Читай, играй, приключенье выбирай!

  • Продолжение приключений Алдара Косе:

    Джунгарское нашествие

    Лучшая книга-игра 2016 года
    + Лучшая атмосфера и сюжет, + Лучшая игровая механика, + Приз зрительских симпатий

    В начале XVIII выходцы из монгольских степей джунгары стали стремительно захватывать всё новые и новые земли Азии. Ещё жива память об успехах Атиллы-гунна, Чингисхана да Хромого Тимура (Тамерлана). Неужели и джунгарским правителям удастся повторить опыт своих предшественников или даже превзойти их? А может быть кочевники Средней Азии сумеют раз и навсегда остановить набеги монгольских варваров? Всё это зависит только от ВАС.

    Алдар Косе, весельчак и балагур, герой казахских сказок, известный нам по книге-игре "Приключения Безбородого Обманщика" вновь встаёт на защиту своей Родины. До сих пор ему удавалось бороться со злом и несправедливостью. Но теперь нашему герою противостоят не жадные богачи, а хитроумные джунгарские правители и военачальники. Удастся ли Алдару Косе пройти через земли, наводнённые врагами и выполнить задание казахского хана? Любовь и ненависть, дружба и предательство, герои и негодяи, кровавые стычки и дипломатия – всё это ожидает вас на страницах книги.

    Страница книги-игры
  • Новая книга-игра Рэя Гарда:

    Инсайт - отражение разума

    Корабль охотника за головами Стига Шпиро получил серьёзные повреждения. На него никто не нападал — просто стечение обстоятельств. При выходе из гиперпрыжка, его космобот «Крысобой» попал в аномальную зону — особое место в космосе, называемое ещё «гравитационной ямой». Такое случается очень редко, но всё же случается. Вот Стигу и «повезло» напороться на неё. За те десятые доли секунды, что космобот находился в яме, корабль едва не разорвало на части. К счастью ему удалось вырваться. Экстренный гиперпрыжок забросил «Крысобоя» в малонаселенную область космоса, находящуюся в пределах Земной Федерации. Оценив повреждения, Грэм — исин Стига, вынес неутешительное заключение: требуется дорогостоящий ремонт. Только вот с деньгами у охотника как всегда проблемы.

    Чтобы заработать, надо найти выгодное дельце. Отловить должника какого-нибудь или грохнуть преступника. Всё конечно в рамках закона, ну или почти в рамках. К счастью для таких головорезов как Стиг, подобная работа всегда находилась. Спасибо закононепослушным гражданам и ленивым стражам.

    Подключившись к информационному полю солнечной системы, в которой они находились, Грэм нашёл подходящее объявление. На ближайшей космической станции как раз завёлся маньяк-отморозок, порешивший нескольких человек граморой. Пятерых, если быть точным. Станция эта находится на астероиде и занимается промышленным освоением его недр, рабочих там всего несколько десятков. Деньги за помощь в поимке обещают хорошие, лететь не далеко.

    Без долгих раздумий, Стиг направляет «Крысобоя» к астероиду. Охота начинается…

    Страница книги-игры

  • Книги-игры в БУМАГЕ

    Это просто и доступно!


    Книги-игры Дмитрия Браславского, Ольги Голотвиной как и произведения новых авторов возможно приобрести в магазинах России


    Работает сервис изготовления книг "печать по требованию": подробнее

    Силами активистов организованы Библиотеки книг-игр

eCharsheet

Удобная читалка с листом персонажа
специально для книг-игр

Сейчас в игре: 1 читатель

Начните игру...

Все книги-игры по ключевым словам

Классификация new-age21 классика28

Лидеры
турнира книго-игроков 2017

ИгрокБаллы
#1 Binki Edwards20
#2 galaxy16
#3 Скальд8
#4 Иннокентий_Кравцов6
#5 GreyRaven6
#6 Pete Pr6
#7 maltiez6
#8 Pyrir5
#9 Эргистал3
#10 ЮркийСлон2

Новые обсуждения

Книги-игры на английском языке, которых у нас нет в наличии

Ищем книги-игры

Имеются в виду книги-игры в формате Pdf, которых нет на форуме.

Знаю, что из "Real Life" нет пары книг (Blazing Beacons: The Spanish Armada, Thunder in the Glens: The Jacobite Rebellion). Из Нарнии пятая книга отсутствует (Return of the White Witch).

Из FF всё есть кроме новинки 2017 года ?
Как дело обстоит с другими известными сериями ?

Читать далее Комментариев: 7


Джонатан Грин, "Рыцари Погибели"

Скачиваем и обсуждаем книги-игры

Джонатан Грин
Рыцари Погибели
Fighting Fantasy #56: Knights Of Doom
Перевод и адаптация: Андр

В течении многих лет храбрые рыцари тамплиеры из Цитадели Демонов охраняли мир в Радлстоуне, защищая его от разрушительных набегов орков и зверолюдей. Но теперь древнее зло снова пробудилось на этой земле: колдун Белгарот вернулся из мертвых, чтобы вернуть свой трон в Каэр Скаал. Его цель проста: он согласен только на полное господство в Раддлстоуне. Его фанатичные Рыцари Погибели сделают все возможное, чтобы осуществить его злобные планы. Один отважный рыцарь — Вы — должен пробраться сквозь земли, охваченные войной, прорваться сквозь вражеские заслоны и победить самых смертоносных врагов!
Все, что вам нужно, чтобы начать это приключение, это два кубика, карандаш и ластик. Множество опасностей поджидает вас и ни в коем случае нельзя быть уверенным в успехе. Вы сами решаете, какую дорогу выбрать, с какими существами сражаться и какие опасности испытать. Судьба Раддлстоуна в ваших руках!

Читать далее Комментариев: 4


Предложение. Ребята, давайте жить дружно!

Вопросы, пожелания и обсуждения

Ребята, давайте жить дружно!

Несколько лет назад я впервые пришёл на этот форум. Вспомнил своё юношеское увлечение книгами-играми, озвучил свои мысли по ролевым системама, попытался написать что-то интересное. С тех пор, форум стал одним из любимых уголков Интернета, на который не жаль потратить несколько драгоценных часов досуга. Здесь всегда привлекала добрая атмосфера, культурные и воспитанные люди, с которыми просто и непринуждённо можно общаться.
Последние несколько месяцев, что-то неуловимо изменилась. Может жизни усложнилсь, может мы стали старше и соответственно более критично относится к окружающим. Или потратили нервы в реале, и переносим проблемы в виртуал. Атмосфера стала несколько тяжёлой а порой и гнетущей. Мало обсуждаем непосредственно книги-игры или ролевые системы, а чаще приходится читать какую-то ерунду: кто-то обижен, кто-то возмущён, кого-то недооценили, кого-то заценили. На мой взгляд, много критики, мало позитива.

Я предлагаю, давайте вместе вернём форуму спокойную ауру и дружелюбную атмосферу. Это, ведь, не так сложно!

Первое и главное правило, прежде чем что-то написать, давай подумаем: "А хотел бы я услышать такие же слова, адресованные мне?". Если ответ "да" – смело пишем.

Второе, если хочется критиковать – пожалуйста. Только, критикуем не человека, а его произведение. И знаете что важно, чтобы критика была конструктивной? "Критикуешь – предлагай!". Предложи автору, какие изменения, на твой взгляд, сделали бы произведение лучше. Но не стоит что-то требовать от автора. Он создал этот придуманный мир, и один знает как оно должно быть на самом деле. И постарайтесь не придираться по мелочам.

"Дурацкая книга, и герои невнятные!", "Автор – в армии не служил! Не отличает РПГ от ПТУР" – плохая критика.
"В 26 параграфе, хотелось бы прочитать подробное описание замка", "Я бы рекомендовал придать живости главному герою, это можно сделать, добавив ему уникальную черты, пускай он курит или страдает отдышкой или целыми днями играет в компьютерные игры" – нормальная критика.
А если критикуют вас, помните, это мнение отдельного читателя а не всех вокруг, и не стоит бросаться в бой и ломать копья, защищая своё детище. Подумайте, может читатель не хотел обидеть, и в его словах есть доля истины?

И третье, умоляю, не утверждайте что-то категорично. Часто это звучит как вызов, и заставляет вступать в бой, не задумавшись о сути написанного. Всегда можно смягчить фразу "по моему мнению", "я так считаю", "я так думаю" или по дурацки, но современно "ИМХО!".

"Параграфы в книгах играх должны быть короткие!" – не правильно!
"Я считаю, что короткие параграфы больше нравятся читателям" – лучше!

