипломата изящным движением пробежалась по клавишам консоли, отключая все системы связи, кроме аварийной, и остановилась на золотом портсигаре с чёрным гербом Единого ордена Плеяд. – Чёрт побери, как всегда, всё в нашей конторе через задницу, – тонкие пальцы прогулялись по арсеналу пухлых торпедовидных сигар и наконец выхватили одну. – Или они рассчитывали, что я, прежде чем рвануть через всю галактику к чёрту на рога, три дня буду жевать сопли, как этот унтер-прохвост Лотцингер?
Он положил сигару под нож настольной гильотины и резким движением срезал кончик.
Нелюбовь к Абрахаму Лотцингеру из четвёртого департамента пробудилась давно. Вместе учились в дипакадемии, вместе начали службу в корпусе "бродячих рыцарей", как в шутку называли контакт-дипломатов. Но Лотцингеру всегда везло больше. Несказанно больше. Третью степень он получил на восемь месяцев раньше Тимера, а теперь уже полгода как значился в четвёртой. И хотя Абрахам в душе всегда признавал таланты Тимера и в прошлом нередко обращался к нему за дружескими советами, Мол никогда не питал к нему симпатии. И вспоминал о нём только в подобных ситуациях. – Теперь придётся куковать на базе разведчиков минимум три дня. Если, конечно, я в очередной раз не наплюю на установленные процедуры и не сунусь на Катор-три раньше этих "кузнечиков".
Это было строжайше запрещено. Согласно директивам, контакт-дипломат обязан был прежде всего выслушать доклад СДКР, сделать из него выводы и только после этого продолжать следование к планете. Но в самом начале своей карьеры Тимер Мол наплевал на это запрещение, тем самым выиграв для Альянса драгоценное время и доминирование в секторе Эпсилон-4. Руководство поощрило такой поступок досрочным присвоением второй степени и длительным периодом дуракаваляния, что существенно отодвинуло перспективу получения третьей.
Но – если следовать первобытной логике – "post hoc ergo propter hoc". Значит, сейчас отличная возможность получить четвёртую степень и полуторное увеличение жалования.
Или...
Об этом лучше не думать. В конце концов, начальство его ценит.
Тимер достал из кармана коробок спичек и зажёг сигару. Такую роскошь, как спички, мог себе позволить только начальник департамента. А курить в присутствии министра – даже он не мог. А Тимер Мол мог. И спички, и курить – при ком угодно! И какие к чёрту директивы...
Выпустив в воздух густой клуб дыма, он повернулся в кресле к автоматическим дверям. С минуты на минуту должен был появиться капитан.

Во всех бочках затычка

Двери каюты распахнулась – капитан не заставил себя долго ждать. – Вино я прихватил с собой, но вот пить с Вами не буду – мне сейчас нужна трезвая голова, это не то время когда можно расслабиться, – Верон поставил бутылку на стол и достал из кармана небольшой планшет, и нажал кнопку – планшет включился и отобразил шахматную доску с расположенными на ней голографическими фигурами, – и почему Вы играете именно со мной? Вы же знаете из меня игрок никудышный...

Отравленный клинок критики

- Возможно... – задумчиво ответил Тимер, открывая бутылку и наливая каберне в опасно стоящий на консоли бокал. – Но ведь и я не гроссмейстер... в шахматах.
Прозвучало забавно. Полгода назад орден Плеяд возвёл наградил его почётным гроссмейстерским титулом. Тимер никогда не скрывал своё участие в судьбе ордена. Возможно, и это тоже сыграло свою роль в недостатке поручений со стороны руководства. Корпус контакт-дипломатов и сам напоминал какое-то тайное общество. Три первых степени (так называемые "ступени истины"), разумеется, были у всех на виду. Но Тимер знал, что есть четвёртая (которая "спускала" ему задания) и, как минимум, пятая (гипотеза, конечно, но идиот Лотцингер, от которого он несколько раз получал поручения, вряд ли додумался до них сам). Ни одно серьёзное тайное общество – как бы либерально оно не выглядело на первый взгляд – в сердце своём не терпит "двойного гражданства". – Шахматы, дорогой мой Верон, – продолжал Тимер, – как и любая игра, имеет двойную сущность. Можно морщить лбы и давать волю холодной ненависти, играя на деньги или за титулы. А мирная игра двух дилетантов – это очищение мысли от шелухи чувств и страданий. Победа наполняет сердце сладким вкусом выполненного долга, а поражение – теплой радостью за соперника. Кроме того, Верон, Вы интересный собеседник. К примеру, Вы сказали, что сейчас не время расслабляться. Я тоже так считаю. Но Вы что имели в виду?

Во всех бочках затычка

- Ну хотябы например то, что даже несмотря на отсутствие основной информации по аборигенам, было бы лучше приблизиться к их планете и собрать хотябы часть нужной информации самим, чем ждать когда кузнечик соберёт её для нас. В любом случае, оставаться в нашей текущей точке пространства – однозначно плохой вариант – мы можем быть втянуты в область действия космических туманностей. К тому же, с точки зрения обороны – мы сейчас прекрасная мишень для ракет земля-космос – если таковые есть у аборигенов.

Отравленный клинок критики

- Последнее – это вряд ли. Если бы они располагали такими технологиями, вероятно, сначала бы вышли на контакт. По крайней мере, наши средства обнаружения засекли бы их технику. Я понимаю Ваши предчувствия, дорогой капитан, но давно уже заметил, что Вы склонны объяснять их совершенно фантастическими причинами. Могу Вас заверить, у нас куда больше шансов расстаться с жизнью, если мы, не зная броду, попробуем сунуться на планету. Собьют – уж будьте уверены. Говорят, именно так погиб Иван Стратовин лет двенадцать назад. После чего нам и навязали сотрудничество с "кузнечиками", которые жрут наши средства и время, как саранча.
Бравые молодчики из Службы дальней космической разведки , прозванные "гусарами" за лихой нрав и неустрашимость, не пользовались большой популярностью среди дипломатических работников. Это редко выражалось открыто, но за глаза обе стороны любили распускать друг о друге порочащие слухи.
Тимер Мол не слишком любил злословие, но сейчас действительно злился на разведчиков за неоперативность. И после очередной разменянной пешки и порции "каберне" он выдал ожидаемое, по сути, предложение: – Слушайте, Сильвестр, – само обращение по имени должно было насторожить капитана, поскольку так Тимер изъяснялся только в лёгком подпитии (в тяжёлом его, разумеется, никто не видел). – Я ведь тоже слежу за новостями. И знаю, что эта туманность интересует не только нас. Я подозреваю, что меня снова отправили на гонки. Я должен прибыть на Катор-три раньше дипломатов любого другого альянса. И думаю, что наши соперники вряд ли будут временить. Так что, друг мой, даю Вам полчаса на сборы. Мы стартуем. Сориентируемся на планете. Оружие держите наготове. Мы летим на Катор-три.

Во всех бочках затычка

- Вы ничего не смыслите в космической навигации и космическом бое, но это совершенно не важно, если Вы всё равно согласились, что болтаться тут полезно, – ответил капитан вставая и забирай шахматы, – продолжим в следующий раз, а сейчас пойду отдам соответствующие распоряжения.

Отравленный клинок критики

Когда Сильвестр Верон вышел, Тимер Мол ленивым нажатием кнопки превратил кресло в диван и лёг прикорнуть.