Про оффтоп. Есть специальные темы, где можно излить душу и пообщаться на отдалённые темы. Не стоит засорять конкретные темы, отвлечёнными разговорами. Не уводите разговор слишком далеко в сторону. Подумайте, что тему могут читать люди, которых интересуют конкретные факты по данной теме, а не долгие рассуждения.

Про администратора и модераторов. Всем стоит привыкнуть к правилу, админ всегда прав, и модераторы если делают какую то работу, то не просто так. А модераторам посоветую большей прозрачности в работе. Удаляете сообщение – пишите за что в теме или в привате. Если оффтоп, укажите и перенесите в другую тему, чтобы люди могли продолжить разговор в правильном месте. Тут у нас не сотни сообщений в день, чтобы перестараться. А людям будет понятно и не обидно и они второй раз не допустят ошибки.
Ещё раз повторюсь, давайте жить спокойно, дружно и интересно! Играть, читать, делиться опытом, спорить, общаться, дружить, приезжать в гости и вообще мир, дружба, с вас жвачка!
Спасибо всем, что вы здесь, спасибо, что у нас общее интересно увлечение, спасибо авторам что пишут книги-игры и спасибо читателям, что читают!

P.S. А ещё, мы – секта книгоигролюбов, недавно называли друг друга "брат", как в тайном ордене Smile

Читать далее Комментариев: 2


Литературный конкурс Осенний Пролёт Фантазии 2017!

Свободный форум

Приглашаем принять участие в XIX «Осеннем Пролёте Фантазии 2017»!

Принимаются рассказы в жанре фэнтези на русском языке, размером от 7 000 до 40 000 знаков без учета пробелов, ранее нигде не опубликованные (в том числе в интернет).
Рассказы принимаются по 18 сентября 2017 года на конкурсную почту: contest@fancon.ru
Участие бесплатное, приз победителю – $100 и именной памятный знак.
Оценка рассказов на всех этапах производится жюри; «самосуд» не используется.
По результатам конкурса некоторые рассказы рекомендуются для публикации в ежегодном сборнике издательства «Аэлита», журнале «Уральский следопыт» и других изданиях.
«Пролёт Фантазии» – один из старейших и самых больших из ныне действующих регулярных сетевых литературных конкурсов фантастики. Проводится раз в полгода уже почти 10 лет.
Выиграть наш конкурс и даже выйти в финал – трудно, но при этом и престижно.
С другой стороны, принять участие – легко. «Пролёт» очень демократичное мероприятие. Даже если вы делаете только первые шаги в литературе, это не станет препятствием. Ваш рассказ получит своих первых читателей и первые независимые отзывы.
Раз в год мы проводим конкурс художников, в котором рассказы «Пролёта Фантазии» имеют шанс получить отличные иллюстрации.
Наш конкурс по-настоящему международный: у нас участвуют (и побеждают!) русскоязычные авторы из уже 20 стран. И география конкурса постоянно расширяется.
Участвуйте в конкурсе, обсуждайте, получайте отзывы!

Сайт конкурса
Правила
Форум (вопросы оргкомитету, обсуждение рассказов)
Вконтакте и Facebook – присоединяйтесь к нашим группам!
Сайт конкурса художников-иллюстраторов

Читать далее Комментариев: 1


Как правильно книго-играть для достижения победы?

Статьи

Есть одна хорошая притча, которая лучше всего объясняет как правильно играть в книги-игры. И вот она:

Однажды у сороконожки спросили, в каком порядке она передвигает ноги.
И она не смогла больше сделать ни шагу.

То же самое и здесь: если вы задались вопросом, как правильно играть в книги-игры, значит вы играете неправильно. Мне кажется, что мы книго-играем ради удовольствия, а объяснять другим людям, как правильно это удовольствие получить, есть дело глупое и неблагодарное. Как бы это не банально звучало – но берете и играете так, как вам нравится. Потому что если вам не нравится, то и играть вы не будете. Отсюда, если вы играете, то вы делаете это правильно.

- Штирлиц, вы же знаете я люблю вас как родного, но что вы скажете за ваши отпечатки пальцев на чемодане радистки? – Вы будете смеяться с моей истории Мюллер, но если вы хочете правды – это она!

Но раз у кого-то такой вопрос вообще возник (а вопрос возник у затычки во всех бочках – прим. редактора), то примем в качестве критерия "правильности" успешное прохождение книги-игры с первого раза в рамках форумной игры, за которую выдаются баллы.

Первым и необходимым условием правильности прохождения книги-игры является написание статьи как правильно проходить книгу-игру – таково условие (я же сказал, что это шутка! – прим. редактора).

ВНИМАНИЕ! Далее в тексте содержатся СПОЙЛЕРЫ по книгам-играм "Прорыв", "Болотная лихорадка" и "Джунгарское нашествие"!

Читать далее Комментариев: 8


Книга-игра как жанровое явление (С. А. Пучкова)

Статьи

С. А. Пучкова,
студент 3 курса ЮУрГУ (г. Челябинск)
Научный руководитель – Н.Н. Шлемова,
к.ф.н., доц. кафедры филологии ЮУрГУ

КНИГА-ИГРА КАК ЖАНРОВОЕ ЯВЛЕНИЕ

В статье анализируется книга-игра, представляющая уникальную форму творчества на стыке литературы и компьютерной игры. Исследуются наиболее популярные среди молодежи книги-игры, созданные на сайте «Quest-Book», выявляются особенности книги-игры как разновидности массового искусства.
Ключевые слова: книга-игра, массовая литература, интерактивная книга

На рубеже XIX–XXв. в связи с развитием компьютерных технологий зарождается феномен интерактивной литературы, которая представляет форму творчества на стыке собственно литературы и компьютерных игр. Развитие этого жанра началось практически вместе с появлением компьютерных игр (интерактивные книги появились уже в 1975 году) и не прекратилось даже с появлением графических игр.

Читать далее Комментариев: 8


Платиновое перо Евразии - Татьяна Шестакова

Свободный форум

Татьяна Шестакова
Шестакова Татьяна Валерьевна родилась 8 мая 19ХХ года в г. Красноярске, Красноярского края. Писатель, поэтесса, автор многочисленных публикаций в периодических изданиях ("Енисейская правда", "Огни Красноярья", "Красноярский вестник" г. Красноярск; журнал "Многоборцы" г. Москва; альманах "Питерские зори" г. Санкт-Петербург"; New York International Edition г. Нью-Йорк, США)
Автор книг стихов и стихотворений "В печали" (2007), "Чистая пора" (2009), "Как Анна" (2011), "Я не устану" (2013).
Лауреат международного конкурса "Платиновое перо Евразии" (2007).
Главный редактор интернет-журнала "Читайте с нами!".
Президент международной ассоциации "Писатели без границ".

Номинирована на премию "Писатель года 2013".
————————————————————————————————
Такое вот адское резюме!!! а теперь – пример ее произведений!!!
Зацените качество текста и замысла!!!
————————————————————————————————

Необъяснимые вещи
Татьяна Шестакова

В нашей с вами жизни порой случаются совершенно необъяснимые вещи. Вот как, к примеру, объяснить появление у моей страшной соседки новенького Пежо? Или куда делся в моем доме утюг? Я совершенно не знаю, что и сказать на это. Ужас, я в шоке.

Наталья Семенова была молодой и начинающей поэтессой. Она писала стихи. Ей было тридцать пять, когда она впервые взялась за перо, и с тех пор прошло почти полгода. Она была очень талантливая, несмотря на это. Её произведения сразу понравились всем ее друзьям и подругам, и она решила издать книгу, сборник своих стихов и стихотворений под названием «Чистая пора». В ней были бы собраны, по ее задумке самые талантливые стихи, посвященные любви, дружбе, природе и хорошим людям. А гонорар она хотела потратить на пожертвования для небольшого детского дома, расположенного рядом с ее домом. Она часто проходила мимо него и видела бедных и брошенных детей, которые смотрели в окна голодными глазами и не могли выйти погулять на солнце, потому что им нечего было одеть. Они были худые и грязные, потому что их не кормили и не давали мыться, потому что в этом детском доме не было горячей воды, так как ее отключили за неуплату. По подсчетам Натальи, ее гонорара могло бы хватить на то, чтобы одеть всех детей в детском доме, – хоть и скромно, но со вкусом. А также они могли бы есть почти год и часто мыться, а через год она написала бы снова книгу и еще раз помогла бы детишкам. Вот такая она была, наша Наташа. Как и все настоящие поэтессы!

Когда она сочинила стихов на книгу, она распечатала их на принтере и понесла эти несколько листков, вмещающих в себе океан доброты и теплоты, к издателю. Издателем был Николай Сергеевич, немолодой, но очень приятный пожилой мужчина. Он был хорошо одет и волосы немного с сединой. А его голубые глаза с первого раза покорили Наталью, и он замечательно пах. Она была тоже очень красива: высокая, стройная шатенка с красивой грудью, на которую оглядывались все мужчины, которые сталкивались с ней. Она это знала и немного смущалась из-за этого. Ей казалось, что ее грязно раздевают и лапают за нее, хотя и не всегда. Издателя она нашла по объявлению на сайте в Интернете и сразу решила больше ни к кому не обращаться. Каким-то чувством ей стало понятно, что он ее возьмет и напечатает приличным тиражом. И она с волнением пошла к нему на встречу, вся сгорая от нетерпения скорее помочь бедным детишкам.

Офис у Николая Сергеевича были красивый и с евроремонтом. В нем стоял большой стол, высокое кресло и стулья. На столе стоял компьютер Пентиум. Издатель сидел за ним и встал, когда Наталья постучалась и вошла к нему.

- А! Здравствуйте! Вы, наверное, ты самая Наталья Семенова? – сказал он, широко улыбаясь. – Да, это я! – обрадовалась она, протягивая ему свои стихи. – А это, наверное, те самые ваши стихи, которые надо напечатать? – издатель улыбнулся еще шире и она увидела, какие белоснежные у него зубы и подумала, что он сильно заботится о своей внешности и ей стало приятно от этого.

В ее жизни было не так много приятных мужчин. Когда-то давно, в школе, она была до умопомрачения влюблена в своего одноклассника Сашку и Николай Сергеевич был очень похож на него. Ее тело задрожало, когда она поняла это. Те же белые зубы, голубые глаза и широкая улыбка. Сердце Наташи забилось все сильнее и, казалось, что выпрыгнет из груди.

- Наташа, мне кажется, что мой офис – это не совсем то место, где мы могли бы обсудить все детали нашего контракта. Мне кажется, нам стоит поехать в более спокойное место, потому что тут постоянно звонит телефон и приходят люди. – Николай Сергеевич внимательно с надеждой посмотрел на нее. – Вы знаете, мне тоже так кажется! – Наталья чуть не потеряла сознание от счастья. Ее всю трясло и колотило от радости. – Замечательно! Я предлагаю встретиться сегодня вечером в семь в ресторане «Зори». Как вы на это смотрите? – Я только за! – сказала она и пошла домой переодеваться.

Она надела свое короткое черное платье от которого все мужчины падали в обморок и красную сумочку. Туфли были тоже красные. Она подвела губы и посмотрелась в зеркало. «Я самая красивая», – почему-то подумала она и пошла на встречу.

Издатель был уже там и ждал ее за столом, накрытым свечами и двумя бокалами красного вина. Он встал и поцеловал Наталью в руку, которую она ему протянула. – Давайте выпьем! За знакомство! – они поднесли бокалы и выпили.
Внезапно она почувствовала себя плохо, у нее потемнело в глазах и все закружилось в голове. Наталья пошатнулась и Николай Сергеевич подхватил ее под руку. Она еще не знала тогда, что это он подсыпал ей в бокал немного яда. Как она ошибалась в нем, но было уже поздно! – Что с вами, Наташа? Вам плохо? Давайте немедленно уйдем из этой «чебуречной». – пытался сгладить неприятную ситуацию он. – Вы знаете, здесь рядом мой дом и вы можете немного отдохнуть в нем, пока кружится голова.
Он схватил ее и понес домой, а Наталья не сопротивлялась. Ее тошнило и она еще не знала, как все плохо на самом деле. Ах, если бы она знала!

В доме издателя их ждало еще два мужчины. Это были серийные насильники, как и «издатель». Он схватил Наталью и с размаху бросил ее на кровать. – Теперь она наша и мы сможем сделать с ней все, что захотим! – мерзко засмеялся он и начал срывать с нее одежду. – Какая она аппетитная! – засмеялись два других мужчины и стали ему помогать.
Наташа стала кричать и извиваться. Она была как настоящая тигрица и поцарапала их всех. Он неожиданности, что яд перестал действовать, они оторопели и встали на месте. Она вскочила с кровати и радостно побежала в разорванном платье на улицу! – Нельзя дать ей уйти, она видела наши лица! – закричали хором насильники и бросились за ней в погоню. Они стали стрелять в нее из пистолета и ранили в руку.
«Боже, как больно», – подумала Наташа, но не остановилась, а побежала еще быстрее. Кровь заливала ее лицо и она стремительно слабела. Но в это время она выбежала на улицу. «Помогите!» – закричала она во весь рот, но тут ее сбила новая Ауди. Она упала об асфальт и расплакалась. Насильники уже подбегали к ней, когда из машины вышел красивый молодой человек и спросил ее: – Вы живы! Какое счастье, что я не сбил вас совсем на смерть! – он наклонился над ней, посмотрел на разорванное платье и стал ее поднимать на руки. Он был так прекрасен, он был одет в стильный костюм и у него были такие же голубые глаза и широкая улыбка, как и у Саши. Это и был он. Наталья это сразу поняла, когда он ее сбил. – Саша, милый! – она обняла его. – Спаси меня, за мной охотятся эти насильники! – Отпусти ее, мужик! – сказали они и прибежали рядом. – Она наша!
Саша схватил одного негодяя и ударил его в висок. Тот упал и захрипел. Потом он взял второго и вывернул ему руку, а затем ударил ногой в грудь. Насильники не знали, что он занимался единоборствами. Ах, как они ошибались! Он развернулся и выбил пистолет у третьего преступника и они все побежали в разные стороны. Саша не стал их догонять, а решил спасти умирающую Наташу. Она лежала на асфальте и истекала кровью. – Ташечка, милая, не умирай! – заплакал он, измазавшись в ее крови. – Я тебя люблю! – Извини, я не могу. – сказала она и умерла. – За что??? – закричал он в высоту плача. – За что, господи???
И лишь небо молчаливо плакало дождем, омывая его только что поседевшую голову.

Прошло несколько месяцев и детском доме появилась новая одежда и еда. Дети стали чистые и перестали смотреть в окно голодными глазами. Для них такие разительные перемены необъяснимы, в отличии от Саши, который стал им тайно помогать в память о Наталье!

продолжение следует

Читать далее Комментариев: 4


Эдгар Алан По: "Поэтический принцип"

Статьи и полезные материлы

Перевод В. Рогова
По Э.А. Стихотворения. Новеллы. Повесть о приключениях Артура Гордона
Пима. Эссе: Пер. с англ. / Э.А. По. – М.: НФ "Пушкинская библиотека", 2ООО
"Издательство ACT", 2003.
OCR Бычков М.Н.

Говоря о поэтическом принципе, я не претендую ни на полноту, ни на
глубину. Моей главной целью будет в ходе достаточно произвольных рассуждений
о сути того, что мы называем поэзией, предложить вашему вниманию несколько
мелких английских или американских стихотворений, наиболее отвечающих моему
личному вкусу или оказавших наиболее определенное воздействие на мое
воображение. Под "мелкими" я, конечно, подразумеваю стихотворения малого
объема. И тут же, вначале, позвольте мне сказать несколько слов относительно
довольно странного принципа, который, справедливо или нет, всегда оказывал
влияние на мою критическую оценку стихотворения. Я считаю, что больших
стихотворений или поэм вообще не существует. Я утверждаю, что выражение
"большая поэма" – явное противоречие в терминах.

http://lib.ru/INOFANT/POE/poe1_4.txt

Читать далее Комментариев: 1


Эдгар Алан По: "Философия творчества"

Статьи и полезные материлы

Эдгар Алан По. Философия творчества

——————————————————————————————————————
Перевод В. Рогова
По Э.А. Стихотворения. Новеллы. Повесть о приключениях Артура Гордона
Пима. Эссе: Пер. с англ. / Э.А. По. – М.: НФ "Пушкинская библиотека", 2ООО
"Издательство ACT", 2003.
OCR Бычков М.Н.
——————————————————————————————————————

"В письме, которое сейчас лежит передо мной, Чарлз Диккенс, говоря о
некогда произведенном мною исследовании механизма "Барнеби Раджа", замечает:
"Между прочим, обратили ли Вы внимание, что Годвин писал "Калеба Вильямса" в
обратном порядке? Сначала он запутал своего героя в тенетах затруднений, что
составило содержание второго тома, а в первом попытался каким-нибудь
образом, объяснить происшедшее".

Я не думаю, чтобы Годвин действовал в точности этим способом, да и
то, что он сам об этом рассказывает, не вполне совпадает с предположением
мистера Диккенса; но автор "Калеба Вильямса" был слишком искусный художник,
дабы не понять выгоду, извлекаемую из процесса, хотя бы отчасти сходного с
этим. Совершенно ясно, что всякий сюжет, достойный так называться, д_о_лжно
тщательно разработать до развязки, прежде нежели браться за перо. Только
ни на миг не упуская из виду развязку, мы сможем придать сюжету необходимую
последовательность или причинность и заставить события и особенно интонации
в любом пункте повествования способствовать развитию замысла.

По-моему, в общепринятом способе построения повествования имеется
коренная ошибка. Тему дает или история, или какое-то злободневное событие,
или в лучшем случае автор сам начинает комбинировать разительные события для
того, чтобы составить простую основу своего повествования и желая в целом
заполнить описаниями, диалогом или авторскими рассуждениями те пробелы в
фактах или действиях, которые могут постоянно бросаться в глаза.

Я предпочитаю начинать с рассмотрения того, что называю эффектом. Ни на
миг не забывая об оригинальности – ибо предает сам себя тот, кто решает
отказаться от столь очевидного и легко достижимого средства возбудить
интерес, – я прежде всего говорю себе: "Из бесчисленных эффектов или
впечатлений, способных воздействовать на сердце, интеллект или (говоря более
общо) душу, что именно выберу я в данном случае?" Выбрав, во-первых, новый,
а во-вторых, яркий эффект, я соображаю, достижим ли он лучше средствами
фабулы или интонации – обыденной ли фабулой и необычайной интонацией,
наоборот ли, или же необычайностью и фабулы и интонации; а впоследствии ищу
окрест себя или, скорее, внутри себя такого сочетания событий и интонаций,
кои наилучшим образом способствовали бы созданию нужного эффекта.

Я часто думал, какую интересную статью мог бы написать любой литератор,
если бы он захотел, то есть если бы он смог в подробностях, шаг за шагом
проследить те процессы, при которых любое его произведение достигло
окончательной завершенности. Почему подобная статья никогда не была выдана в
свет, решительно не могу сказать, но, быть может, пробел этот в большей
степени обусловило авторское тщеславие, нежели какая-либо иная причина.
Большинство литераторов, в особенности поэты, предпочитают, чтобы о них
думали, будто они сочиняют в некоем порыве высокого безумия, под
воздействием экстатической интуиции, и прямо-таки содрогнутся при одной
мысли позволить публике заглянуть за кулисы и увидеть, как сложно и грубо
работает мысль, бредущая на ощупь; увидеть, как сам автор постигает свою
цель только в последний момент; как вполне созревшие плоды фантазии с
отчаянием отвергаются ввиду невозможности их воплотить; как кропотливо
отбирают и отбрасывают; как мучительно делают вымарки и вставки – одним
словом, увидеть колеса и шестерни, механизмы для перемены декораций,
стремянки и люки, петушьи перья, румяна и мушки, которые в девяноста девяти
случаях из ста составляют реквизит литературного лицедея.

С другой стороны, я сознаю, что автор, способный шаг за шагом
проследить свой путь к достижению намеченной цели, – явление отнюдь не
частое. Как правило, идеи возникают хаотично, подобным же образом их и
выполняют и забывают.

Что до меня, то я не сочувствую подобной скрытности и готов в любую
минуту без малейшего труда восстановить в памяти ход написания любого из
моих сочинений; и поскольку ценность анализа или реконструкции, мною
желаемой, совершенно не зависит от какого-либо реального или воображаемого
интереса, заключенного в самой анализируемой вещи, то с моей стороны не
будет нарушением приличий продемонстрировать modus operandi {Способ действия
(лат.).}, которым было построено какое угодно из моих собственных
произведений. Я выбираю "Ворона" как вещь, наиболее известную. Цель моя – непреложно доказать, что ни один из моментов в его создании не может быть
отнесен на счет случайности или интуиции, что работа, ступень за ступенью,
шла к завершению с точностью и жесткою последовательностью, с какими решают
математические задачи.

Отбросим как не относящуюся к стихотворению per se {Как к таковому
(лат.).} причину или, скажем, необходимость, которая и породила вначале
намерение написать некое стихотворение, способное удовлетворить вкусы как
широкой публики, так и критики.

Итак, мы начинаем с этого намерения.

Прежде всего возникает мысль относительно объема. Если какое-либо
литературное произведение не может быть из-за своей длины прочитано за один
присест, нам надо будет примириться с необходимостью отказа от крайне
важного эффекта, рождаемого единством впечатления; ибо если придется читать
в два приема, то вмешиваются будничные дела, и всякое единство сразу гибнет.
Но так как, ceteris paribus {При прочих равных условиях (лат.).}, никакой
поэт не может позволить себе отказаться от чего-либо, способствующего его
замыслу, остается рассмотреть, есть ли какая-нибудь выгода,
уравновешивающая потерю единства, с нею сопряженную. Здесь я сразу говорю:
нет. То, что мы называем большой поэмой, на самом деле представляет собою
всего лишь чередование небольших стихотворений или, иначе говоря, кратких
поэтических эффектов. Нет нужды показывать, что стихотворение является
стихотворением постольку, поскольку оно сильно волнует душу, возвышая ее; а
все сильные волнения, по необходимости физического порядка, кратковременны.
По этой причине минимум половина "Потерянного рая" в основе своей – проза,
чередование поэтических волнений с неизбежными спадами, в итоге чего целое
лишено по своей крайней длине весьма важного художественного элемента – цельности, или единства эффекта.

В таком случае становится очевидным, что существует известный предел
объема всех литературных произведений – возможность прочитать их за один
присест – и что если для некоторого разряда прозаических сочинений, таких,
как "Робинзон Крузо" (не требующих единства), пределом этим с выгодою можно
пренебречь, то в стихах пренебрегать им никак нельзя. В этом пределе из
объема стихотворения можно вывести математическую соотнесенность с его
достоинствами; иными словами, с волнением или возвышением души, им
вызываемым; еще иными словами – со степенью истинно поэтического эффекта,
который оно способно оказать; ибо ясно, что краткостью непосредственно
определяется интенсивность задуманного эффекта; разумеется, при той
непременной оговорке, что известная степень длительности абсолютно
необходима для того, дабы вообще достичь какого-либо эффекта.

Имея в виду эти соображения, равно как и ту степень взволнованности,
которую я счел не выше вкусов публики и не ниже вкусов критики, я сразу же
решил, какой объем будет наиболее подходящим для задуманного
стихотворения: около ста строк. Его окончательный объем – сто восемь строк.

Следующая мысль была о выборе впечатления или эффекта, которого
_д_о_лжно достичь_; и тут я могу заодно заметить, что в процессе писания я
постоянно имел в виду цель сделать эти стихи доступными всем. Я чересчур
уклонился бы от моего непосредственного предмета, если бы начал доказывать
мысль, на которой все время настаиваю и которая применительно к поэзии ни в
малейшей степени не нуждается в доказательствах, – мысль, что прекрасное – единственная законная область поэзии. Однако скажу несколько слов, дабы
пояснить истинный смысл этого положения, ибо у некоторых из моих друзей
замечается склонность истолковывать его превратно. Наслаждение одновременно
наиболее полное, наиболее возвышающее и наиболее чистое, – по-моему, то,
которое обретают при созерцании прекрасного. И когда говорят о прекрасном,
то подразумевают не качество, как обычно предполагается, но эффект; коротко
говоря, имеют в виду то полное и чистое возвышение не сердца или интеллекта,
но души, о котором я упоминал и которое испытывают в итоге созерцания
"прекрасного". Я же определяю прекрасное как область поэзии просто-напросто
по очевидному закону искусства, закону, гласящему, что эффекты должны
проистекать от непосредственных причин, что цели должно достигать средствами
наиболее пригодными для ее достижения, и никто не был еще столь слаб
рассудком, дабы отрицать, что упомянутое выше особое возвышение души _легче
всего_ достигается при помощи стихов. Если цель – истина или удовлетворение
интеллекта, если цель – страсть или волнение сердца, то хотя цели эти в
известной мере и достижимы в поэзии, но с гораздо большею легкостью
достижимы они в прозе. Ведь истина требует точности, а страсть – известной
неказистости (подлинно страстные натуры поймут меня), что абсолютно
враждебно тому прекрасному, которое, как я настаиваю, состоит в волнении или
возвышенном наслаждении души. Из всего сказанного здесь отнюдь не следует,
будто страсть или даже истина не могут быть привнесены в стихотворение, и
привнесены с выгодою, ибо они способны прояснить общий эффект или помочь
ему, как диссонансы в музыке, путем контраста; но истинный художник всегда
сумеет, во-первых, приглушить их и сделать подчиненными главенствующей цели,
а во-вторых, облечь их, елико возможно, в то прекрасное, что образует
атмосферу и суть стихов.

Итак, считая моей сферой прекрасное, следующий вопрос, которым я
задался, относился к интонации, наилучшим образом его выражающей, и весь
мой опыт показал мне, что интонация эта – печальная. Прекрасное любого
рода в высшем своем выражении неизменно трогает чувствительную душу до слез.
Следовательно, меланхолическая интонация – наиболее законная изо всех
поэтических интонаций.

Определив таким образом объем, сферу и интонацию, я решил путем
индукции найти что-нибудь острое в художественном отношении, способное
послужить мне ключевой нотой в конструкции стихотворения, какую-нибудь ось,
способную вращать все построение. Тщательно перебрав все обычные
художественные эффекты или, говоря по-театральному, приемы, я не мог не
заметить сразу же, что ни один прием не использовался столь универсально,
как прием рефрена. Универсальность его применения послужила мне
достаточным доказательством его бесспорной ценности и избавила меня от
необходимости подвергать его анализу. Однако я рассмотрел его, желая узнать,
нельзя ли его усовершенствовать, и скоро убедился, что он пребывает в
примитивном состоянии. В обычном применении рефрен или припев не только
используют, ограничиваясь лишь лирическими стихами, но и заставляют его
воздействовать лишь однообразием и звучания и смысла. Наслаждение,
доставляемое им, определяется единственно чувством тождества, повторения. Я
решил быть разнообразным и тем повысить эффект, придерживаясь в целом
однообразия в звучании и вместе с тем постоянно меняя смысл: иными словами,
я решил постоянно производить новый эффект, варьируя применение рефрена,
но оставляя сам рефрен в большинстве случаев неизменным.

Установив эти пункты, я далее задумался о характере моего рефрена.
Поскольку его применение должно постоянно варьироваться, стало ясно, что сам
рефрен должен быть краток, иначе возникли бы непреодолимые трудности при
частых смысловых вариациях какой-либо длинной фразы. Легкость вариаций,
разумеется, была бы обратно пропорциональна длине фразы. Это сразу же навело
меня на мысль, что лучшим рефреном будет одно слово.

Тогда возник вопрос, что же это за слово. Решение применить рефрен
имело своим следствием разбивку стихотворения на строфы, каждая из которых
оканчивалась бы рефреном. То, что подобное окончание для силы воздействия
должно быть звучным и способным к подчеркиванию и растягиванию, не подлежало
сомнению; все эти соображения неизбежно привели меня к долгому "о" как к
наиболее звучной гласной в комбинации с "р" как с наиболее сочетаемой
согласной.

Когда звучание рефрена было подобным образом определено, стало
необходимым выбрать слово, заключающее эти звуки, и в то же время как можно
более полно соответствующее печали, выбранной мною в качестве определяющей
интонации стихотворения. В подобных поисках было бы абсолютно невозможно
пропустить слово "nevermore" {Больше никогда (англ.).}. Да это и было первое
слово, которое пришло в голову.

Далее следовало найти предлог для постоянного повторения слова
"nevermore". Рассуждая о трудностях, с которыми я сразу столкнулся, измышляя
достаточно правдоподобную причину его непрерывного повторения, я не мог не
заметить, что испытываю трудности единственно от исходного представления о
том, что слово это будет постоянно или монотонно произносить человек:
коротко говоря, я не мог не заметить, что трудности заключаются в
согласовании этой монотонности с тем, что произносящий данное слово наделен
рассудком. И тогда немедленно возникла идея о неразумном существе,
способном к членораздельной речи; и весьма естественно, что прежде всего мне
представился попугай, но тотчас был вытеснен вороном, существом в равной
мере способным к членораздельной речи, но бесконечно более соответствующим
намеченной интонации.

К тому времени я пришел к представлению о Вороне, птице, предвещающей
зло, монотонно повторяющей единственное слово "nevermore" в конце каждой
строфы стихотворения, написанного в печальной интонации, объемом
приблизительно в сто строк. И тут, ни на миг не упуская из виду цели – безупречности или совершенства во всех отношениях, – я спросил себя: "Изо
всех печальных предметов какой, в понятиях всего человечества, самый
печальный?" "Смерть", – был очевидный ответ. "И когда, – спросил я, – этот
наиболее печальный изо всех предметов наиболее поэтичен?" Из того, что я уже
довольно подробно объяснял, очевиден и следующий ответ: "Когда он наиболее
тесно связан с прекрасным; следовательно, смерть прекрасной женщины, вне
всякого сомнения, является наиболее поэтическим предметом на свете; в равной
мере не подлежит сомнению, что лучше всего для этого предмета подходят уста
ее убитого горем возлюбленного".

Теперь мне следовало сочетать две идеи: влюбленного, оплакивающего свою
усопшую возлюбленную, и Ворона, постоянно повторяющего слово "nevermore".
Мне следовало сочетать их, не забывая о том, что я задумал с каждым разом
менять значение произносимого слова; но единственный постижимый способ
добиться такого сочетания – представить себе, что Ворон говорит это слово в
ответ на вопросы, задаваемые влюбленным. И тут я сразу увидел возможность,
дающую достичь эффекта, на который я рассчитывал, то есть эффекта _смысловой
вариации_. Я увидел, что могу сделать первый вопрос, задаваемый влюбленным, – первый вопрос, на который Ворон ответит "nevermore", – что я могу сделать
этот первый вопрос обыденным, второй – в меньшей степени, третий – еще менее
того и так далее, пока наконец в душе влюбленного, с изумлением выведенного
из своего первоначального безразличия печальным смыслом самого слова, его
частыми повторениями, а также сознанием зловещей репутации птицы, которая
это слово произносит, наконец пробуждаются суеверия, и он с одержимостью
задает вопросы совсем иного рода – вопросы, ответы на которые он принимает
очень близко к сердцу, – задает их наполовину из суеверия, наполовину от
того вида отчаяния, – что находит усладу в самоистязаниях; задает их не
потому, что целиком верит в пророческую или демоническую природу птицы
(которая, как подсказывает ему рассудок, просто-напросто повторяет
механически зазубренный урок), но потому, что он испытывает исступленное
наслаждение, строя вопросы таким образом, чтобы испытать, слыша ожидаемое
"nevermore", горе наиболее сладостное, ибо наиболее невыносимое. Увидев
предоставлявшуюся или, вернее, навязанную мне в ходе построения возможность,
я сперва мысленно определил кульминацию или заключительный вопрос – тот
вопрос, на который "nevermore" было бы окончательным ответом; тот вопрос, в
ответ на который слово "nevermore" вызвало бы наибольшее горе и отчаяние,
какие только возможно вообразить.

И можно сказать, что тут началось стихотворение – с конца, где и должны
начинаться все произведения искусства; ибо именно на этом этапе моих
предварительных размышлений я впервые коснулся пером бумаги, сочиняя
следующую строфу:

"Адский дух иль тварь земная, – повторил я, замирая, –
Ты – пророк. Во имя неба говори: превыше гор,
Там, где рай наш легендарный, – там найду ль я, благодарный,
Душу девы лучезарной, взятой богом в божий хор, –
Душу той, кого Ленорой именует божий хор?"
Каркнул ворон: "Nevermore".


Тогда я сочинил эту строфу, во-первых, для того чтобы, определив
кульминацию, мог лучше варьировать в нарастающей последовательности вопросы
влюбленного с точки зрения их серьезности и важности; и, во-вторых, чтобы
точно установить метр, ритм, длину и общее расположение строк в строфе, а
также разместить предыдущие строфы по степени напряженности таким образом,
дабы ни одна не могла бы превзойти кульминационную ритмическим эффектом.
Будь я способен в дальнейшем сочинить строфы более энергические, я без
колебаний намеренно ослабил бы их во избежание помех кульминационному
эффекту.

Тут кстати будет сказать несколько слов о стихотворной технике. Моей
первой целью, как обычно, была оригинальность. То, до какой степени ею
пренебрегают в стихосложении, – одна из самых необъяснимых вещей на свете.
Признавая, что метр сам по себе допускает не много вариаций, нельзя не
объяснить, что возможные вариации ритмического и строфического характера
абсолютно бесконечны; и все же _на протяжении веков ни один стихотворец не
только не сделал, но, видимо, и не подумал сделать что-нибудь оригинальное_.
Дело в том, что оригинальность, если не говорить об умах, наделенных весьма
необычайным могуществом, отнюдь не является, как предполагают некоторые,
плодом порыва или интуиции. Вообще говоря, для того, чтобы ее найти, ее
надобно искать, и, хотя оригинальность – положительное достоинство из самых
высоких, для ее достижения требуется не столько изобретательность, сколько
способность тщательно и настойчиво отвергать нежелаемое.

Разумеется, я не претендую ни на какую оригинальность ни в отношении
метра, ни в отношении размера "Ворона". Первый – хорей; второй – восьмистопный хорей с женскими и мужскими окончаниями (последние – во
второй, четвертой и пятой строках), шестая строка – четырехстопный хорей с
мужским окончанием. Говоря менее педантично, стопа, везде употребляемая
(хорей), – двусложная, с ударением на первом слоге; первая строка строфы
состоит из восьми подобных стоп; вторая – из восьми же с усечением
последнего безударного слога; третья – из восьми; четвертая – из восьми с
усечением последнего безударного слога; пятая – тоже; шестая – из четырех
стоп с усечением последнего безударного слога. Так вот, каждая из этих
строк, взятая в отдельности, употреблялась и раньше, и та оригинальность,
которою обладает "Ворон", заключается в их сочетании, образующем строфу;
ничего даже отдаленно напоминающего эту комбинацию ранее не было. Эффекту
оригинальности этой комбинации способствуют другие необычные и некоторые
совершенно новые эффекты, возникающие из расширенного применения принципов
рифмовки и аллитерации.

Следующий пункт, подлежавший рассмотрению, – условия встречи
влюбленного и Ворона, и прежде всего – место действия. В этом смысле
естественнее всего представить себе лес или поле, но мне всегда казалось,
что замкнутость пространства абсолютно необходима для эффекта
изолированного эпизода; это все равно что рама для картины. Подобные границы
неоспоримо и властно концентрируют внимание и, разумеется, не должны быть
смешиваемы с простым единством места.

Тогда я решил поместить влюбленного в его комнату – в покой, освященный
для него памятью той, что часто бывала там. Я изобразил комнату богато
меблированной – единственно преследуя идеи о прекрасном как исключительной и
прямой теме поэзии, которые я выше объяснял.

Определив таким образом место действия, я должен был впустить в него
и птицу, и мысль о том, что она влетит через окно, была неизбежна. Сначала я
заставил влюбленного принять хлопанье птичьих крыльев о ставни за стук в
дверь – идея эта родилась от желания увеличить посредством затяжки
любопытство читателя, а также от желания ввести побочный эффект, возникающий
оттого, что влюбленный распахивает двери, видит, что все темно, и вследствие
этого начинает полупредставлять себе, что к нему постучался дух его
возлюбленной.

Я сделал ночь бурною, во-первых, для обоснования того, что Ворон ищет
пристанища, а во-вторых, для контраста с кажущейся безмятежностью внутри
покоя.

Я усадил птицу на бюст Паллады, также ради контраста между мрамором и
оперением – понятно, что на мысль о бюсте навела исключительно птица;
выбрал же я бюст именно Паллады, во-первых, как наиболее соответствующий
учености влюбленного, а во-вторых, ради звучности самого слова "Паллада".

Примерно в середине стихотворения я также воспользовался силою
контраста для того, чтобы углубить окончательное впечатление. Например,
нечто фантастическое и почти, насколько это допустимо, нелепое привносится в
первое появление Ворона:

Без поклона, смело, гордо, он прошел легко и твердо,
Воспарил с осанкой лорда к верху входа моего.


В двух последующих строфах этот эффект проводится с большею
очевидностью:

Оглядев его пытливо, сквозь печаль мою тоскливо
Улыбнулся я – так важен был и вид его и взор.
"Ты без рыцарского знака – смотришь рыцарем, однако,
Сын страны, где в царстве Мрака Ночь раскинула шатер!
Как зовут тебя в том царстве, где стоит Ее шатер?"
Каркнул Ворон: "Nevermore".

Изумился я сначала: слово ясно прозвучало,
Как удар – но что за имя "Никогда"? И до сих пор
Был ли смертный в мире целом, где в жилище опустелом
Над дверьми, на бюсте белом, словно призрак древних пор,
Сел бы важный, мрачный, хмурый, черный Ворон древних пор
И назвался "Nevermore"?


Обеспечив таким образом развязку, я немедленно оставляю все причудливое
и перехожу на интонацию, исполненную глубочайшей серьезности, начиная со
строфы, следующей прямо за только что процитированными:

Но, прокаркав это слово, вновь молчал уж он сурово... И т. д.

С этого времени влюбленный более не шутит, более не усматривает в
облике Ворона даже ничего фантастического. Он называет его: "мрачный,
хмурый, черный Ворон древних пор", чувствует на себе его "горящий, пепелящий
душу взор". Эта смена мыслей или фантазий влюбленного имеет целью такую же
смену и у читателя – дабы привести его в нужное состояние для развязки,
которая и следует как можно более скоро.

После собственно развязки – когда Ворон прокаркал "nevermore" в ответ
на последний вопрос влюбленного – суждено ли ему встретить свою возлюбленную
в ином мире, – стихотворение в его самоочевидном аспекте, как законченное
повествование, можно счесть завершенным. Покамест все находится в пределах
объяснимого, реального. Какой-то Ворон, механически зазубривший единственное
слово "nevermore", улетает от своего хозяина и в бурную полночь пытается
проникнуть в окно, где еще горит свет, – в окно комнаты, где находится некто
погруженный наполовину в чтение, наполовину – в мечты об умершей любимой
женщине. Когда на хлопанье крыльев этот человек распахивает окно, птица
влетает внутрь и садится на самое удобное место, находящееся вне прямой
досягаемости для этого человека; того забавляет подобный случай и
причудливый облик птицы, и он спрашивает, не ожидая ответа, как ее зовут.
Ворон по своему обыкновению говорит "nevermore", и это слово находит
немедленный отзвук в скорбном сердце влюбленного, который, высказывая вслух
некоторые мысли, порожденные этим событием, снова поражен тем, что птица
повторяет "nevermore". Теперь он догадывается, в чем дело, но, движимый, как
я ранее объяснил, присущею людям жаждою самоистязания, а отчасти и
суеверием, задает птице такие вопросы, которые дадут ему всласть упиться
горем при помощи ожидаемого ответа "nevermore". Когда он предается этому
самоистязанию до предела, повествование в том, что я назвал его первым и
самоочевидным аспектом, достигает естественного завершения, не преступая
границ реального.

Но предметы, трактованные подобным образом, при каком угодно мастерстве
или нагромождении событий всегда обретают некую жесткость или сухость,
которая претит глазу художника. Всегда требуются два момента: во-первых,
известная сложность или, вернее, известная тонкость; и, во-вторых, известная
доза намека, некое подводное течение смысла, пусть неясное. Последнее в
особенности придает произведению искусства то богатство (если
воспользоваться выразительным термином из разговорной речи), которое мы
слишком часто путаем с идеалом. Именно чрезмерное прояснение намеков,
выведение темы на поверхность, вместо того чтобы оставить ее в качестве
подводного течения, и превращает в прозу (и в самую плоскую прозу) так
называемую поэзию трансценденталистов.

Придерживаясь подобных взглядов, я добавил в стихотворение две
заключительные строки, скрытый в которых намек стал пронизывать все
предшествующее повествование. Подводное течение смысла делается ясным в
строках:

Не терзай, не рви мне сердца, прочь умчися на простор!
Каркнул Ворон: "Nevermore".

Можно заметить, что слова: "не терзай, не рви мне сердца" образуют
первую метафору в стихотворении. Они вместе с ответом "Nevermore"
располагают к поискам морали всего, о чем дотоле повествовалось. Читатель
начинает рассматривать Ворона как символ, но только в самой последней строке
самой последней строфы намерение сделать его символом _непрекращающихся и
скорбных воспоминаний_ делается ясным:

И сидит, сидит с тех пор он, неподвижный черный Ворон,
Над дверьми, на белом бюсте – там сидит он до сих пор,
Злыми взорами блистая, – верно, так глядит, мечтая,
Демон; тень его густая грузно пала на ковер –
И душе из этой тени, что ложится на ковер,
Не подняться – nevermore!"

Примечания
Философия творчества
("The Philosophy of Composition")


Опубликовано в 1846 г.

С. 707. В письме... Чарлз Диккенс... – Диккенс в письме к По от 6 марта
1842 г. указывал, что свой широко известный роман "Калеб Вильямс" (1794)
английский писатель и философ Уильям Годвин (1756-1836) писал не совсем
обычным способом: сначала был закончен третий том, затем второй и лишь на
заключительной стадии работы – первый. Об этом рассказал сам Годвин в
предисловии к изданию книги 1832 г.

...механизма "Барнеби Раджа"... – Роман Диккенса "Барнеби Радж"
печатался весной 1841 г. частями. Познакомившись с первыми 11 главами, По
предсказал в своей рецензии дальнейшее развитие фабулы.

Читать далее Комментариев: 2


Про идеи в литературе (автор: Леонид Каганов)

Статьи и полезные материлы

"Лекция про идеи

Проcили текст лекции? Написал.

Анонс

(повтор, но без него никак)

Литература — пожалуй, единственный вид труда, для которого не требуется инструментов. Плотнику нужен рубанок, электронщику — паяльник, художнику — кисти, музыканту — клавиши, а писателю не нужно ничего. Огрызок карандаша, замусоленный блокнот — пиши строчку за строчкой, сочиняй шедевр, который, быть может, войдет в сокровищницу литературы... Так кажется новичку. Эта внешняя легкость сбивает с толку — кажется, любой в состоянии сесть и написать такие же складные цепочки слов, как на страницах книг, которые любим с детства.

Однако, это не так. Литературное произведение (пьеса, сценарий фильма, сюжет игры) подобно зданию. В здание вложено огромное количество невидимого труда, о котором никогда не догадаются ни прохожие с фотоаппаратами, ни обитатели квартир. Это: фундамент, все внутренние коммуникации, система водоснабжения, вентиляции, тщательно рассчитанная и сбалансированная система опор и перекрытий, продуманная схема крыши, замыкающей всю конструкцию... Тот, кто не имеет представления об архитектуре и строительстве, но попытается скопировать постройку по внешнему виду, сможет успешно выстроить, раскрасить и оклеить изнутри уютными обоями лишь одноэтажный сарайчик (читай: этюд, набросок, маленький рассказик). Попытка же выстроить 20-этажный дом приведет к неизбежному краху. Исправить здание, достроенное до третьего этажа, но уже начавшее шататься и трещать по швам, невозможно: проще разрушить и начать строить заново — с котлована и забивки свай... Тех самых свай, которые в готовом произведении никому не видны, о которых не знал никто, кроме строителей. А ведь законы эти существуют тысячу лет; и все старинные замки и все современные небоскребы построены хоть и из разных материалов, но по одним и тем же принципам, которые никогда не изменятся. Что это за принципы?

Читать далее Комментариев: 4


Новые записи в блогах

Записей: 8
Подписчиков: 3

Болотная Лихорадка + Комби-Комбат

Анонсы и проекты 17:02 20.10.2017

Для тех, кто плохо разобрался в игромеханике, записан ролик с примером боя:
Открыть на Youtube


А для тех, у кого нет игральных костей, есть удобный инструмент для метания кубиков: https://www.random.org/dice/


3

Читать далее Комментариев: 0


Записей: 119
Подписчиков: 5

Сборище полезных действий или "У Андра"

Создание и переводы книг-игр 00:36 18.10.2017

clippings -Гоблины играют на это в кости, а потом жрут. Что это?


0

Читать далее Комментариев: 1


Записей: 25
Подписчиков: 3

Иннокентий Кравцов, "Фокстрот-Юниформ": Все!

Анонсы и проекты 22:52 16.10.2017

Ну что ж, я это сделал. Всех благодарю за участие, проявленное внимание и советы – порой дельные, а порой и не весьма. Написано было, конечно, куда больше, чем планировалось, но жалеть не о чем. Маленькая теплящаяся здесь жизнь все равно подталкивала меня довести эту работу до конца.

Проект в завершенном виде будет передан Джуманджи и опубликован на конкурсе ТРИКИ. А этот блог можно считать закрытым.

СПАСИБО! :)


4

Читать далее Комментариев: 1


Записей: 11
Подписчиков: 1

Книга-игра по вселенной "Звездных Войн"

Анонсы и проекты 16:23 16.10.2017

При работе над правилами дуэлей на световых мечах придумал, как использовать очки Темной и Светлой сторон Силы. Есть такое ощущение, что это будет одно из немногих интересных применений параметров)


0

Читать далее Комментариев: 4


Записей: 89
Подписчиков: 2

Перевод японских книг-игр

Создание и переводы книг-игр 21:05 13.10.2017

Пусть пока повисит здесь. А я пока буду предаваться грезам об электроовцах. (А хорошо бы, вот знаете, зайти в книжный магазин и, не отказывая себе в чем-то более важном, купить любую книгу-игру на понятном языке – можно даже на украинском, так ведь на нем как была в СССР книга-головоломка Ющука, так она же и осталась. У меня именно современное издание).


1

Читать далее Комментариев: 0


Записей: 6
Подписчиков: 0

Книги-игры на языке оригинала (японском)

Анонсы и проекты 17:08 13.10.2017

А почему ссылки на мегу не работают?
Bomber King https://mega.nz/#F!9WASSTJa!5Xb-PwdhPF1pcQIe9Ab6LQ

Только надо проверить, все ли страницы загрузились.


0

Читать далее Комментариев: 0


Записей: 13
Подписчиков: 0

Блог Lethal Weapon

Личные блоги 15:52 13.10.2017

Так, я не понял. Получается, эта голубая кнопка «подпишитесь на новости» используется, чтобы твой почтовый ящик заваливало спамом после каждого ответа? Только сейчас в спаме обнаружил все текущие ответы. :facepalm
Отписываемся, джентльмены!


0

Читать далее Комментариев: 2


Записей: 5
Подписчиков: 1

MikeNY's Channel

Приключтения книг-игр 22:39 6.10.2017

Сказки на ночь: видеопрохождение книги-игры "Город бешеных псов"
Открыть на Youtube


2

Читать далее Комментариев: 3


Записей: 18
Подписчиков: 4

Гиперкосм: Генезис

Анонсы и проекты 23:34 3.10.2017

Создал тему для продолжения Генезиса: https://quest-book.ru/blogs/view/3933


0

Читать далее Комментариев: 0


Записей: 1
Подписчиков: 2

Генезис 2: Посвящение: Генезис 2: Посвящение

Анонсы и проекты 13:29 3.10.2017

Решил открыть проект в котором буду выкладывать информацию по новой книге. В принципе я уже многим говорил что пишу её, так что пора сделать это более "официально". Может будет стимул доработать её быстрее, а не как всегда:). Работы ещё много, многое возможно будет изменено (например названия, события, правила, описания и т.д.), поэтому не буду распространяться слишком подробно.

Немного информации

Книга будет продолжением Генезиса, о том как Кремень начинает службу в рыцарском ордене Паладинов (по факту так называется отряд специального назначения с очень широкими полномочиями). Несмотря на то что его приняли в орден, он ещё не является его полноправным членом и проходит испытательный срок. В своё первое задание, Кремень отправится в зону боевых действий – на планету подвергшуюся вторжению.

Жанр: боевая фантастика.
По количеству параграфов игра будет больше Катарсиса.

Повествование будет вестись от 3-его лица, как в книгах про Алдара Косе. Мне такая форма подачи понравилась, постоянное ВЫ в тексте всегда немного раздражало, поэтому решил новую книгу написать в таком формате. Посмотрим что получится и как воспримут читатели.

Это будет больше книга чем игра, в том смысле что текста достаточно много (как в Катарсисе).

Будет система "сохранений" и "предвидения". Во всяком случае планирую, по факту завершения книги и тестирования посмотрю как получится, может это будет лишним.

Сохранения – в ключевых точках игры, можно будет записать все параметры с которыми игрок дошел до этого места и в случае гибели начинать с этого места. Такой параграф будет особенно отмечен. А ключевые точки подобраны так, чтобы начинать с них было логично (например на перекрестках сюжетных линий). Минус такого подхода – игрок может пропустить что-то интересное что было до этой точке, но это будет его выбор.

Предвидение – особый параметр, пока под вопросом. Смысл в том, что если герой погибает, то может не начинать с начала (или с точки сохранения), а откатиться на несколько параграфов назад (к месту в котором можно сделать другой выбор изменяющий плачевную концовку). В смертельно параграфе будет указан номер на который можно вернуться если есть очки предвидения. Будет это выглядеть скорее всего как-то так: [П234]. По легенде это будет означать, что герой как бы предвидел или просчитал последствия неправильного выбора и может их поменять. Сделать это можно будет не всегда (например нельзя предвидеть не зависящую от героя случайность). Основной для меня вопрос – как дать игроку возможность прокачивать этот параметр.

Смысл этих нововведений – "легализация" читинга к которому прибегают некоторые игроки. Думаю многие делали в книгах закладки или записывали параграфы чтобы не начинать всё с начала. Решил дать возможность делать это по правилам, чтоб было удобно читателю.

Скрытых переходов скорее всего не будет.

В планах сделать демо-версию (процентов 30 от игры) и платное ПДФ. Возможно, ближе к релизу организую что-то вроде кикстартера. Когда релиз, кстати, не знаю, надеюсь до конца этого года.

Введение

Выдержки из оперативных сводок
для командования сил Земной Федерации
первое сообщение от 13.05.хххх
Планета Дюткан, независимая колония землян

Поступают донесения об агрессии войсками ТК (далее тики) планеты Дюткан. Данная система занимает ключевой перекресток на границе Земной Федерации. Ситуация уточняется...

...(через несколько часов от начала вторжения) В системе обнаружен планетар противника (путем отслеживания атакующих кораблей-маток). Время его появления не установлено, перехода по трассерам зафиксировано не было (вероятно выход вне перекрестка в случайной точке системы). Направлены оперативные силы флота, а также гарнизоны с ближайших планет...
…(через сутки от начала вторжения) Десант противника смог закрепиться на нескольких плацдармах и осуществляет высадку основных сил методом засеивания вермодами, на материках обоих полушарий планеты. Так же атакующими используются корабли-матки для переброски стуров. Масштаб вторжения, говорит о серьезности намерений врага, численность которого доходит до цейса. Порода данных тиков ранее не встречалась. Высока вероятность того, что это реликтовый улей, впервые проникший в пределы Гиперкосма. Полное наращивание в системе сил флота Земной Федерации возможно лишь через 5-6 стандартных суток. Союзники тянут с решением о вступлении в битву, фактически отказавшись присылать войска...

…(третьи сутки от начала вторжения) Земным флотом осуществлён контрудар всеми собранными на данном участке силами по трём направлениям: первый деблокирующий удар по кораблям-маткам тика на орбите планеты, второй упреждающий удар бомбардировщиками по планетару противника и третий удар по наземным целям с одновременной высадкой до трёх армий десанта…

…(четвёртые сутки от начала вторжения) По оперативным данным, контрудар наших сил не имел успеха. Отмечаются большие потери в личном составе (точно установить невозможно) и кораблях (до сотни единиц). Полки десанта большей частью уничтожены, рассеяны и смешаны с силами местной обороны...

…(пятые сутки от начала вторжения) Гарнизон планеты практически уничтожен, атмосферные щиты тиклана на 90% блокируют орбиту, препятствуя нашему флоту. На данный момент цейс тика контролирует все континенты, почти все космопорты, крупные мегаполисы. Имеет подавляющее превосходство в воздухе. На занятых территориях выстраиваются сети генераторов Т-поля. Последние очаги сопротивления держатся в нескольких крупных городах.

Прогноз: в течение трех-четырех дней ожидается полная потеря контроля над Дютканом. Переломить ход сражения не представляется возможным. Учитывая богатые биозапасы планеты в следующие два-три года следует ожидать появление сорокамиллиардной конгломерации тика.

Создание подобной базы пополнения орд тиклана в пределах Земной Федерации, на расстоянии одного гиперпрыжка от многих колонизированных планет – прямая угроза обрушения всего сектора этой части нашего космоса. Направление и глубину следующей атаки предугадать невозможно.

Командованием Вооружённых Сил, с согласия Земного совета, принято решение инициировать программу "Порог". Осуществление основного этапа поручить рыцарскому ордену «Паладин»…


9

Читать далее Комментариев: 29


Новое в чате
23-10-17 01:55 Ajenta
какие активности на форуме :)))
22-10-17 17:36 Таро
:read
22-10-17 17:03 Pyrir
превед
22-10-17 17:01 Ajenta
трям
22-10-17 15:50 Таро
Вот это - https://ifhub.club/2017/10/16/tekstovaya-igra-s-upravleniem-iz-fps.html
22-10-17 15:50 Таро
оры, чтобы передать ваше направление взгляда и объекты на сцене, но вместо трёхмерной сцены перед вами есть только текст.
22-10-17 15:50 Таро
Интересный прием для текстовых игр - Уникальность этой игры в управлении: вы осматриваетесь мышкой, как в трёхмерной игре от первого лица. Игра использует аудио, цвет фона и простые визуальные индикат
22-10-17 13:59 Jumangee
Роман Щёголев: :)
22-10-17 13:45 Роман Щёголев
Златолюб, SW - книгры классные!
22-10-17 13:37 Роман Щёголев
Приветы!
22-10-17 09:19 Таро
:read
21-10-17 20:28 Таро
:clock
21-10-17 16:12 Златолюб
Gard: если это обосновать, получится разжигание межнациональной розни. Оно мне надо? Зато в свободное от обоснований время я скачал еще две книги-игры по Звездный Войнам. Может еще что полезное найду.
21-10-17 14:08 Enola
Тема с языком всех заинтересовала, как я погляжу.)
21-10-17 14:05 Gard
Златолюб: можешь обосновать в своем блоге и кинуть ссылку ,я почитаю.
21-10-17 14:04 Gard
кстати носители романских языков сами не были феодальными странами?
21-10-17 14:03 Gard
вый язык, трактаты перестали писать.
21-10-17 14:03 Gard
Таро: а, теперь понятно. Русский формировали в деревнях чисто пообщаться друг с другом, а латинский делали римляне чтоб письмена писать абстрактно-философские. Поэтому, наверное, латинский сейчас мерт
21-10-17 12:24 GreyRaven
Лок тар о'гар!
21-10-17 12:23 GreyRaven
Ajenta: мне будет интересно, какие яйца в таком случае будут опять мешать им танцевать
21-10-17 12:22 GreyRaven
Ajenta: пусть переходят на другой язык, в чем проблема? Добро пожаловать, например, на англоязычную ИФ-сцену
21-10-17 11:16 Таро
:book
21-10-17 11:15 Таро
и к абстрактным понятиям. В итоге наука развилась на базе романских языков а не на базе русского или китайского и пр. феодальных стран. Так??
21-10-17 11:15 Таро
тем использовался активно в письменных трактатах (пьесы, философские тексты и пр.). Поэтому романо-германская группа языков имеет более четкую структуру и приспособлена не только к бытовому общению но
21-10-17 11:15 Таро
русский как и украинский и белорусский - это языки бытового общения (т.е. язык сформировался в средние века когда 90% населения жила по деревням). А латинский язык сформировался в Римскую империю а за
Открыть чатонлайн: 1

Интерактивные книги-игры

Интерактивная книга-игра Предпоследний шедевр мага, книга первая

Предпоследний шедевр мага, книга первая

Странствия чернокнижника 

Интерактивная книга-игра Хозяин тайги

Хозяин тайги

Природа Дальнего Востока сурова и опасна... 

Интерактивная книга-игра Сердце льда

Сердце льда

Ваше приключение в замерзающем мире XXIII столетия начинается здесь 

Интерактивная книга-игра Колдун Огненной горы

Колдун Огненной горы

Попытайтесь избежать ловушек злого колдуна 

Интерактивная книга-игра Пленница замка Моритаи

Пленница замка Моритаи

Докажите своему учителю, что достойны его доверия 

Интерактивная книга-игра Убийство в Эплдор Тауэрс

Убийство в Эплдор Тауэрс

Теперь у Вас есть возможность поработать в компании Шерлока Холмса 

Интерактивная книга-игра Жаброносец

Жаброносец

Приключения на дне морском 

Интерактивная книга-игра Silent School

Silent School

Обычная школа захолустного российского городка превращается в смертельную западню. Учитель истории и не подозревает, что настал день, который полностью изменит его жизнь... 

Интерактивная книга-игра Подземная дорога

Подземная дорога

Вы должны преодолеть подземелья и выйти на поверхность на другой стороне гор 

Интерактивная книга-игра Скала ужаса

Скала ужаса

Ужасная и трагичная история, полная мистики и колдовства 

Интерактивная книга-игра Черный континент

Черный континент

Приключения в Африке ждут вас! 

Интерактивная книга-игра Невероятно уменьшающийся рыцарь

Невероятно уменьшающийся рыцарь

Не суй свой нос, куда не следует 

Интерактивная книга-игра Генезис

Генезис

При катастрофе космического корабля выживают немногие. Чудом уцелевшие радуются спасению, но еще не знают, что их борьба за жизнь только начинается... 

Интерактивная книга-игра Катарсис Онлайн

Катарсис Онлайн

Сайберкорп - в будущее с нами! 

Интерактивная книга-игра Служа Бразорагу

Служа Бразорагу

Обычно в мире Авентурии ты играешь роль героя. Но на сей раз тебе предстоит из первых рук узнать кое-что о типичных чертах культуры орков и их психологии, потому что в этом приключении ты – ОРК!...